[На главную] [К оглавлению тома]

Лабиринтиты при эпидемическом цереброспинальном менингите

Как известно по клиническим и патологическим исследованиям Edmund'a Meyer'a,[1] Westenhoffer'a[2] и Goppert'a,[3] местом первичного внедрения инфекции при эпидемическом цереброспинальном менингите является носоглотка. Соответственно этому почти в 50% случаев, по Goppert'y, наблюдается участие среднего уха. Обычно это заболевание протекает легко, не вызывая перфорации барабанной перепонки и без каких-либо осложнений.

Значительно более частый, давно известный, более опасный и, к сожалению, почти всегда двусторонний лабиринтит не имеет никакого отношения к заболеванию среднего уха: он идет, так сказать, ретроградно из субарахноидального пространства вдоль ствола n. octavi и по aquaeductus cochleae. Клинические явления те же, что и наблюдаемые при острых диффузных лабиринтитах (подробнее см. ниже): шумы различного характера, резкое понижение слуха до полной глухоты, головокружение, тошнота и рвота. Спонтанные улучшения обычно не наступают, что и является причиной столь часто возникающей глухонемоты после эпидемического менингита.

Диагноз заболевания лабиринта при менингите в острой стадии заболевания затруднен вследствие общего тяжелого состояния с затемнением сознания; лишь когда сознание проясняется, удается установить у взрослых и у детей старшего возраста путем функционального исследования значительное понижение, а чаще - полное выпадение слуха. В раннем детском возрасте трудно констатировать глухоту Обычно она обнаруживается родителями в возрасте, когда нормальный ребенок начинает говорить, то-есть обычно на втором году жизни. Лишь при очень точном наблюдении со стороны родителей пробуждается некоторое подозрение, именно тогда, когда младенец лепечет и кричит чрезвычайно монотонным голосом и в особенности, когда ребенок усмехается, но не может громко смеяться (G. Alexander[4]). В этом возрасте удается иногда путем констатирования выпадения так наз. ауропальпебрального рефлекса поставить вероятный диагноз глухоты, ибо у нормально слышащего младенца уже очень рано при раздражающем шуме у уха наступает рефлекторное закрытие век (мигание). Однако этот диагноз весьма неточен. Еще на втором году жизни часто бывает нелегко установить, действительно ли данный ребенок глух или причина более позднего появления речи кроется в замедлении общего умственного развития или же в чем-либо ином.

Главный метод исследования наличия слуха в этом возрасте состоит в возбуждении шумов колокольчиками, металлическими предметами и т. д. незаметно для ребенка и в соответствующем наблюдении - будет ли реагировать ребенок на данный шум оглядыванием. Если на втором году жизни отсутствует эта реакция при отрицательном ауропальпебральном рефлексе, можно с некоторой уверенностью заключить об имеющейся глухоте. Вовлечение аппарата преддверия и полукружных каналов документируется меньеровским симптомокомплексом, выключение же вестибулярного аппарата объективно распознается отсутствием калорического и вращательного нистагма, равно как и остальных вестибулярных рефлексов (см. соответствующую главу).

Прогноз гнойных лабиринтитов, индуцированных менингитическим процессом, в отношении сохранения или возвращения нормальной слуховой функции - абсолютно плохой.

Профилактика и в данном случае значительно эффективнее терапии. Поэтому тотчас по установлении основного диагноза менингита мы должны путем люмбальных и субокципитальных пункций (при эпидемическом менингите - эндолюмбальным введением противоменингококковой сыворотки), а также общими мероприятиями постараться воздействовать на течение менингитического процесса и этим самым попытаться воспрепятствовать заболеванию внутреннего уха.

В начале лабиринтита Q. Alexander рекомендует спешное оперативное вмешательство, а именно: дренирование лабиринта со стороны горизонтального полукружного канала; последователей, однако, его предложение не нашло. *


* О заболеваниях внутреннего уха при сифилисе см. соответствующую главу.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15

[к оглавлению]