[На главную] [К оглавлению тома]

Общая невропатология мозжечка

Важнейшим симптомом поражения мозжечка является мозжечковая атаксия, характеризующаяся асинергией (Бабинский) как общих, так и отдельных движений, то-есть невозможностью координировать отдельные мышечные сокращения для осуществления сложного двигательного акта, напр.: ходьбы (мозжечковая "пьяная" походка), иногда с наклонностью падать в одну сторону и др. (см. примеры асинергии, рис. 11). Сюда же относится итак наз. гиперметрия, т.е. несоразмерность движения при осуществлении им определенной цели, напр., вместо того, чтобы прикоснуться кончиком пальца к носу, больной с силой ударяет им чаще в соседнюю часть лица (вследствие асинергии) и т.д. Эти симптомы, если они резко выражены и симметричны в отношении обеих половин тела, говорят больше в пользу преимущественного участия червячка.

Весьма характерным специфическим мозжечковым симптомом является так наз. адиадохокинез (Бабинский), т.е. невозможность для больного производить быстро чередующиеся, особенно последовательные антагонистические движения, напр., пронацию и супинацию предплечий и др. Это может быть объяснено нарушением быстрой сменяемости в иннервации антагонистических мышц, возможно, в результате расстройств проприоцептивной (бессознательной мышечно-суставной) чувствительности, играющей вообще большую роль в генезисе мозжечковых расстройств. Аналогичное явление, т.е. нарушение в последовательности быстро сменяемой иннервации движений, лежит, очевидно, и в основе так наз. скандированной речи, т.е. медленной с ненужными ударениями и неправильно артикулируемым произношением, также нередко наблюдаемой при заболевании мозжечка (атаксия рече-двигательного аппарата).

Рис. 11. Мозжечковая асинергия (по Бабанскому).
По порядку слева направо. Первый - мозжечковая асинергия при ходьбе. Второй - синергия при выгибании туловища кзади. Третий - мозжечковая асинергия при том же движении. Четвертый - синергия здорового при поднимании туловища из лежачего положения. Пятый - мозжечковая асинергия при том же движении.

Менее постоянными, но также важными мозжечковыми симптомами являются атония мышц, т.е. ослабление мышечного тонуса, и астения, т.е. слабость движений. Часто наблюдаемый в патологии мозжечка, так же как и его путей (ножек), интенционный тремор, т.е. дрожание конечности только при движении, особенно к определенной цели, характеризуется редким ритмом и может быть рассматриваем как разновидность двигательной атаксии. Таким же образом и симптом брадителеокинеза (Шильдер), т.е. задержка целевого движения перед самым концом его осуществления (в той же пальце-носовой пробе), встречающийся реже других, принадлежит, невидимому, к уже упомянутым выше явлениям дис(гипер)метрии.

Известное значение приобретает здесь и признак, описанный нами под именем асимметрического симптома указательных пальцев: если предложить больному с закрытыми глазами попасть пальцем в палец (как это делают при "гадании"), то последние встречаются не по средней линии тела, как должно быть, а отклоняются в сторону очага поражения, и это может служить объективным признаком нарушения тонуса мышц.1

(О значении и роли "указательной пробы" Барани будет сказано отдельно в связи с его учением о локализации).

Все указанные симптомы могут наблюдаться, как это обычно и бывает, соответственно одной половине тела (гемиатаксия - асинергия, гиперметрия, гемиатония, адиадохокинез и др.) и тогда это указывает на заболевание одноименной (гомолатеральной) половины или полушария мозжечка.

До сих пор шла речь о явлениях, которые принадлежат к чистым мозжечковым симптомам. Теперь следует особо остановиться на одном симптоме, часто встречающемся и приобретающем большое значение в патологии мозжечка, именно - нистагме глазных яблок. Он наблюдается, главным образом, при боковой установке глаз и поэтому может быть рассматриваем как симптом, аналогичный, напр., интенционному дрожанию глазных мышц, но, повидимому, больше оснований отнести его за счет участия соседних территорий мозгового ствола - области центров и путей преддверного нерва и заднего продольного пучка, следовательно, рассматривать как "сопутствующий", а не чисто мозжечковый симптом. Кроме указанного, он отличается часто крупной амплитудой своего колебания ("грубый" нистагм) и может меняться в своей интенсивности или даже появляться и снова исчезать в зависимости от положения головы, т.е. изменения условий давления мозжечка на стволовую часть мозга. Как правило, он наблюдается в сторону очага поражения и преимущественно в случаях абсцессов и опухолей. Важно отметить здесь, что калорическая проба в этих случаях ведет обычно к реакции, вполне соответствующей по интенсивности, типу и направлению нистагма нормальному состоянию лабиринта (см. также учение Барани).

Очевидно, тот же патогенез лежит и в основе еще двух симптомов со стороны глазных мышц, которые поэтому могут быть здесь упомянуты, хотя и принадлежат к отдаленным и более редким симптомам мозжечка: это - параличи взора в сторону, соответствующую очагу поражения, и так наз. "косое отклонение" глаз (skew deviation) - скошение глаза на здоровой стороне кверху и кнаружи, на противоположной - книзу и кнутри, вместе с содружественным отклонением обоих глаз в здоровую сторону.

К сопутствующим явлениям следует отнести и головокружение при заболевании мозжечка; оно характеризуется всеми чертами вестибулярного, но не сопровождается явлениями со стороны слухового нерва и не бывает продолжительным.


1 Ророw. Beitrage zur Symptomatologie der Kleinhirn- und Labyrlntherkrankungen. Zeitschr. f. Nervenheilk. Bd. 87. 1925.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15

[к оглавлению]