[На главную] [К оглавлению тома]

Нарушение стато-кинетики

Взгляд Barany на то, что спонтанное падение в стороны вызывается то ослаблением одного из "центров", расположенных в черве мозжечка, то возбуждением антагонистов, основан на упрощенных гипотезах, лишенных экспериментальных и анатомо-клинических предпосылок. Между тем, новейшими исследованиями Rademaker'a, подтверждающим и отчасти установленные и прежними авторами (Luciani) факты, что отсутствие мозжечка не исключает наличия хорошей статики, установлено, что центральный механизм стато-кинетики преимущественно заложен в стволовой части головного мозга. Роль же мозжечка, вероятно, сводится к тому, что он влияет на более четкое течение всех видов стато-кинетики (стояние, бег, скачок).

Известно, что устойчивое положение как при стоянии, так и при беге обеспечивается наличием определенного состояния напряжения (тонуса) мышц, регулируемого центральной нервной системой при условии неповрежденности костно-связочного и мышечного аппаратов. Давно уже было отмечено, что при стоянии появляется то более твердая, то более мягкая консистенция мышц. При фиксации определенного положения также наблюдается участие то сгибательных, то разгибательных мышц.

Таким образом, вся проблема стато-кинетики упирается в решение вопроса о взаимодействии тонуса разгибателей, сгибателей, приводящих и отводящих мышц во всем организме; нарушение тонуса стато-кинетики вызывается необычным перемещением тонуса соответствующих мышц. Это последнее проявляется в патологически протекающих статических реакциях.

Под статической реакцией подразумеваются те рефлекторные явления со стороны конечностей и туловища, которые обусловливают определенную статику организма (взаимодействие состояния тонуса разгибателей и сгибателей) и вызываются как определенным положением всего тела, так и его частей. Отсюда понятно, что, поскольку лабиринтные раздражения влияют на изменение тонуса, то тем самым они вызывают нарушение стато-кинетики. Так, нарушение статики лабиринтогенного происхождения проявляется преимущественно отклонением туловища в стороны, вправо и влево, как при стоянии, так и при ходьбе, между тем как нарушение вестибулярно-мозжечковой системы чаще всего вызывает спонтанное отклонение как при ходьбе, так и стоянии преимущественно по направлению взад и вперед.

Наблюдаемое нарушение статики с отклонением в стороны при опухолевидных поражениях полушарий мозжечка, вероятно, вызвано нарушением лабиринтной функции, так как процесс влияет на интраауральное давление. Однако, экспериментальными раздражениями лабиринта (калорически, гальванически) при соответствующих поворотах головы направление падения в стороны может быть изменено по направлению вперед и назад. В основе этого феномена, вероятно, имеется шейный рефлекс.

После вышесказанного о механизме статики понятно, что в данном случае тонус, измененный лабиринтным раздражением, переместился рефлекторно на другую группу мышц вследствие включения тонуса, вызванного шейным рефлексом, причем это перемещение тонуса обусловливается механизмами, расположенными в стволе, а не в черве, как предполагал Barany. Это положение было подтверждено нашими анатомо-клиническми исследованиями в случаях опухолей червя; там, где экспериментальная реакция падения протекала гармонично, были отмечены деструктивные изменения в черве. В тех случаях опухоли червя, где спонтанное падение было выражено в сагиттальной плоскости и реактивное падение протекало дисгармонично, всегда отмечались изменения в анатомических связях червя с вестибулярной системой в продолговатом мозгу и тонической системой, расположенной в среднем и межуточном мозгу. Таким образом, в основе дисгармоничной реакции имеются изменения преддверно-мозжечковой системы, почему эта реакция составляет один их элементов преддверие-мозжечкового синдрома.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26

[к оглавлению]