[На главную] [К оглавлению тома]

Определение качественных изменений слуха

Ухо человека, как известно, воспринимает звуки лишь в определенных границах. В этом отношении существуют пределы как в области низких, так и высоких тонов. Пределы эти называют границами слуха, а протяжение между ними - объемом слуха. Различают нижнюю и верхнюю границы слуха. Однако нельзя думать, что обе границы соответствуют в норме каким-либо строго определенным тонам. Как нижняя, так и верхняя границы слуха подвержены небольшим индивидуальным колебаниям уже в норме.

Поэтому, если говорят, что нижняя граница слуха соответствует С-2 (тону "до" субконтраоктавы) с 16 двойными колебаниями в секунду, то на практике наблюдаются случаи, где эта граница может опускаться (например, до 11 двойных колебаний) и подниматься (до 32 колебаний). То же относится и к верхней границе слуха, которая в среднем соответствует 20000 двойных колебаний в секунду (тону е7, т.е. "ми" семиштриховой октавы).

Скала тонов (или тональная скала) человека обнимает, таким образом, 101/2 октав. Каждая октава содержит семь тонов: до, ре, ми, фа, соль, ля, си или С, D, Е, F, О, А, Н. Октавы в их последовательности, начиная от нижней, носят названия: субконтраоктава (С-2), контраоктава (С-1), большая октава (С), малая октава (с), одноштриховая октава (с1) и т.д. до семиштриховой октавы (с7).

Рис. 37. Набор Bezold - Edelmann'a № 1.
Общий вид. Пять больших камертонов.

При определении качественных изменений слуха преследуются следующие цели: 1) выяснение положения обеих границ слуха, - в патологических случаях может получиться повышение нижней границы и опущение верхней, 2) непрерывность тональной скалы, - при заболеваниях внутреннего уха на протяжении тональной скалы могут возникать так называемые пробелы или люки, т.е. выпадение отдельных тонов, и 3) наличие так называемых островков, т.е. сужений обеих границ слуха до пределов, когда от всей тональной скалы сохраняются лишь небольшие связные группы тонов, не превышающие трех октав.

Для определения качественных изменений слуха нужно, поэтому, иметь такой набор акустических инструментов, который позволял бы в непрерывной последовательности исследовать слуховую способность, начиная от самых низких и кончая самыми высокими тонами тональной скалы.

Подобный набор был предложен Bezold'ом,[101] сконструирован мюнхенским физиком Edelmann'ом[102] и получил в отиатрии название набора непрерывных тонов Bezold-Edelmann'a. Кроме этого набора, можно получить непрерывный ряд тонов отчасти при помощи гармоники Urbantschitsch'a, монохорда Schultze - Struycken'a и - в новейшее время - при помощи отоаудиона или аудиометра.

Рис. 38. Набор Bezold - Edelmann'a № 1.
Общий вид. Верхняя вкладка набора, содержащая пять камертонов, две органные трубки, ключ к грузам и ударник.

Набор Bezold - Edelmann'a № 1 (рис. 37, 38,) состоит из десяти камертонов с передвижными грузами, двух органных трубок и свистка Гальтона. Для производства опытов Weber'a, Rinne и Schwabach'a к нему приложены иногда также камертоны А и а'.

Набор № 2 (рис. 39) содержит камертоны g3, с4, g4 и с5.

В наборе № 1 все камертоны снабжены передвижными грузами. Это сделано, во-первых, с целью устранения обертонов, возникающих, помимо основного тона, при возбуждении камертона, и, во-вторых, для получения нескольких тонов от одного камертона, так как при: передвижении грузов меняется высота издаваемых камертонами тонов.

Таким образом достигается экономия в количестве камертонов и получение непрерывного ряда тонов с интервалами в 1/2 тона.

К набору относится также еще и свисток Гальтона, при посредстве которого получаются тоны от а4 до верхней границы слуха. Первые пять камертонов устроены однотипно. Вторые пять - по другому типу. На рис. 40 представлен первый тип, на рис. 41 - второй.

Рис. 39. Набор Bezold - Edelmann'a № 2.
Содержит камертоны g3, с4, g4, и с5 и металлический ударник к ним.
Рис. 40. Камертон № 1 из набора Bezold-Edelmann'a (см. таблицу 1).
Рис. 41. Камертон № 6 из набора Bezold -Edelmann'a (см. таблицу 1).

Последовательность камертонов, издаваемых ими тонов при передвижении грузов и тонов по снятии этих последних, а также числа колебаний в 1 секунду приведены в таблице 1.

На камертонах выгравированы деления по целым тонам и полутонам, причем на первых пяти указаны названия соответственных тонов и соответствующие им числа колебаний при грузах, а на вторых пяти - только названия тонов. Это облегчает исследователя, не обладающего музыкальным слухом и не умеющего различать правильно отдельные тоны, и ускоряет самое исследование.

Самый высокий тон каждого камертона совпадает с самым низким тоном следующего камертона. Все камертоны по снятии грузов издают тоны С и G, кроме первого, который без груза издает тон E-1.

Большая органная трубка (рис. 42) имеет вначале небольшой звуковой объем, который заключается в камертоне № 10 (а именно: от е2 до а2).

Пользование набором Bezold-Edelmann'a требует известного навыка.

Bezold рекомендует следующие правила и приемы.

Камертоны №№ 1-5 приводятся в звучание ударом руки. С этой целью камертон берут за ножку в правую руку, а при помощи eminentia tenar левой руки быстро и сильно ударяют камертон ниже груза по его бранше. Камертон при ударе следует держать в руке вертикально и двигать несколько навстречу левой руке. Следующие пять камертонов (№№ 6-10) приводятся в звучание при помощи особого ударника (рис. 43), имеющего эластическую ручку и тяжелую металлическую головку, обтянутую резиновым кольцом.

Таблица 2
Камертоны Звуковой объем Число колебаний в секунду
без груза с грузом без груза с грузом
№1 E-1 C-2-G-2 - 16-24
№2 C G-2-D-1 64,663 24-36
№3 G D-1-A-1 96,885 36-55
№4 c A-1-Fis 129,326 55-90
№5 g Fis-dis 193,770 90-150
№6 c1 dis-a 258,652 150-217
№7 g1 a-dis1 387,540 217-307
№8 c2 dis1-a1 517,003 307-435
№9 g2 a1-dis2 775 435-615
№10 c3 dis2-a2 1034,006 615-870


Большая органная трубка e2-a3 (662-1790 колебаний в секунду)
Малая органная трубка a3-a4 (1790-3480 колебаний в секунду)
Свисток Гальтона a4-a7 (3480-27840 колебаний в секунду)

Для приведения в звучание камертонов №№ 6-10 их берут в левую руку за ножку и держат приблизительно в горизонтальном положении, а ударником ударяют как раз в средину головки винта, находящегося на грузе камертона.

Рис. 42. Большая органная трубка из набора Bezold - Edelmann'a № 1.

Так же точно приводят в звучание камертоны №№ 1-5 и №№ 6-10 по снятии с них грузов.

Каждым ударом нужно стараться вызвать одинаковое и притом максимальное возбуждение камертона, что требует большого навыка. Проверить себя исследователь может таким образом: каждый раз после удара камертона определяется по секундным часам продолжительность его звучания; если при повторных определениях времени получаются одинаковые или приблизительно одинаковые, мало разнящиеся друг от друга цифры, то это показывает, что исследователь действительно умеет производить одинаковый и максимальный удар.

Рис. 43. Ударник из набора Bezold-Edelmann'a № 1 для приведения в звучание камертонов № 6-10.

Органные трубки называются большой и малой. Обе они приводятся в звучание совершенно одинаковым образом. Натрубку надевается резиновая кишка с мундштуком, и при надувании трубки воздухом через взятый в рот мундштук извлекают те или иные звуки. Длина трубки может меняться при помощи выдвижного цилиндра, на котором выгравированы соответственные тоны. Однако чистота тонов обеспечивается только установкой соответственной величины ротового отверстия. Последнее устанавливается по слуху, что требует известной музыкальности. Третья органная трубка, называемая свистком Гальтона (рис. 44), прилагается к набору Bezold-Edelmann'a в отдельном футляре и представляет самостоятельный инструмент, служащий для определения верхней границы слуха. Изменение высоты звука в свистке также достигается изменением длины трубки, а чистота звуков - изменением ротового отверстия; и то, и другое, однако, делается не по слуху, а по определенной калибрировке, которую можно видеть из таблицы, приложенной к каждому экземпляру свистка.

В таблице 2 приведены данные о высоте тона при определенной длине свистка и величине ротового отверстия, а также соответственное число колебаний для Гальтонова свистка с фабричным номером 1196.

Пользование свистком Гальтона становится понятным из рассмотрения схемы его устройства (рис. 45). Вращая барабан Z в ту и другую сторону, удлиняют и укорачивают длину свистка. Деления в миллиметрах нанесены на неподвижном цилиндре F. Десятые доли миллиметра отсчитываются на барабане G. При помощи вращающегося барабана В изменяется величина ротового отверстия, которая также определяется по делениям, нанесенным на барабане. На металлическую трубку А свистка надевается резиновая трубка, связанная с резиновым баллоном.

Желая извлечь тон определенной высоты, устанавливают соответственную длину свистка Гальтона по таблице 2, затем величину ротового отверстия и повторным нажатием на резиновый баллон извлекают соответственный тон. При этом, кроме тона, получается еще шум дуновения ог прохождения воздушной струи; на это нужно обратить внимание исследуемого и каждый раз осведомляться у него, слышит ли он тон или дуновение воздуха.

Необходимость постоянного изменения величины ротового отверстия в соответствии с длиной свистка заставила М. Th. Edelmann'а[103] внести также изменение в его конструкцию (рис. 46), при котором величина ротового отверстия изменяется автоматически вместе с удлинением или укорочением свистка.

К.L. Schaefer[104] в этом отношении пошел еще дальше. Он предложил модель Гальтонова свистка (рис. 47), в котором величина ротового отверстия совсем не изменяется, а самое извлечение звука производится по способу W. Doderlein'a[105] при помощи двойного баллона.

Рис. 44. Свисток Гальтона в модификации Bezold-Edelmann'a. Звуковой объем от a4 до а7 (3 480 - 27 840 колебаний в секунду).
Рис. 45. Схема устройства свистка Гальтона.

Согласно исследованиям W. Doderlein'a,[105] высота издаваемого свистком тона зависит от силы давления воздушной струи, применяемой при этом. Только двойной баллон дает возможность извлекать из свистка непрерывные чистые тоны (Resonanztone), тогда как при употреблении одинарного баллона получаются отрывистые не чистые тоны (SchneidetOne), Желая извлечь чистый тон из свистка и определить верхнюю границу слуха, накачивают воздух в баллон с сеткой (резервуар) до максимального предела, что узнается по такому признаку: стенки резервуара выпячиваются в отверстия защитительной сетки. Надавливая на резервуар равномерно, с интервалами в 1", обеспечивают выступление воздушной струи постоянного давления.

Свисток Schaefer'a при пользовании держат в левой руке, а в правой держат двойной баллон. Три последних пальца левой руки обнимают ручку ВС, причем А находится между мизинцем и четвертым пальцем, а большой и указательный пальцы могут вращать барабан Н и этим удлинять или укорачивать трубку GG. Трубка OG при помощи дуги F соединяется с трубкой ЕЕ, в которую поступает воздух из резервуара. В резиновой трубке двойного баллона находится металлическая трубочка D, играющая роль диафрагмы, затрудняющей прохождение воздуха из резервуара (см. ниже).

Таблица 2. Калибрировка свистка Гальтона № 1196
Высота тона Длина свистка Величина ротового отверстия Число колебаний в секунду
a4 22,5 0,95 3480,00
h4 19,7 0,95 3906,17
c5 18,5 0,95 4138,44
d5 16,4 0,95 4645,24
e5 14,5 0,95 5213,70
f5 13,55 0,95 5524,15
g5 11,7 0,75 6200,66
a5 10,1 0,75 6960,00
h5 8,7 0,75 7812,34
c6 8,1 0,75 8276,88
d6 7,1 0,75 9290,48
e6 6,1 0,55 10427,41
f6 5,6 0,55 11048,30
g6 4,7 0,55 12401,31
a6 3,72 0,55 13920,00
h6 2,8 0,55 15624,67
c7 2,3 0,5 16553,76
d7 1,58 0,45 18580,96
e7 1,08 0,4 20854,82
f7 0,91 0,37 22096,61
g7 0,66 0,3 24802,62

Свисток устанавливают заведомо так, чтобы он был выше верхней границы слуха, и, накачав баллон, начинают надавливать на него и в то же время вращением барабана Н укорачивают длину свистка, пока исследуемый не заявит, что он слышит тон. Потом поступают наоборот, т.е. постепенно удлиняя свисток, доходят до верхней границы слуха. Среднее из этих двух определений принимается за верхнюю границу слуха.

В свистке Schaefer'a при длине его в 2 мм получается тон е7 с 21000 колебаний в 1", а при длине в 20 мм - тон с5 с 4000 колебаний в 1".

Для определения числа колебаний звуков, получаемых в свистке Гальтона, К. L. Schaefer[106, 107] предлагает следующую формулу: W = 4L + n, где W обозначает длину звуковых волн, L - длину свистка, а n - константу, разную для разных экземпляров свистка и разной силы давлений. При давлении средней силы n равно приблизительно 6 мм, при очень сильном давлении - 4,7 мм, а при слабом давлении - 7,3 мм.

Вместо свистка Гальтона для определения верхней границы слуха можно пользоваться также и монохордом.

Наилучшая модель монохорда предложена Struycken'ом (Штрейкеном)[108].

Монохорд Struycken'a (рис. 48) представляет собою металлическую раму с ручкой, которую исследователь может удобно держать в своей руке.

На раме натянута металлическая струна; степень натяжения регулируется винтом, находящимся у заднего конца рамы. По струне разъезжает ездок, при помощи которого изменяется длина звучащей части струны, а следовательно, и высота издаваемого монохордом звука. Ездок сразу зажимает струну в двух местах, чем устраняется созвучное колебание той части струны, которая не служит для извлечения звука. Звук извлекается при помощи войлока, пропитанного раствором бензола и очищенного скипидара в равных частях. Войлок закрывает собою узкое горлышко особой металлической бутылочки, в которую наливается упомянутая выше смесь. Желая натереть струну монохорда, поворачивают бутылочку дном кверху, и стекающая через узкое горлышко бутылочки жидкость постепенно увлажняет войлок.

На металлической раме монохорда выгравированы числа колебаний от 6000 до 25000 - через одну тысячу, указана длина струны от 1 до 50 см с подразделениями на миллиметры и выгравированы тоны от g5 до g7. Таким образом, извлекая тон, можно знать длину звучащей части струны и высоту издаваемого при этом звука либо по числу колебаний, либо по обозначениям тональной скалы.

Рис. 46. Модифицированный Edelmann'ом[103] свисток Гальтона, в котором величина ротового отверстия изменяется автоматически вместе с изменением длины свистка.
Рис. 47. Свисток Гальтона с постоянным ротовым отверстием, модифицированный К. L. Schaefer'ом[104].

В тех случаях, когда ездок монохорда останавливается не точно против какого-нибудь обозначения, указанного на раме инструмента, можно число колебаний, соответствующих струне данной длины, определять с помощью простого вычисления, а именно: на головном конце каждого монохорда выгравировано определенное число, например, на монохорде фабричной марки №472 поставлено число 250800. Это число всякий раз делят на длину звучащей части струны и получают искомое число колебаний. Например - при длине струны, равной 10 см, число колебаний соответственного звука равно 250 800:10 мм, или 25080.

Чтобы не было необходимости прибегать к подобным вычислениям, к каждому экземпляру монохорда приложена таблица с указанием длины струны и соответствующего ей числа колебаний, а местами и высоты издаваемого звука (таблица 3).

Способ употребления монохорда таков: берут его в левую руку и держат перед слуховым проходом исследуемого параллельно боковой поверхности его головы. Затем, отделив ездоком известной длины струну, проводят по ней увлажненным войлоком. Если исследуемый услышит извлекаемый при этом звук, то струну укорачивают, снова натирают и т.д. до тех пор, пока исследуемый перестанет слышать звук и будет лишь воспринимать трение войлока о струну. Последний слышимый тон и будет соответствовать верхней границе слуха исследуемого.

Монохорд Struycken'a имеет то преимущество перед свистком Гальтона, что при его помощи можно определять верхнюю границу слуха не только через воздушную проводимость, но и через костную.

Рис. 48. Монохорд Struycken'a.

С этой последней целью на головной конец монохорда надевают небольшое кольцо из слоновой кости, приложенное к инструменту, и плотно приставляют его к сосцевидному отростку. Верхняя граница слуха для костной проводимости в норме лежит всегда выше, нежели для воздушной.

Монохорд Struycken'a имеет еще и второе преимущество перед свистком Гальтона, а именно - при его посредстве можно извлекать и непрерывный ряд тонов, начиная от g одноштриховой октавы до g5, а если к этому присоединить еще тоны от g5 до g7, о чем уже была речь выше, то получится непрерывный ряд тонов от g одноштриховой октавы до g семиштриховой.

Натирая струну войлоком, вызывают в ней продольные колебания и таким путем извлекают звуки от g5 до g7. Но если струну привести в поперечные колебания, то это дает возможность извлекать более низкие звуки (от g1 до g5). Это предложение извлекать из монохорда более низкие звуки исходит от Schaefer'a[109].

Струна монохорда приводится в непрерывные колебания при помощи прилагаемых к инструменту молоточка и смычка. Молоточек применяется при длинах струны от 40,1 см (монохорд № 472) до 15 см, а смычок - от 15 см до 3,5 см. Для натирания смычка к инструменту прилагается канифоль (молоточек, смычок и канифоль в коробочке можно видеть на рис. 48). Острым краем молоточка ударяют по струне определенной длины, а смычком проводят поперек струны, как на скрипке.

Прежде чем приступить к извлечению из струны поперечных колебаний, нужно ее правильно настроить. Сделать это удается при помощи особого инструмента, также приложенного к монохорду и носящего название "измерителя натяжения струны" (Spannungsraesser) (см. рис. 48). Он представляет собою металлическую пластинку, на одном конце имеющую деления, на другом - два крючка. Устанавливают передний конец ездока на 40-ом делении монохорда и кладут измеритель на струну так, чтобы верхний крючок его лежал на струне против 20-го деления, а нижний упирался о верхнее ребро шины монохорда. Струна ложится на другой конец измерителя. Вращая винт у заднего конца монохорда, натягивают струну так, чтобы она совпадала с делением 25 на измерителе, причем монохорд держат в таком положении, чтобы струна его находилась на уровне глаз исследователя. Тогда ездок останавливают против 43-го деления и, ударяя поструне молоточком, извлекают тон, который должен звучать в унисон с камертоном а1 (435 колебаний в 1"), также приложенным к монохорду. Если полного унисона нет, то струну еще немного подкручивают при помощи винта до получения одинакового звука с камертоном а1.

В таблице 4 приведены цифровые данные, касающиеся длины струны в сантиметрах, при которых получаются определенные тоны с соответственным же числом колебаний.

Е. Schlittler[110] производил сравнительное определение верхней границы слуха с помощью монохорда Struycken'a, свистка Гальтона в изготовлении Edelmann'a и свистка Гальтона в модификации Schaefer'a. В большинстве случаев он получил одинаковые результаты, с одной стороны, для свистков Edelmann'a и Schaefer'a, с другой - для каждого из свистков и монохорда. Однако при пользовании свистками граница слуха, в общем, получалась более высокая, нежели при пользовании монохордом. Поэтому предпочтительнее при определении границ слуха пользоваться как свистками, так и монохордом. Свисток Schaefer'a имеет два преимущества: он дешевле свистка Edelmann'a и в нем нет меняющегося ротового отверстия. Модель Edelmann'a с автоматически меняющимся ротовым отверстием быстро портится.

Предосторожности, необходимые при пользовании набором Bezold-Edelmann'a. При исследовании слуха набором камертонов Bezold-Edelmann'a, как и вообще при всякого рода акустических исследованиях, необходимо не только умение приводить отдельные звуковые приборы в звучание, но и соблюдать известные предосторожности. Последние касаются окружающей среды, исследуемого субъекта и исследующего врача.

В окружающей среде должна быть соблюдаема полная тишина. Поэтому в комнате для исследования не должно быть лишних людей и комната не должна выходить на шумную улицу или граничить с ожидальней для больных. Идеальным является пользование так наз. camera silenta, т.е. совершенно бесшумным помещением, стены, пол и потолок которого устроены из непроницаемых для звука материалов. Такого рода камеры были впервые по предложению Zwaardemaker'a,[111] устроены в физиологическом институте в Utrecht'e (Голландия) и теперь имеются при многих клиниках, у нас в Союзе - при клинике В. И. Воячека.

Исследуемый субъект может давать ошибочные показания по целому ряду причин - по своей неумелости, предубеждению, самообману, невниманию, усталости и т.д.

Неумелость исследуемых сказывается в том, что они не делают различия между полным прекращением звучания камертона и едва слышимым восприятием его. В этом отношении приходится иногда специально и подробно инструктировать больных.

Предубеждение сказывается в том, что больной, считая себя глухим, не дает себе труда разобраться в своих ощущениях и на всякий вопрос врача отвечает шаблонным "не слышу". Необходимо, поэтому, объяснить больному, что, несмотря на его глухоту, он все же может слышать те или иные тоны. С этой же целью лучше всего производить исследование так, чтобы больной не видел подносимых к его уху камертонов, для чего врач либо становится позади больного, либо завязывает ему глаза и уславливается с ним, чтобы он поднимал руку всякий раз, как услышит тот или иной звук.

Самообман у больного вызывается наличием субъективных ушных шумов, которые напоминают звук подносимого к уху камертона. Это обстоятельство представляет иногда непреодолимые трудности при исследовании.

Во избежание невнимательных ответов необходимо почаще спрашивать больного, слышит ли он звук камертонов; при этом больной не должен вдаваться в подробности, а отвечать лаконически "да" или "нет".

Чтобы избежать влияния утомления, нужно производить исследование в такое время дня, когда больной еще не чувствует усталости - лучше всего в утренние часы. Кроме того, утомление может наступить от непрерывного воздействия звука камертона на ухо больного. Поэтому камертоны не держат непрерывно у уха, а подносят их периодически с неодинаковыми промежутками - во избежание шаблонных ответов больного. При этом постоянное нарастание и замирание звука до известной степени помогает больному разобраться, слышит ли он собственный, субъективный шум или звук камертона.

Предосторожности, которые должен соблюдать исследователь, таковы: помимо умелого возбуждения камертонов, исследователь должен обратить внимание на то, чтобы не прикасаться камертоном к ушной раковине больного и даже к его волосам; необходимо постоянно держать камертон на одинаковом расстоянии от уха больного и притом в наиболее благоприятном положении - брашнами вниз нижний конец камертона должен находиться на уровне наружного слухового прохода и широкой стороной должен быть обращен к уху. Ухо исследуемой стороны должно быть плотно закрыто при помощи влажного кусочка ваты и, сверх того, еще пальцем. Это необходимо для того, чтобы не получить ошибочных данных относительно слуховой способности исследуемого уха. Дело в том, что только низкие звуки не передаются в другое ухо, более высокие звуки, начиная уже с c2 (малое), слышны даже при затыкании нормально слышащего уха, то-есть получается мнимый слух на больном ухе. Разобраться в этом явлении, по Bezold'y, можно следующим образом: чем выше тон, тем меньше продолжительность его звучания. Поэтому в здоровом ухе получается постепенное понижение длительности восприятия тонов по мере их повышения, в глухом, наоборот - чем тон выше, тем дольше будет его мнимый слух, так как тем лучше он будет слышен заткнутым здоровым ухом.

Таким образом, постепенное нарастание слуха для высоких камертонов свидетельствует о мнимом слухе исследуемого уха. По меткому выражению Bezold'a, при этом получается несовершенное зеркальное изображение слухового рельефа здорового уха (см. ниже).

Недостатки набора Bezold-Edelmann'a. Набор Bezold-Edelmann'a имеет ряд недостатков, связанных неразрывно с его конструкцией.

Так, Lucae[112] прежде всего возражает против самого названия "непрерывный ряд тонов". В наборе имеется лишь хроматическая скала тонов. С точки зрения физической и физиологической число всех мыслимых тонов чрезвычайно велико, во много раз больше того, что заключается в наборе Bezold-Edelmann'a.

Второй недостаток набора заключается в том, что камертоны его содержат в ножке - кроме основного тона - еще и его октаву, что может быть легко доказано при помощи резонаторов. Это имеет важное практическое значение. Допустим, что больному подносят камертон с1, и больной его слышит. Остается тогда нерешенным, что он, собственно, слышит: с1 или следующую октаву с2.

Edelmann,[113] подтвердивший этот недостаток своих камертонов, нашел также способ[114] к его устранению: браншам камертона придается расходящееся кверху направление. Но вследствие этого нельзя надевать на бранши камертонов грузы. *

Третий недостаток набора заключается в слабой интенсивности части издаваемых им тонов. Это относится к нижней части тонскалы. Поэтому отсутствие слуха для низких тонов не должно еще свидетельствовать безусловно о глухоте на эти тоны. Возможно, что при применении более интенсивных тонов можно было бы обнаружить наличие слуха для тех тонов, которые не слышны при употреблении камертонов набора.

И действительно, производя сравнительные исследования при помощи камертонов набора Bezold - Edelmann'a, трубок и резонаторов, Bross[115] нашел, что глухонемые нередко слышат звуки органных трубок при глухоте для звуков соответственных камертонов. Таким образом, находимые при исследовании люки или островки (см. ниже) могут считаться доказанными только для данного источника звука, а не для любого другого.

Bross полагает, что обнаруженное им явление зависит исключительно от неодинаковой интенсивности звуков, получающихся при употреблении различных звуковых приборов.

Эту мысль Bross'a подтвердил своими исследованиями Struycken.[116] При помощи соответственных физических приборов он доказал, что интенсивность звуков, издаваемых органными трубками, действительно превышает интенсивность звуков, получающуюся от камертонов.

Устранение слабой интенсивности некоторых тонов набора Bezold-Edelmann'a возможно при пользовании резонаторами.

Edelmann[117] предложил непрерывный ряд резонаторов шаровид­ной формы от C-1до с4. Более дешевые резонаторы предложены Schaefer'ом[118]. Резонаторы Schaefer'a, изготовляемые фирмой Zimmer­mann'a в Лейпциге, состоят из выдвижных цилиндров, наподобие подзорной трубы.

Гармоника V. Urbantschitsch'a,[37] издающая довольно интенсивные тоны на протяжении от F контраоктавы до f4, не может быть реко­мендована для данной цели, так как тоны, издаваемые ею, изобилуют обертонами.

Четвертый недостаток заключается в том, что при исследовании низкими тонами может произойти смешение звуковых и тактильных ощущений от передачи вибраций камертона через воздух на ушную раковину исследуемого. Это особенно важно при исследовании глу­хонемых, обладающих тонко развитым чувством осязания. Нередко невозможно бывает выяснить, слышат ли глухонемые звук камертона или ощущают его вибрации.

Пятый недостаток касается свистка Гальтона. У людей мало ин­теллигентных прежде всего трудно добиться, что они, собственно, слышат: дуновение воздуха или свист? Lucae[52] советует, поэтому, для определения верхней границы слуха пользоваться стальными цилиндрами Konig'a, издающими тоны с5, е5, g5, с6, e6, g6, с7.

Schultze[119] подверг свисток Гальтона особенно основательной кри­тике. Согласно его исследованиям, высота издаваемого свистком Гальтона звука зависит прежде всего от силы сжатия баллона. При слабом сжатии и, следовательно, слабом давлении воздушной струи, получается постоянный тон, почти не зависящий от длины свистка и равный 11300 дв. колебаний. При постепенном усилении сжатия баллона этот тон исчезает и, только начиная от давления известной силы, получается тот высокий тон, для которого калибрирован сви­сток. Предельным является тон в 20000 колебаний в 1".

Schultze оставляет открытым вопрос, отчего этот тон является предельным: оттого ли, что тут достигается, действительно, верхняя граница слуха, или же оттого, что интенсивность более высоких тонов настолько слаба, что они не могут быть восприняты нашим ухом.

К аналогичным выводам пришел Hegener[120]. Он указывает также и на то, что от постоянной перестановки длины трубки и величины ротового отверстия инструмент легко стирается и портится.

С целью устранения указанных недостатков Edelmann[121] видоиз­менил свисток Гальтона следующим образом: прежде всего он ввел новый способ калибрировки свистка. Вместо песочных фигур Kundt'a он стал пользоваться чувствительным пламенем, предложенным мюн­хенским физиком Schmidt'ом, а для достижения одинакового давле­ния вставил в резиновую трубку баллона металлическую диафрагму, диаметром в 0,2 мм; по его мнению, это дает достаточно продол­жительное, правильное и постоянное давление воздушной струи. Об автоматическом изменении величины ротового отверстия речь была уже выше.

Однако Hegener,[122] проверивший новую модель Гальтонова свистка, нашел, что она дает верные показания только до 15000 колебаний в 1", для более высоких тонов показания перестают быть надежными.

Также и Wilberg,[123] проверяя свисток Гальтона и сравнивая его с монохордом, нашел, что в свистке g8 (самый высокий тон) соответ­ствует g7 монохорда, т.е. тоны от g7 до g8 в свистке Гальтона лежат на одну октаву выше по сравнению с тонами монохорда.

Шестой недостаток набора, по Boenninghaus'y,[88] заключается в со­единении двух инструментов различного звукового тембра (камер­тона и органной трубки), что создает неравенство интенсивности следующих друг за другом тонов.

Наконец, седьмой недостаток состоит в слишком большом весе низких камертонов (особенно № 1 и 2). При количественном иссле­довании слуха (см. ниже) часто приходится очень долго держать их пальцами руки, а это сильно утомляет исследователя. Этот последний недостаток устранен R. Sonnenschein'ом,[124] предложившим изготовлять камертоны из особого сплава, состоящего из магнезии, марганца и алю­миния. Камертоны, изготовленные из такого сплава, значительно легче стальных камертонов Bezold-Edelmann'a. К тому же они не ржавеют, и поэтому их не нужно покрывать никкелем, что всегда портит звуковые качества камертона. Они значительно дешевле Edelmann'ов­ских камертонов; изготовляются в Америке.

Значение определения границ слуха. При заболева­ниях уха положение обеих границ слуха изменяется: либо нижняя граница слуха повышается, либо верхняя понижается, т.е. происхо­дят такие качественные изменения слуха, при которых перестают быть слышны либо самые низкие, либо самые высокие звуки. Иногда изменения происходят у обеих границ слуха.

На это обстоятельство впервые обратил внимание Bezold,[87] кото­рый придал найденному им явлению определенное диагно­стическое значение.

Bezold установил, что при заболеваниях звукопро­водящего аппарата происходит повышение нижней границы слуха, т.е. наблюдается глухота по отношению к самым низким тонам, тогда как при заболеваниях звуковосприни­мающего аппарата происходит понижение верхней гра­ницы слуха, т.е. наблюдается глухота по отношению к самым вы­соким тонам. Изменение обеих границ слуха указывает на комбинированное заболевание звукопроводящего и звуковоспринимающего аппаратов.

Выпадение низких тонов объясняется понижением функции или полным отсутствием функции цепи слуховых косточек, а выпадение высоких тонов - понижением возбудимости слухового нерва.

Этот способ диференциального распознавания заболеваний зву­копроводящего и звуковоспринимающего аппаратов имеет очень важ­ное значение, не меньшее, чем приведенные выше способы Weber'a, Rinne и Schwabach'a. Но и здесь, как и при других опытах, возможны исключения. Так, например, иногда и при заболеваниях внутреннего уха находят повышение нижней границы слуха. Это бывает тогда, когда атрофически-дегенеративные изменения во внутреннем ухе на­чинаются не у основания улитки, где, как принято думать, происхо­дит восприятие высоких тонов, а у верхушки, где, как полагают, воспринимаются низкие тоны. Однако подобное явление наблюдается редко.

Повышение нижней границы слуха при заболеваниях внутреннего уха описано в целом ряде случаев A. Scheibe[125]. Однако этот автор оставляет открытым вопрос, от какой причины данное явление зави­сит: от заболевания лабиринта, ствола слухового нерва или цен­тров в мозгу.

Понижение верхней границы слуха наблюдается в пожилом воз­расте. На это обстоятельство обратил внимание Н. Zwaardemaker,[126, 127] установивший в этом отношении даже особую закономерность (прес­биакустический закон).

Zwaardemaker полагал, что в совершенно незнакомом собрании людей можно распределить всех присутствующих по возрастным группам только на основании исследования верхней границы слуха. Уже в пожилом возрасте теряется у верхней границы в среднем около полуоктавы, а в старости еще больше. В молодости верхний погра­ничный тон лежит у с7, а в старости у а6.

В то время как некоторые авторы, например Bezold,[128] отрицают найденную Zwaardemaker'ом особенность старческого слуха, другие, как Richter,[129] Torini,[130] Ostmann[131] и пр., отстаивают верность дан­ного наблюдения.

В новейшее время влияние возраста на положение верхней гра­ницы слуха доказано М. Gildemeister'ом[132]. Он пользовался для этой цели особым прибором, состоявшим из электрической катушки, со­единенной с лейденской банкой; при пропускании тока возникают колебания, которые превращаются в звуковые при помощи телефона. К прибору присоединяется еще дуговая лампа и конденсатор.

Gildemeister при этом нашел, что в детском возрасте верхняя граница слуха для воздушной проводимости равна 20 000 кол. К концу периода половой зрелости она падает на 1000 кол. В средине 30-х годов она равна 15000 кол. От этого возраста до средины 40-ых годов падение происходит опять несколько медленнее. В возрасте 47 лет верхняя граница равна 13000 кол.

Попутно Gildemeister указал, что на положение верхней границы слуха влияет интенсивность звука: при увеличении интенсивности в 25 раз верхняя граница повышается на полтона.

В общем положение верхней границы слуха указывается разными авторами различно. Так, Schultze[133] считает ее равной 20000 колебаний в 1", Hegener[120] - 24000, Struycken[134] - 15000 - 22000 для воздушной проводимости и 17000 - 26 000 колебаний для костной проводимости, W. Kalahne[135] - для монохорда Struycken'a -16000 колебаний для воздушной проводимости и 17000 - для костной.

Edelmann[121] для своего свистка новой калибрировки считает верхнюю границу равной 27 840 колебаний, тогда как при старой кали­брировке, признанной им же самим ошибочной, она доходила почти до 50000 колебаний.

Во всяком случае, можно доказать с положительностью, что и выше определяемой верхней границы слуха совершаются колебания струны монохорда, но мы их не воспринимаем. F. A. Schultze,[136] применяя монохорд со стальной лентой, а не круглой струной, мог доказать это при помощи песочных фигур F. Savart'a, а при круглых струнах - при помощи бумажных ездоков, которые при коле­бании струны начинают передвигаться и собираются в узловых пунк­тах. Наличие колебаний при таком опыте могло быть доказано при длине струны, равной б см, тогда как монохорд Struycken'a калибри­рован, начиная от 10 см (см. таблицу 3).

Многое зависит еще от того, каким инструментом пользуются при этом. Так, Hegener,[137] применяя для определения верхней гра­ницы слуха различные инструменты, как то: пластинки Melde, сталь­ные цилиндры Konig'a, монохорды Schultze и Struycken'a и свисток Гальтона, нашел, что лучше всего слышны стальные цилиндры Konig'a, затем идет монохорд и на последнем месте стоит свисток Гальтона. На этот раз Hegener нашел, что ни один из перечисленных инстру­ментов не дает цифр, превышающих 20 000 колебаний для верхней гра­ницы слуха.

Неопределенность положения границ слуха, в особенности верх­ней, побудила ряд авторов отказаться от определения абсолютного положения границ слуха, или же, на ряду с определением верхней границы слуха, применять определение количественного слуха для камертонов с4 или с5.

Так, В. И Воячек[138] предлагает для определения относительного положения границ слуха применять только два камертона: А (кото­рый звучит около 180") и с3 (около 90"). При помощи секундных часов определяется время звучания этих двух камертонов для ис­следуемого уха. Уменьшение длительности звучания камертона А свидетельствует о так наз. басовой глухоте, т.е. повышении ниж­ней границы слуха, а для камертона с3 - о дискантовой глухоте, т.е., понижении верхней границы слуха.

М. Ф. Попов,[138a] проверявший соотношение между границами слуха, определяемыми набором Bezold-Edelmann'a, и басовой, и дис­кантовой глухотой по Воячеку, нашел, что степень басовой глухоты усиливается с повышением нижней границы слуха; для дискантовой глухоты - по недостаточности материала - такого соотношения он, однако, установить не мог. Более точные данные получены в этом отношении Л. Т. Павловым[188б] при помощи сконструированного фи­зиком В. Ф. Литвиновым катодного генератора. Оказалось, что хотя с увеличением дискантовой глухоты верхняя граница слуха пони­жается, однако по заранее известной степени дискантовой глухоты нельзя судить о точном положении верхней границы слуха.

По той же причине W. Uffenorde[139] предлагает, на ряду с опреде­лением верхней границы, и даже преимущественно перед этим, про­изводить определение длительности восприятия камертона с5. По наблюдениям Uffenorde при заболеваниях внутреннего уха верхняя граница слуха может оставаться нормальной, тогда как продолжи­тельность восприятия с5 представляется укороченной.

Н. Vogel[140] полагает, что изолированное укорочение восприятия камертона с5 при нормальном положении верхней границы харак­терно для поражения внутреннего уха, наступившего после детона­ции. Повидимому, в таких случаях, по мнению Vogel'я, наступает изолированное повреждение Кортиева органа в основном завитке улитки. На это J. Moller[141] резонно возражает, что нельзя гово­рить в таких случаях об изолированном повреждении Кортиева органа, раз мы не имеем в своем распоряжении соответственных патолого-анатомических исследований и не можем, покамест, про­извести количественного исследования слуха для камертонов, нахо­дящихся выше с5 и ниже верхней границы слуха.

A. Bruggemann[142] также рекомендует определять количествен­ный слух для с5, но с некоторой модификацией, а именно: сна­чала нужно держать камертон перед ухом больного и определять, сколько времени он его слышит, затем по окончании восприятия камертона больным - перенести его к уху нормально слышащего субъекта или к своему собственному и определять, сколько времени камертон продолжает быть слышным нормальным ухом после того, как он перестал быть слышным больным.

Н. Heermann[143] создавая искусственное препятствие в звукопро­водящем аппарате (затыкая ухо мягким воском, обернутым в марлю), доказал, что при этом равномерно понижается слух как для низких, так и для высоких тонов. При заболеваниях внутреннего уха пони­жение верхней границы слуха и укорочение длительности воспри­ятия с5 значительно больше выражено, нежели повышение нижней границы и длительность восприятия с (малое). Поэтому Heermann предлагает новый способ определения заболеваний внутреннего уха: исследуют обе границы слуха и слух для камертонов с (малое) и с5 (или еще с4) сначала при открытом, а потом при закрытом ухе. Смотря по тому, на какой стороне окажется перевес, говорят о забо­левании звукопроводящего или звуковоспринимающего аппарата уха.

Ввиду важного диференциально-диагностического значения, ко­торое приобретает в связи с приведенными исследованиями камер­тон с5, явилась потребность в изготовлении такого инструмента, который звучал бы достаточно долго, так как, чем дольше звучит камертон, тем меньше ошибка, получаемая при количественном опре­делении слуха для него. Обыкновенные экземпляры камертонов с5 звучат, однако, не долго (от 5" до 24").

Поэтому К. L. Schaefer и F. Wethlo[144] предлагают вместо камер­тонов с5 стальные стержни, издающие тот же тон с5, но звучащие зна­чительно дольше, чем камертон, а именно до 40". Sonnenschein[124] предлагает стержни, изготовленные из того же сплава, что и его камертоны (магний, марганец и алюминий), которые, имея тон с5, звучат до 90".

F. Leiri[145] разделяет то мнение, что ультрамузыкальные тоны про­водятся в лабиринт через круглое окно. Поэтому при процессах в среднем ухе, сопровождающихся патологическими изменениями в области круглого окна, получается понижение верхней границы слуха, несмотря на то, что мы имеем перед собою заболевание звуко­проводящего аппарата.

По A. Rejto[146] к звукопроводящему аппарату уха относятся:

I. 1) наружное ухо, 2) среднее ухо, 3) лабиринтные окна и 4) пери- и эндолимфа лабиринта.

К звуковоспринимающему аппарату относятся: 1) Кортиев орган, 2) улитковый нерв на всем его протяжении и 3) центральные слуховые поля в коре мозга.

Для группы I1 и 2 характерно: худший слух для низких тонов, лучший слух для высоких тонов, верхняя граница нормальна, нижняя повышена, костная проводимость удлинена, Weber лятерализирован в больное ухо, Rinne отрицателен.

Для группы I3: слух страдает и для высоких тонов. Поэтому при заболевании лабиринтных окон наблюдается: плохой слух для низ­ких и высоких тонов, понижение верхней границы слуха, повышение нижней, укорочение костной проводимости, Weber лятерализирован в здоровое ухо, Rinne положителен.

Для группы I4; те же расстройства, что и для группы I3 да еще расстройства со стороны вестибулярного аппарата.

Для группы II1, 2, 3: худший слух для высоких тонов, лучший для низких; верхняя граница понижена, нижняя в норме, костная про­водимость укорочена, Rinne положителен, Weber в здоровое ухо.

Таким образом, нужно помнить, что плохой слух для вы­соких тонов, укорочение костной проводимости и положительный Rinne могут наблюдаться не только при заболеваниях перципирующего органа, но также и лабиринтных ок он и изменениях лабиринтной жидкости.

В. Langenbeck[147] указывает на следующий диференциально-диа­гностический признак между заболеваниями звукопроводящего и зву­ковоспринимающего аппаратов уха. Обычно мы производим наши акустические исследования в тихой обстановке, но это не дает ис­тинного представления о слуховой способности человека, так как в повседневной жизни каждому приходится работать не в тихой, а в более или менее шумной обстановке. Наблюдения Langenbeck'a показали, что лица, страдающие заболеваниями звукопроводящего аппарата, гораздо менее восприимчивы к внешнему шуму, нежели лица с нормальным слухом. Поэтому в шумной обстановке больные с заболеваниями звукопроводящего аппарата слышат одинаково, а иногда и лучше нормальных. При нервной глухоте этого явления не наблюдается. Речь, собственно, идет не об улучшении слуха, а лучшем понимании слов (не „Besserhoren", a „Besserverstehen").

Таким образом, исследуя слух в шумной обстановке, мы можем определить, с чем имеем дело: с заболеванием звукопроводящего или звуковоспринимающего аппарата.

F. Heschl[148] указывает, что при заболеваниях внутреннего уха одинаково страдает как воздушная, так и костная проводимость звука, поэтому соотношение между во»душной и костной проводи­мостью постоянно одинаково. Оно равно примерно 2:1. При забо­леваниях звукопроводящего аппарата укорочение воздушной про­водимости и удлинение костной зависят от разных причин, поэтому соотношение между ними может быть очень различным.

В этой разнице соотноше ий между состоянием воздушной и кост­ной проводимости можно иметь средство для диференциального рас­познавания заболеваний звукопроводящего и звуковоспринимающего аппаратов.

Помимо определения границ слуха, при качественном исследовании иногда находят еще два следующих явления:

1) Пробелы или так наз. люки на протяжении тональной скалы. Это явление наблюдается обычно только у глухонемых. Число про­белов не превышает двух. Пробелы свидетельствуют об изолирован­ном восприятии звуков в улитке, и наличие их говорит в пользу ги­потезы резонанса Helmholtz'a. При констатировании пробелов нужно помнить замечание Bross'a,[115] что они могут считаться доказанными только для данного источника звука.

2) Островки. Под слуховыми островками понимают небольшие остатки слуха на протяжении тональной скалы, в пределах от 1/2 до 3 октав. Обычно слуховые островки находят также только у глухо­немых.

Качественное исследование слуха возможно, помимо набора Ве­zold-Edelmann'a, как уже упомянуто, также и при помощи монохорда Struycken'a и гармоники Urbantschitsch'a. Но монохорд не содержит всех тонов тональной скалы и издает тоны слабой интенсивности, а гармоника Urbantschitsch'a, хотя и обладает интенсивными звуками, но звуки эти содержат множество обертонов; кроме того, гармо­ника также не обнимает всей скалы тонов.

В последнее время получают особое распространение электрические сирены, которые, подобно набору Bezold - Edelmann'a, дают возможность исследовать слух не только качественно, но и коли­чественно.

Впервые такие сирены были предложены в Америке, где они получили название аудиометров. Таков прибор, предложенный С. Е. Seashore еще в 1897 г., со зву­ковым объемом от 30 до 7000 колебаний. В 1919 г. появился Pitch Range Audiometer с 30 - 7070 колебаний и позже - аудиометр, построенный на принципе "вакуум ламп" фирмой Western Electric Сотр., со звуками от 32 до 16384 колебаний.

Рис. 49. Катодная лампа (аудион). Схема устройства.
Рис. 50. Обратная связь между цепью анода и цепью решетки.

В Германии эти приборы получили название отоаудионов по предложению В. Griessmann'a,[149] так как в основу их устройства положена катодная лампа, на­зываемая иначе аудионом.

Основной принцип устройства отоаудионов по В. Griessmann'y[149] заключается в следующем: в элек­трической цепи колебаний, состоя­щей из самоиндукции и емкости, возбуждаются переменные токи; эти токи возбуждают мембрану телефона, притягивая ее - при про­хождении тока в одном направле­нии- и отталкивая - при прохо­ждении его в другом направлении. Если частота колебаний мембраны телефона находится в пределах нашего слухового объема, т.е. ме­жду 16 и 20000 колебаний в 1", то эти колебания воспринимаются как звуковые. Если самоиндукция и емкость не велики, то колебания так быстры, что не воспринима­ются ухом, если же и то и дру­гое увеличить, то можно достигнуть такого числа колебаний, при котором получается слышимый тон. При дальнейшем увеличении самоиндукции и емкости тон постепенно понижается, доходит да нижней границы слуха и, наконец, исчезает. Таким путем достига­ется переменная высота тона; сила тона регулируется включением переменного сопротивления, чем достигается изменение силы пере­менного тока.

Рис. 51. Отоаудион германской фирмы „Otoaudion - Kraft. G. m. b. H."

В электрической цепи колебаний возбуждаются незатухаю­щие токи, то-есть токи синусоидальной формы. Для этой цели пользуются электронными (катодными) лампами или иначе - ауди­онами.

Принцип устройства аудионов следующий (ср. у К. L. Schaefer'a и G. Gruschke[150]): в стеклянной лампе имеются три электрода (рис. 49). Лампа R герметически запаяна и воздух в ней сильно разрежен. Анод А состоит из металлической пластинки, катод К представляет тонкую вольфрамову нить. Третий электрод - решетка G - состоит из металлической пластинки с отверстиями. Ко всем трем электро­дам идут металлические проводки: к аноду и решетке по одному, к катоду - два. Проводки герметически проходят через стеклянную стенку сосуда R. Катод К при помощи батареи B1 доводится до белого каления. Решетка G стоит в связи с одним пунктом этой цепи через обмотку передатчика U1 и батарею В2. Под влиянием разницы напряжений течет поток электронов от К к А, сила которого зависит от потенциала у G. Поток замыкается через U2 и В2. Колебания потенциала у решетки G вызывают соответственные ко­лебания тока. Если соединить зажимы S с зажимами Р (рис. 50), то получаются постоянные электрические колебания, которые, будучи подведены к телефону F, приводят последний в звучание. Для этого необходимо, чтобы соедини­тельная цепь представляла об­разование, способное коле­баться, т.е. содержала само­индукцию и емкость. Самоин­дукция возникает в обмотках передатчиков, а емкость до­стигается - лучше всего - вве­дением в цепь конденсаторов переменной емкости. Эта связь между цепью анода и цепью. решетки носит название „об­ратной связи" (Ruckkoppelung). Для вызывания различных частот, т.е. тонов различной высоты, нужно менять либо самоин­дукцию, либо емкость, либо то и другое вместе.

При помощи других, второстепенных приспособлений достига­ется чисто синусоидальная форма переменного тока, постоянство разных частот и постоянство силы звука.

В. Griessmann[149] для полу­чения чистых тонов предло­жил еще пользоваться не од­ной цепью колебаний, как здесь описано, а двумя с близ­ко стоящими числами коле­баний. От этого получается интерференция звуков, даю­щая биения. При большей разнице биения переходят в комбинационные (разностные) тоны.

Этот последний принцип и положен в основу моделей ото-аудиона, имеющих в настоя­щее время наибольшее рас­пространение (рис. 51).

Общий вид отоаудиона, по­дробности пользования им и описание строения его см. у W. Schwarz'a и Н. Tiegler'a[151] и W. Schwarz'a[152].

При помощи отоаудиона можно получить тоны с возрастающими и убывающими амплитудами, чего нельзя достигнуть при пользовании камертонами. Поэтому порог звукоощущения можно определять двояко: при помощи постоян­ного нарастания звука и постоянного угасания его.

W. Anton и К. Fiek[153] предлагают вместо катодной лампы поль­зоваться так называемой тлеющей или глим-лампой, но, как показали дальнейшие исследования (W. Schwarz и Н. Tiegler[151]), эти лампы не дают синусоидальных колебаний.

Пользование отоаудионом имеет большие преимущества перед пользованием камертонами. Так, В. Griessmann[154] указывает на сле­дующее: в то время как исследование камертонами отнимает много времени, не дает уверенности в применении чистых, тонов, лишен­ных обертонов, дает затухающие колебания - амплитуда постоянно меняется - и интенсивность звука постепенно угасает, отоаудион содержит в себе сразу весь слуховой объем, тоны получаются чи­стые, и любая интенсивность - от порога слуха до самых сильных степеней - может быть вызвана экспериментально и удерживаема по желанию - сколько угодно времени.

При пользовании отоаудионом можно очень быстро определить границы слуха и пороги звукоощущения для разных тонов (см. ниже)- в этом большое преимущество прибора.

R. Sonntag[155] ввел в исследование отоаудионом улучшение, пред­ложив модель телефона, дающую возможность исследовать также и костную проводимость.


* То же наблюдение в недавнее время сделал W. Schmidt-Hackenberg (Ober die Obertone bel den Stlmmgabeln der Bezold-Edelmannschen kontinuierllchen Tonreihe. Passows und Schaefers Beitrage, Bd. 13. 1919. S. 50). Согласно его исследованиям камертоны с грузами издают гармонические обертоны, а без грузов - негармонические.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

[к оглавлению]