[На главную] [К оглавлению тома]

О пространственно-акустических исследованиях

Под пространственно-акустическими исследованиями понимают определение способности человека распознавать местонахождение источника звука в окружающем его пространстве при помощи слуховой ориентации.

Эта способность человека определять местонахождение источника звука не только имеет теоретический интерес, а приобретает особое значение в военном деле, где ею можно воспользоваться для выявления местонахождения неприятельских батарей, в авиационном деле - при противовоздушной обороне и в морском деле - для определения местонахождения подводных лодок и т.п. В мирной обстановке эта способность важна при сигнальной службе.

Необходимо, поэтому, ознакомиться со способами исследования этой способности человека ориентироваться по звукам в окружающем его пространстве.

Н. В. Белоголовое[218] для этой цели применял следующую методику исследования: исследуемых с нормальным слухом он сажал с завязанными глазами на вращающийся стул, поставленный в центре большого начерченного на земле круга, радиусом 10 метров. Исследователь, делая движения по кругу, воспроизводил различные звуки (голосом, звуковыми приборами) и в то же время заставлял исследуемого движением руки указывать местонахождение источника звука. Звуки издавались непрерывные и прерывистые или же одновременно по нескольку звуков. Кроме перемещения источников звука по кругу, применялось также помещение их над головою и под ногами.

Второй опыт состоял в испытании исследуемого в лежачем положении на спине, а также на животе, правом и левом боку.

Третий опыт состоял в предварительном вращении больного на кресле, с целью вызвать у него дезориентацию.

Наиболее верные показания исследуемый давал в сидячем положении при применении речи и прерывистых звуков. При выключении одного уха получалась лучшая ориентация в сторону невыключенного уха. После вращения процент ошибочных показаний увеличивался.

Описываемую способность слухового органа человека Н. В. Белоголовов предлагает называть ототопикой. По его мнению, звуковые колебания раздражают образования не только улитки, но и преддверия. От улиткового анализатора зависит качество звука, а от мешочков преддверия - количество звука и пространственные отношения, причем работа мешочков преддверия совершается в согласии с работой улиткового аппарата.

Это предположение автора об акустической роли преддверных образований, собственно полукружных каналов, в последнее время разделяется итальянским физиологом P. Tullio,[219] поставившим соответственные опыты на животных. Более сложную методику рекомендует В. Е. Перекалин[220]. В особом помещении находится аппарат, состоящий из трех огромных кругов с делениями через 5 градусов, расположенных в трех взаимно перпендикулярных плоскостях пространства. Диаметр кругов равен 3,3 м. Внутри этой системы помещается стул для вращения, на котором сидит исследуемый (рис. 68). Применять можно различные источники звука (органные трубки, гармонику Urbantschitsch'a и т.п.). Голова исследуемого неподвижна. Звуки снизу подводятся из комнаты нижнего этажа, звуки сверху, из. верхнего этажа - через рупор. Исследуемый - с завязанными глазами - дает свои показания пальцем правой руки.

Рис. 68. Аппарат В. Е. Перекалина для пространственно-акустических исследований.

Исследования В. Е. Перекалина[220] показали, что ошибки в определении местоположения звука зависят: 1) от плоскости, в которой производятся показания, и 2) от характера применяемого звука. При показаниях в горизонтальной плоскости число ошибок составляло 25,6%, во фронтальной плоскости - 37,4% и в сагиттальной плоскости - 53,5%.

Таким образом, наименее надежной оказывается ориентация в срединной плоскости тела, проведенной в передне-заднем направлении. Характер применяемых звуков имеет то значение, что прерывистые высокие звуки определяются с наименьшим числом ошибок, наибольшее число неправильных показаний получается при протяжных, высоких, слабых тонах. Прерывистые низкие звуки занимают в этом отношении среднее положение.

Процент неверных показаний значительно уменьшается, когда исследуемый при испытании поворачивает голову в ту или иную сторону.

v. Gilse и Otto Roelofs[221] пользовались для той же цели видоизмененным аппаратом Landault'a, служащим для исследования локализации зрением. Этот аппарат дает возможность производить исследования только в горизонтальной плоскости на протяжении 240°. Для исследования в других плоскостях применяются деревянные обручи с делениями, которые укрепляются с таким расчетом, чтобы голова исследуемого находилась в центре обруча. На протянутой бумаге исследуемый делает отметки, прокалывая бумагу иголкой.

Все исследователи считают правильную ориентацию в пространстве функцией диотического слуха, хотя она возможна и при монотическом слухе, но с менее надежными результатами. Поэтому для службы, требующей правильной ориентации в пространстве, следует выбирать людей с нормальным слухом на оба уха.

Существует несколько теорий, объясняющих ориентационную способность в пространстве при помощи слуха.

В. Е. Перекалин[220] является сторонником теории интенсивности звука и временной теории. Согласно этим теориям определение местонахождения источника звука обусловливается тем, что звук доходит до ушей с разной интенсивностью и через разное время. Кроме того, определенное значение придается и ушной раковине. Этому последнему обстоятельству придают особое значение v. Oilse и Otto Roelofs[221]. Ту же роль ушной раковины среди прочих факторов признает и С. М. Компанеец[222].

Для морского дела имеет значение 'наблюдение Е. Urbantschitsch'a[223]. Он исследовал ориентационную способность по отношению к различным звукам при нахождении исследуемого под водою. Оказалось, что при нормальном и, во всяком случае, одинаковом слухе на оба уха, звук всегда кажется направленным в сторону темени. Е. Urbantschitsch объясняет это тем, что звук при нахождении исследуемого под водою доходит к внутреннему уху только через костную проводимость, причем звуковые волны в своей наибольшей массе попадают на черепную крышу, а потому и кажутся приходящими в этом направлении.

М. Rauch[224, 225, 226] считает, что ощущение локализации звука возникает в среднем ухе, а именно во внутриушных мышцах, и в конечном счете, осознается в центральной нервной системе. Для правильной локализации необходима функция обоих ушей, подобно тому, как для стереоскопического видения нужны оба глаза. Поэтому A. Rejto[227] называет бинауральный слух "пластическим слухом".

При определении локализации звука функции n. cochlearis и n. vestibularis переплетаются между собою, поскольку вестибулярный нерв является посредником в ощущении пространства. В этом надо искать физиологическую взаимную зависимость обоих органов чувств.

A. Rejto[227] придает большое значение в деле ориентации также и движениям глаз, возникающим отчасти через прямое раздражение вестибулярного аппарата звуками, отчасти рефлекторным путем.

Также и братья W. и Н. Marx[228] полагают, что при правильной ориентации в пространстве ухо и глаз работают синергично, не в смысле рефлекса с одного органа на другой, а в том отношении, что тут имеются унаследованные ассоциации между ухом и глазом. Вероятно, способность к слуховой ориентации развилась филогенетически через посредство органа зрения.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

[к оглавлению]