[На главную] [К оглавлению тома]

Прочие клинические явления у глухонемых

У глухонемых наблюдают еще целый ряд клинических явлений, которые все в своей совокупности могут быть разделены на три группы:

  1. явления, стоящие в связи с глухонемотой,
  2. явления, не зависящие от глухонемоты, а параллельно с нею представляющие дегенеративные признаки,
  3. явления, не стоящие в связи с глухонемотой, как таковой.

К явлениям первой группы относятся особенности дыхания, речи, органов речи, походки и чувства ритма.

Особенности дыхания у глухонемых заключаются в следующем. Еще Gutzmann[197] заметил, что, когда ребенок научается читать, у него изменяется тип дыхания. Первоначально продолжительность вдоха и выдоха составляет 1:2, т.е. выдох вдвое продолжительнее вдоха. Когда ребенок научается читать, соотношение вдоха и выдоха становится равным 1:5 или даже 1:8, т.е. выдох в 5-8 раз продолжительнее вдоха.

У глухонемых, по Gutzmann'y, соотношение остается таким же, как у малых, еще не читающих детей, однако только при конгенитальной глухонемоте, при приобретенной же оно такое, как и у нормальных. Поэтому, наблюдая за тем, как глухонемой читает вслух, можно по его дыханию сказать, имеем ли мы перед собою конгенитальную или приобретенную глухонемоту.

Это положение Gutzmann'a было позже подтверждено Stern'ом[198]. Этот автор исследовал глухонемых в состоянии покоя и при разговоре. Графическим путем кривые дыхания (грудного и брюшного) записывались на вращающемся барабане кимографа.

У нормальных субъектов кривые вдоха и выдоха почти одинаковы. Inspirium (I): Expirium (E)=1:1,5. Во время разговора это соотношение резко меняется и тогда I:E=1:6, даже к 8 и 12.

Это зависит от того, насколько каждый субъект приучен использовать выдыхаемую струю воздуха при разговоре.

При конгенитальной глухонемоте кривая дыхания во время покоя не обнаруживает никаких особенностей, зато при разговоре получаются характерные для этой формы глухонемоты данные, а именно: наблюдают очень частые инспирации с крутым подъемом кривой, и экспирации становятся кратковременными (1" - 2"). Дыхание, несмотря на большое напряжение, становится поверхностным, и глухонемой произносит не более трех-пяти слогов в секунду.

При приобретенной глухонемоте кривые приближаются к нормальному типу. Инспирационные кривые менее круты, экспирационные - более пологи, разговор может длиться 6"-8" при одном выдохе и произносится от 18 до 22 слогов.

Неправильный тип дыхания у глухонемых, по Stern'y, обусловливается тремя причинами:

  1. большим напряжением, с которым производятся речевые движения (глухонемой как бы преодолевает некоторое препятствие);
  2. затратой энергии и волевых импульсов, которые глухонемой делает при разговоре, и
  3. нецелесообразным потреблением вдыхаемого воздуха. Глухонемой при разговоре либо вдыхает столько же воздуха, сколько без разговора, т.е. около 500,0 куб. см, и тогда у него получается "platypnoe"- недостаточная инспирация, либо вдыхает больше воздуха, чем нормальный субъект (до 2000,0 куб. см), и тогда у него получается bathypnoe - нецелесообразно большая затрата выдыхаемого воздуха.

Гортань при вдохе в норме сначала опускается, а затем к концу вдоха поднимается. Когда запас воздуха кончается при выдохе, гортань постоянно поднимается, и тогда тоны произносятся незначительным и слабым дыханием. У глухонемых гортань все время в беспорядке поднимается и опускается, что влияет на продукцию тонов. Глухонемой не может поэтому оставить тон на одной высоте долее 5" - 8".

Однако, Brunner и Fruhwald [199] на основании своих исследований приходят к заключению, что хотя глухонемые действительно во время разговора и чтения не дышат так, как нормальные, однако, никакой разницы между конгенитально глухонемыми и лицами с приобретенной глухонемотой в этом отношении нет. Следовательно, по дыханию глухонемых нельзя судить, с какой формой глухонемоты мы имеем дело.

Особенности речи глухонемых отчасти уже понятны из того, что было сказано о дыхании у них и о движениях гортани при разговоре. Так как изучение речи глухонемыми возможно при помощи зрения, осязания и отчасти только слуха (там, где имеются остатки), то речь глухонемых тяжело артикулируема, глухонемые легко устают при разговоре и говорят монотонным голосом без интонаций и модуляций, не говоря уже о том, что постановка многих звуков, несмотря на все старания, остается все же несовершенной.

По Stern'у[198] различают следующие три акцента в нормальной речи: музыкальный, динамический и временной. Под музыкальным акцентом понимают умение выделять составную часть какого-нибудь предложения при помощи поднятия или опускания высоты тона; под динамическим - поднятие голоса на определенном слоге, а под временным понимают продолжительность, падающую на произнесение слога.

У глухонемых изменяются все три акцента речи, и устранение этих недостатков возможно путем упражнения дыхания и притом в возможно более раннем периоде жизни - еще дошкольно. Разумеется, что подобного рода упражнения имеют значение не только для речи, но и для общего состояния здоровья.

Однако, Froschels[200] указывает, что одной дыхательной гимнастики для обучения глухонемых правильной речи недостаточно, а остаются еще дефекты со стороны акцента, особенно музыкального и динамического.

Brunner и Fruhwald [201-202] могли доказать посредством рентгеновских снимков, что положение органов речи при произнесении гласных и согласных звуков у глухонемых неправильно. Для получения рентгеновских снимков авторы пользовались способом Haudek-Froschels'a: язык и мягкое небо смазываются бариевой пастой, к которой примешивается какое-либо липкое вещество, как желатина, мед и проч. Затем исследуемого ставят перед экраном и делают снимки во время произнесения гласных и согласных звуков.

Brunner и Fruhwald нашли, что только гласные а и у произносились глухонемыми более или менее нормально, остальные произносились с большим или меньшим отклонением от нормы. При произнесении согласных более или менее правильные данные получаются для с, р, л, м, н, тогда как б, д, г, ф, х произносятся неправильно даже и наиболее хорошо обученными. Это объясняется авторами тем, что вследствие отсутствия контроля речи ушами получается недостаточная и неправильная иннервация органов речи.

Brunner и Fruhwald[203] доказали еще, что у глухонемых при фонации в 60% всех случаев наблюдается неполное смыкание связок. В 30% оно наблюдается в glottis cartilaginea и в 30% - в glottis ligamentosa. Недостаточное смыкание glottis ligamentosa постоянно обусловливается недостаточным действием аддукторов левой связки. Это явление нельзя объяснить недостаточным тонизирующим действием ушного лабиринта, ибо оно одинаково наблюдается и у глухонемых с сохранившимися функциями вестибулярного аппарата. Явления неполного смыкания голосовых связок нужно объяснить как привычный парез голосовых связок, обусловленный недостаточной их деятельностью вследствие недостаточного развития речи. Причину поражения левой связки нужно искать в том, что левое полушарие мозга у правшей развито сильнее правого, а потому недостаточность мышц гортани скорее сказывается слева (левая связка иннервируется от правого, менее развитого полушария). Хотя Semon полагал, что каждое полушарие мозга иннервирует обе голосовые связки, но Masini и Katzenstein доказали, что раздражение коры больших полушарий мозга вызывает движения голосовой связки только на одной стороне.

На рентгеновских снимках Вульфсон, Преображенский и Фомин[204] доказали, что гортань у глухонемых обнаруживает очаги окостенения уже в возрасте 8-18 лет. Авторы объясняют преждевременное окостенение неправильным пользованием мускулатурой гортани, имеющим место при разговоре глухонемых.

Особенности походки состоят в том, что глухонемые при ходьбе сильно шаркают по полу и земле обутыми ногами. Это происходит по двум причинам: во-первых, потому, что они не могут контролировать при помощи слуха свою походку, во-вторых, потому, что устойчивость их тела, хотя и в малой степени, все же по- нижена в зависимости от нарушения функции вестибулярного аппарата.

Значение слуха для нормальной походки доказывается тем, что глухонемые с более или менее значительными остатками слуха ходят как лица с нормальным слухом, то-есть не шаркая ногами. Равным образом, при нормальной возбудимости вестибулярного аппарата походка более устойчива.

Впрочем, К. Beck[205] отрицает влияние вестибулярного аппарата на походку глухонемых, что, на мой взгляд, является неправильным, ибо, как я доказал, чем сложнее координированный акт, тем чаще наблюдаются его расстройства у глухонемых. Beck отрицает также дезориентацию глухонемых под водою, на что указывают многие другие исследователи. В общем, по Beck'y, рано оглохшие привыкают пользоваться другими органами равновесия,, так что расстройства последнего у них наблюдаются в меньшей мере, чем у поздно оглохших. Benesi[200,207] показал, что у глухонемых в связи с расстройством вестибулярного аппарата страдает ощущение ритма.

Ощущение ритма можно репродуцировать оптическим тактильным и кинэстетическим путем. Оптические впечатления дают наихудшие результаты, лучшие получаются от тактильных и наилучшие - от кинэстетических впечатлений.

Benesi исследовал нормальных детей и глухонемых одного и того же возраста. Для этого он пользовался двумя электрическими цепями. В первой цепи происходило ритмическое прерывание тока при помощи метронома, что сопровождалось ритмическим вспыхиванием лампочки. Ритм вспыхивания записывался на кимографе. Во второй цепи тоже был включен записывающий кимограф. Замыкание тока производилось ударом металлической палочкой по металлической пластинке, что производил исследуемый.

Оказалось, что у глухонемых было найдено значительное отклонение ощущения ритма от нормы. Кроме того, среди глухонемых наблюдалась разница между сохранившими и утратившими вестибулярные функции.

Контрольные опыты над слабоумными показали, что они способны воспроизводить ритм вполне правильно.

Влияние слуховой функции на воспроизведение ритма автору доказать не удалось. Benesi полагает, что ощущение ритма исходит со стороны отолитового аппарата.

К явлениям, не зависящим от глухонемоты, но встречающимся при глухонемоте параллельно с нею, относятся главным образом изменения со стороны глаз, нервной системы и целый ряд других соматических признаков.

V. Hammerschlag[208] нашел у глухонемых следующие изменения со стороны глаз, которые также относятся к разряду конституционально-дегенеративных, параллельно с глухонемотой: 1) анизометропию, т.е. неодинаковую рефракцию на обоих глазах, 2) конус книзу, 3) извращенное распределение сосудов на дне глаза, 4) retinitis pigmentosa и 5) aльбинoтичecкoe дно глаза.

Сюда же можно отнести случаи глухоты, которые развиваются параллельно с симпатической офтальмией. Komoto[209] описал такой случай. Вскоре после появления симпатической офтальмии на правом глазу наступила полная обоюдосторонняя глухота центрального характера. После энуклеации глаза слух постепенно восстановился.

Однако, глухота в таких случаях далеко не всегда излечивается, а большею частью остается. Начало глухоты тоже не всегда относится к началу глазного заболевания. Иногда глухота развивается спустя много месяцев после появления симпатической офтальмии" Патогенез этого заболевания не выяснен.

J. Fischer и I. Sommer[210] нашли у глухонемых те же изменения со стороны глаз, что и V. Hammerschlag,[208] но, кроме того, еще кератоконус, персистентную membrana basilaris и колобому зрительного нерва.

Наряду с этим они находили еще и такие stigmata: косолапость, плоскую стопу, седловидный нос, малый рост, сколиоз, кифоз, лордоз, лимфатический диатез, лейкоплакию, hydrocephalus и башенный череп.

Hammerschlag[211] указывает на то, что между "наследственной глухотой" и "наследственной атаксией" существует органическая связь. Вообще у больных с наследственной глухонемотой нужно, по Hammerschlag'y,[212]следить за появлением симптомов наследственной атаксии и наследственных заболеваний нервной системы. Возможно, что тогда окажется, что известные расстройства равновесия, наблюдаемые у глухонемых, имеют не периферическое, а центральное происхождение.

Е. Urbantschitsch[213] описал случай появления припадков меньеровой болезни у 12-летнего глухонемого после перенесения свинки. Больной болел конгенитальной формой глухонемоты.

Рентгенографическим исследованием сосцевидных отростков у глухонемых, произведенным Б. С. Преображенским, Г. Б. Фоминым и С. И. Вульфсоном,[214] никаких уклонений по сравнению с нормальными не было обнаружено.

Е. Urbantschitsch[216] обнаружил частое явление латерализации звука у глухонемых (62 раза из 101 случая). Автор объясняет это тем, что и у глухонемых могут наблюдаться частые катары Евстахиевых труб и среднего уха. В 39 случаях он наблюдал перекрестное восприятие тонов, т.е. с одной стороны черепа на другую, что, по его мнению, зависит от повышенной тактильной чувствительности у глухонемых.

К явлениям, не стоящим совершенно в связи с глухонемотой, относятся различные изменения со стороны носа и горла.

Так, П. П. Геллат[216] обнаружил аденоиды у глухонемых в 64,0%, а А.С. Моерман[54] обнаружил искривление носовой перегородки в 13%, аденоиды в 16%, гипертрофию небных миндалин в 6%.

Ф. Ф. Заседателев [150] нашел у исследованных им 155 глухонемых в 90% двухсторонний гипертрофический насморк, в 70% - cristae и spinae носовой перегородки, в 9,6% - гипертрофию небных миндалин и в 21,3% - аденоиды.

Е. Urbantschitsch[217] исследовал 216 воспитанников школы глухонемых в Dobling'e и нашел у них в подавляющем числе случаев аденоиды в носоглоточном пространстве: 21 раз аденоиды третьей степени (закрывавшие хоаны), 101 раз - второй степени (закрывавшие верхние края хоан) и 93 раза - первой степени (не доходившие до хоан), далее-гипертрофию небных миндалин третьей степени (миндалины соприкасаются) - 24 раза, второй степени (при глотании почти доходят до средней линии) - 20 раз, первой степени (умеренное увеличение)- 37 раз.

Кроме того, он нашел целый ряд изменений со стороны носа, как то: гипертрофию носовых раковин, фарингиты и т.п.

Особенности психики у глухонемых изложены в капитальном труде проф. Б. С. Преображенского[24].



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18

[к оглавлению]