[На главную] [К оглавлению тома]

Определение односторонней глухоты

Определение односторонней полной глухоты представляет на практике трудную задачу, так как выключение другого уха при помощи обычно применяемых методов не надежно. А между тем, определение полной глухоты имеет важное значение в клинике, так как оно может служить критерием для допустимости оперативного вмешательства на лабиринте, а также имеет судебно-медицинское значение в вопросах экспертизы и симуляции, не говоря уже о том, что оно имеет и чисто теоретический интерес.

Трудность выключения другого уха из слухового акта обусловливается не только невозможностью надежно прекратить доступ звуковых волн через воздушную передачу, но также и через костную проводимость.

Все способы, предложенные для определения полной односторонней глухоты, могут быть разделены на две большие группы: 1) ухо неисследуемой стороны выключается из слухового акта простым затыканием пальцем и 2) ухо неисследуемой стороны выключается из слухового акта оглушением.

К первой группе относятся предложения Lucae - Dennert'a,[236, 32] Politzer'a,[32] первый способ Bezold'a[237] и второй способ Bezold'a[87].

Способ Lucae - Dennert'a[236, 32] состоит в следующем: ухо неисследуемой стороны тщательно затыкают пальцем, после чего испытывают слух больного уха. Если больной слышит на это больное ухо шопот или громкую речь ad concham, то остается невыясненным, каким, собственно, ухом он слышит: незаткнутым больным или недостаточно (в акустическом отношении) изолированным здоровым. Вопрос решается второй постановкой опыта: заставляют больного заткнуть также и исследуемое ухо. Если при этом обнаружится та же острота слуха, что и при первом опыте, то ясно, что обнаруженная при первом опыте острота слуха относится не к больному, а к заткнутому здоровому уху.

Против надежности способа Lucae - Dennert'a можно возразить одно: если исследуемый субъект слышит больным ухом громкую речь ad concham и продолжает ее слышать и при затыкании больного уха, то отсюда еще не следует, что он этим последним действительно не слышит громкой речи ad concham.

При способе Politzer'a[32] пользуются длинной слуховой трубой в 2 и даже 4 метра. Ухо не исследуемой стороны затыкают пальцем, а в больное произносят шопотом или громкой речью пробные слова через слуховую трубу. Если больной не слышит исследуемым ухом, то это свидетельствует о полной глухоте.

Однако и способ Politzer'a нельзя считать абсолютно надежным, так как исследуемый может обладать остротой слуха, значительно меньшей, нежели на 2 или 3 м, составляющих длину слуховой трубы.

Первый способ Bezold'a[237] основан на применении камертона а1 (435 колебаний в 1"). Издаваемый этим камертоном зкук не передается в другое, заткнутое пальцем ухо. Bezold доказал на больных, потерявших улитку, что все камертоны от нижней границы слуха до а1 включительно не передаются в ухо противоположной стороны. Так как камертон а1 приходится на расстояние b1 - g2, которое,- по Bezold'y,- безусловно необходимо для восприятия речи, то отсутствие слуха для камертона а1 должно свидетельствовать о полной глухоте для речи.

Однако Scheibe,[238] Haymann[239] и другие авторы бесспорно доказали, что при полной глухоте для речи камертон а1 может быть слышен. Дело касается, главным образом, радикально оперированных и объясняется увеличенным резонансом в образовавшейся полости и передачей звука через посредство костной проводимости в ухо противоположной стороны.

Wanner[240] вносит в этот вопрос следующую поправку: глухота для а1 указывает на глухоту для шопотной, но не для разговорной речи.

Второй способ Bezold'a[87] отчасти уже был описан выше. Больное ухо исследуется набором Bezold-Edelmann'a, причем определяется количественный слух и составляется слуховая кривая. Так как все тоны выше а1 передаются в заткнутое здоровое ухо, то для больного уха получается некоторая слуховая кривая, или рельеф, который, по выражению Bezold'a, представляет несовершенное зеркальное изображение слухового рельефа здорового уха. Особенность такого рельефа заключается в следующем: в здоровом ухе, по мере повышения тонов, получается постоянное понижение длительности слуха, в глухом- наоборот: чем тон выше, тем длительность его восприятия больше. Если кривую здорового уха поместить перед зеркалом, то оно дает обратное изображение, т.е. вместо нисходящей кривая будет восходящей, отсюда и название "зеркальное изображение".

Этот способ Bezold'a, помимо того, что он очень кропотлив, имеет еще и другой недостаток: в области мнимого слухового рельефа могут заключаться как раз остатки слуха, которые невозможно будет открыть, если они в процентном отношении меньше полученного мнимого рельефа (Quix[241]).

Оглушение здорового уха с целью выключения его из слухового акта предложил впервые, в 1918 году, на съезде Немецкого отологического общества в Heidelberg'e Barany[242].

Заглушитель Barany (рис. 69) состоит из металлической коробки, в которой помещается молоточек, приводимый в движение часовым механизмом и ударяющий при своих движениях по туго натянутой пергаментной перепонке. От этих непрерывных ударов получается шум, который при помощи оливы, приделанной к аппарату, проводится в оглушаемое ухо. Оглушение вызывает искусственно полную глухоту. Два таких аппарата, вставленных в оба уха исследуемого с совершенно нормальным слухом, делают его на время оглушения совершенно глухим.

Рис. 69. Заглушитель Barany.

По мнению Barany, высказанному на этом съезде, трещотка не влияет на ухо противоположной стороны, так как даже такие ничтожные остатки слуха, как способность различать отдельные гласные звуки, не теряются при употреблении заглушителя.

Способ Barany вызвал много модификаций. Так, О. Voss[243] на том же съезде сообщил, что он пользуется бомбами Lucae со сгущенным воздухом. Бомбы эти снабжены манометром, указывающим давление, и имеют приспособление, позволяющее выпускать струю сжатого воздуха любой силы.

Модифицированные заглушители предлагались Neumann'ом,[244] Lombard'ом,[245, 246] Klestadt'ом,[247] Barraud'ом[248] и др. Эти модификации основаны на применении телефонных аппаратов при оглушении. Предложено было производить оглушение аппаратом для пневмомассажа (Н. П. Симановский и др.), растирать ушные раковины ладонями рук (Kayser[249]) или потряхиванием пальцем, введенным в слуховой проход (Wagener[250]).

Трещотка Barany не лишена известных недостатков. Прежде всего, в ней скоро ослабевает пружинный механизм, вследствие чего трещотка начинает издавать менее интенсивные звуки.

Кроме того, она действует на ухо противоположной стороны - через костную проводимость.

Так, Quix[251] доказал, что расстояние, на каком слышны слова zonae gravis, при употреблении трещотки Barany уменьшается в 6 раз, zonae mixtae - в 5 раз и zonae acutae - в 4 раза. Острота слуха для камертонов уменьшается до 1/36 первоначальной величины.

Равным образом и мною[252] было доказано, что при введении трещотки в одно ухо другое ухо теряет способность к восприятию тонов у нижней границы на 1/2 октавы и у верхней на 0,5 делений свистка Гальтона. В случаях с патологическим слухом эти потери могут простираться у нижней границы до е1 и у верхней до g5. Расстояние же е1-g5 никогда не выпадает. Количественные потери слуха, по моим исследованиям, составляют для камертона С (большое) 42%, е1 -72% и с2 -68%.

Это влияние на ухо другой стороны становится понятным из опытов Н. Frey'я,[253] доказавшего, что звуковые волны, попадающие в слуховой проход, хотя и распространяются по всему черепу, но преимущественно проводятся к пирамиде соответственной стороны и оттуда к симметричным местам противоположной стороны, т.е. к противоположной пирамиде с заключенным в ней слуховым органом.

Степень пригодности способа Wagener'a была проверена Hunermann'ом,[254, 255] нашедшим, что способ потряхивания пальцем в слуховом проходе вполне может заменить трещотку Barany и имеет то преимущество перед нею, что нисколько не влияет на ухо противоположной стороны.

Трещотка оказывается недействительной, т.е. не в состоянии заглушить ухо, если на нем предварительно была произведена радикальная операция (Runge[256]).

Нужно еще помнить, что в исключительных случаях могут сохраняться остатки слуха при заведомом гнойном диффузном лабиринтите, то - есть том заболевании, которое требует оперативного вмешательства и ради какого и были рекомендованы все способы определения полной односторонней глухоты (ср. случай Е. Gimplinger'a[257]).

Е. Ruttin[258] предлагает следующий своеобразный способ определения односторонней глухоты: в ухо, подлежащее исследованию, вводится отоскоп, на него ставится звучащий камертон средней высоты: 1) камертон то приставляется, то отнимается от резиновой трубки стетоскопа и в то же время перед другим ухом держат такой же камертон неподвижно на определенном расстоянии, 2) камертон неподвижно держат на средине темени больного, а другой такой же камертон то приближают, то удаляют от больного уха и 3) перед здоровым ухом держат камертон неподвижно, а к темени то приставляют камертон, то отнимают его.

При наличии остатков слуха тон во всех трех случаях изменяется, при полной глухоте остается без изменения.

По существу этот способ Ruttin'a представляет модификацию известного опыта Stenger'a.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

[к оглавлению]