[На главную] [К оглавлению тома]

Диагностика тимпаногенных лабиринтитов

Диагноз тимпаногенного лабиринтита ставится путем установления: 1) заболевания внутреннего уха и 2) связи этого заболевания с гнойным процессом в барабанной полости.

Доказать воспалительный процесс в лабиринте при помощи современных методов клинического исследования (вращательная и калорическая пробы, фистульный симптом, функциональное исследование слуха при выключении другого уха), а также при помощи анализа спонтанного нистагма, головокружения и расстройств равновесия, обычно не представляет затруднений. Диференциально-диагностически мы должны отличить заболевания, вызывающие такие же или подобные симптомы, в первую очередь заболевания самого ствола п. octavi, мозжечка и другие мозговые заболевания, сопровождающиеся нистагмом и головокружением, как, напр., множественный склероз.

Мы не будем останавливаться подробно на диференциальных признаках приведенных выше болезненных состояний (это можно найти в руководствах по неврологии), мы лишь коснемся особо важных пунктов, дающих возможность правильно ориентироваться с первого момента исследования.

Прежде всего, это касается направления и длительности нистагма. Лабиринтогенный нистагм лишь в самом начале заболевания направлен в больную сторону и то весьма редко, в остальных случаях без исключения нистагм направлен в здоровую сторону. Подобную закономерность направления нистагма мы не находим ни при одном другом, подлежащем дифференцированию заболевании. При образовании фистулы и при постепенном распространении воспалительного процесса в лабиринте мы наблюдаем нистагм обычно в форме непродолжительных припадков; при диффузном лабиринтите, как правило, всегда наблюдается очень резкий нистагм, сопровождающийся головокружением, постепенно ослабевающий и через две, максимум три недели полностью исчезающий. Таким образом, лабиринтный нистагм ограничен в смысле длительности своего существования.

Большей длительности нистагм (месяц, годы) никогда не наблюдается при лабиринтитах. Мозговые симптомы (сонливость, вялость, мозговой пульс, застойные соски, центральные параличи и парезы нервов и т. д.) никогда не вызываются неосложненным лабиринтитом.

Если твердо установлено, что мы имеем дело с заболеванием лабиринта, то при одновременно имеющемся otitis media приходится решать вопрос, имеем ли мы в данном случае тимпаногенный лабиринтит или лабиринтное заболевание другого порядка, не стоящее в связи с заболеванием уха, как, например, сифилис (при котором мы можем иметь даже положительный фистульный симптом), кровоизлияние, менингогенный лабиринтит или одно из тех заболеваний внутреннего уха, которые известны под общим названием меньеро- и отосклерозоподобных, генез которых не всегда достаточно ясен.

Конечно, сочетание otitis media purulenta и тимпаногенного лабиринтита встречается значительно чаще, чем последние приведенные сочетания, но все же самый точный анамнез, подробное местное и общее исследование, RW и т. д. должны большею частью привести к правильному заключению. Очень важны правильное распознавание и правильная оценка гнойного процесса в барабанной полости: нагноение надбарабанного пространства с холестеатомой и полипозом или тяжелая острая форма, естественно, заставляют думать о переходе гнойного процесса из среднего уха на лабиринт; в особенности подозрительно в этом направлении обострение хронического гнойного процесса в ухе и одновременное появление лабиринтных симптомов. Нужно, однако, помнить, что и при относительно благополучной отоскопической картине (otitis media acuta simplex при незначительных явлениях на барабанной перепонке и нормальной температуре) может наступить осложнение со стороны лабиринта.

Как только мы установили причинную связь между гнойным процессом в барабанной полости и заболеванием лабиринта и тем самым установили диагноз тимпаногенного лабиринтита, мы должны тут же ориентироваться относительно характера, равно и распространения воспалительного процесса в лабиринте.

При учете данных патологической анатомии и клинического течения подобное распознавание не представит трудностей. Самое важное мы вкратце повторим еще раз:

  1. Появление симптомов раздражения лабиринта при полностью или отчасти сохранившейся функции говорит с большой вероятностью о том, что прорыв в лабиринт подготовлен или уже последовал, но что мы имеем дело лишь с ограниченным воспалением в нем. При положительном фистульном симптоме мы почти с уверенностью можем предположить нарушение целости костной капсулы лабиринта.
  2. Появление симптомов раздражения в виде повторных припадков с одновременным понижением функции дает основание предподожить скачкообразное продвижение воспалительного процесса в лабиринте (чаще всего при грануляционной форме).
  3. Более или менее резкие лабиринтные симптомы при полном выключении функций являются типичными признаками свежего воспаления всего лабиринта. Для того чтобы судить о характере этого диффузного лабиринтита, необходимо учесть характер гнойного процесса в барабанной полости. Так, при остром otitis media в серозной стадии (в течение первых двух дней), равно как при скарлатинозном отите и при туберкулезе, лабиринтит в громадном большинстве случаев бывает серозным; в более поздней стадии острого отита (в гнойной стадии) и при обострении хронического отита он бывает обычно гнойным; при вяло протекающем остром отите (mucosus otitis) и при холестеатоме большею частью бывает грануляционная форма лабиринтита, реже - гнойная.
  4. Полное выпадение функций лабиринта, без одновременных симптомов раздражения со стороны лабиринта показывает, что нервные перципирующие клетки разрушены определенной формой воспаления (латентный лабиринтит). Давность этого процесса нам иногда удается узнать из анамнеза (данные о лабиринтных симптомах) или путем симптома компенсации. Но это единственное, что мы можем узнать при помощи наших методов исследования. Что происходит в самом лабиринте, имеем ли мы дело с уже излеченным процессом, с латентным спокойным или активным процессом, либо с секвестрацией части лабиринта,- на эти важные, иногда жизненные вопросы одно функциональное исследование не может дать удовлетворительный ответ. Часто важные указания мы получаем непосредственно на операционном столе, путем исследования обнаженной лабиринтной капсулы (экзостозы, секвестры, фистулы), которые ценны лишь при положительных данных, ибо при макроскопически нормальных лабиринтных стенках в самом лабиринте могут разыгрываться тягчайшие процессы разрушения.

Поэтому нужно помнить, что нашей диагностике в этом отношении поставлены известные пределы: мы можем лишь с уверенностью установить, полностью ли данный лабиринт функционально выключен или нет, но не можем сказать с уверенностью, какие патологические процессы в данный момент имеют в нем место.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15

[к оглавлению]