[На главную] [К оглавлению тома]

Кохлеарный аппарат

Все способы, предложенные для обнаружения притворной глухоты или притворного понижения слуха, я предлагаю разделить на три группы:

  1. Способы обнаружения односторонней притворной глухоты или одностороннего притворного понижения слуха.
  2. Способы обнаружения двустороннего притворного понижения слуха и
  3. Способы обнаружения двусторонней полной притворной глухоты.

К перечисленным группам относятся свыше 80 различных способов. Мы не станем, однако, приводить здесь все способы в отдельности и укажем лишь наиболее типичные, а на остальные сделаем лишь ссылки в литературном указателе. Кроме того, в конце мы укажем группы способов, доступных по степени своей сложности специалистам, работающим в различной обстановке, начиная от самой примитивной и кончая хорошо оборудованными клиниками и иными ото-ларингологическими учреждениями.

Все способы, относящиеся к первой группе, можно разделить на следующие подгруппы:

  1. способы, при которых применяется шепотная или разговорная речь,
  2. способы, при которых применяется одновременный разговор в оба уха исследуемого при помощи специальных приборов или Т-образных трубок,
  3. способы, при которых одновременный разговор в оба уха исследуемого производится при помощи телефонов,
  4. способы, при которых применяются слуховые трубки или воронки,
  5. способы, при которых применяются часы или акуметр,
  6. способы, при которых применяются заглушительные аппараты,
  7. способы, при которых применяются камертоны, сами по себе или вместе с другими приспособлениями,

Способы второй группы можно разделить на следующие подгруппы:

  1. способы, при которых применяются акуметры и другие приборы,
  2. способы, при которых применяется одна только разговорная речь,
  3. способы, при которых применяются камертоны,
  4. способы, при которых рекомендуется подробное функциональное исследование уха и набор Bezold-Edelmann'a,
  5. способы, основанные на сравнении взаимоотношений между остротой слуха для речи и для камертонов набора Bezold-Edelmann'a.

К третьей группе относятся следующие подгруппы:

  1. физиономическая диагностика,
  2. приемы, причиняющие боль или неприятные ощущения,
  3. приемы ошеломления исследуемого,
  4. способы, основанные на одновременном применении тактильных и слуховых раздражителей,
  5. способы, при которых применяется речь,
  6. способы, при которых применяются заглушающие аппараты,
  7. способы вызывания звуковых рефлексов (безусловных и условных),
  8. способы испытания различных реакций организма на звуковые раздражения.

Первая группа

Подгруппа а

1. Способ Schwartze[5]. Закрывают исследуемому здоровое ухо пальцем или комочком ваты. Этого, конечно, недостаточно для полной изоляции уха из слухового акта. Если поэтому исследуемый не будет повторять пробных слов, произносимых громкой речью у "глухого" уха его, то это будет указывать на симуляцию.

По поводу этого способа можно сказать следующее: неповторение пробных слов указывает на то, что исследуемый дает неправильные показания относительно здорового уха (слышит и не повторяет слов), но отнюдь не свидетельствует, что он в действительности слышит "глухим" ухом.

Модификации этого способа предложены V. Hammerschlag'ом,[8] Kircher'ом,[7] Kobel'ем[8] и Hartmann'ом [9].

2. Способ Warnecke[10]. Здесь необходимы два исследователя. Испытание производится шепотной речью. Первый исследователь становится на таком расстоянии от исследуемого, чтобы последний еще слышал шепотную речь, а второй исследователь - на некотором расстоянии позади первого. Исследуемому завязывают глаза и затыкают здоровое ухо. Определяется расстояние, на котором исследуемый повторяет слова, произносимые первым исследователем. Тогда, по данному сигналу, второй исследователь, стоящий дальше первого, начинает произносить шепотом свои пробные слова. Так как шепотная речь разных исследователей очень походит одна на другую, то исследуемый, введенный в обман, обычно начинает повторять пробные слова второго исследователя, не подозревая этого. Таким образом, для остроты слуха исследуемого получается большее расстояние, которое может еще увеличиться, если второй исследователь бесшумно будет передвигаться дальше от больного.

Практичность этого способа выигрывает от того, что первый исследователь не меняет своего положения и находится вблизи исследуемого, так как очень часто этот последний лишь тогда повторяет пробные слова, когда чувствует, что исследователь находится близко от него. Чтобы еще больше ввести исследуемого в заблуждение, исследователь может, стоя у самой ушной раковины исследуемого, только шевелить губами, в то время как пробные слова будет произносить второй исследователь.

Оба исследователя должны говорить одним диалектом, слова же непременно должны быть разные, так как исследуемый, услышав и повторив какое-нибудь слово на близком расстоянии, может отгадать его и на более далеком расстоянии только в силу своей комбинационной способности.

По f. Bezold'y,[11] за симуляцию говорит повторение исследуемым пробных слов с запинкой, не сразу, а также, если он, вместо громкого повторения слов лишь беззвучно шевелит губами.

Подгруппа б

3. Способ L. Muller'a[12]. Способ L. Muller'a заключается в следующем : допустим, что исследуемый симулирует глухоту на левое ухо. Тогда исследователь вставляет в правое ухо исследуемого слуховую трубу и начинает быстро тихим голосом произносить пробные слова, заставляя исследуемого повторять их. Этот предварительный опыт служит для установления той высоты голоса и быстроты смены пробных слов, которыми нужно пользоваться для того, чтобы исследуемый понимал их. Затем второй исследователь проделывает то же самое с левым ухом исследуемого. Если последний симулянт, то он, конечно, не станет повторять пробных слов. Тогда первый исследователь начинает вновь свой эксперимент на правом ухе и по данному сигналу оба исследователя начинают сразу говорить одновременно, не громким голосом, но достаточно быстро, разные слова, дабы в оба уха исследуемого сразу попадали слова разного смысла. Если исследуемый действительно не слышит левым ухом, то он будет по-прежнему легко и свободно повторять все произносимые в правое ухо слова, если же он симулирует глухоту, то он быстро собьется и начнет повторять и те слова, которые направлены в мнимо глухое левое ухо.

Способ L. Muller'a представляет собою модификацию еще ранее предложенного способа Teuber'a,[13] проверенного, кстати сказать, A. Lucae,[13] который нашел его ненадежным, так как даже спустя 1/4 часа непрерывного испытания у исследуемого не наблюдалось утомления, и он безошибочно повторял только те слова, которые были направлены в здоровое ухо.

Интересно, что много лет спустя W. Brunings[14] вновь рекомендовал этот способ как новый, лишь с той разницей, что он предложил применять многозначные числа.

На аналогичном принципе построены способы Kern'a,[15] Tschudi,[16] Coggin'a[17] и Lauterbach'a[18].

Подгруппа в

4. Способ Preusse[19]. Способ, предлагаемый Preusse, основан на наблюдении английского физика Silvanus Thompson'a, который обнаружил, что при переменном прикладывании трубки телефона то к правому, то к левому уху ощущение звука остается всегда на последнем из мест приложения. При включении сразу в гальваническую цепь двух телефонов локализация звука возникает в затылке.

Для обнаружения симулятивной глухоты по этому принципу Preusse предлагает пользоваться аппаратом с тремя телефонными трубками, одна из которых предназначается для врача, а две остальные - для исследуемого. При помощи особого приспособления можно направлять разговор в любую из двух трубок или в обе сразу. Телефонные трубки надевают на уши исследуемого и начинают быстро произносить пробные слова то в одну, то в другую трубку. Если исследуемый повторяет слова, направленные в телефон, приставленный к глухому уху, или же локализует звук в затылке, то он симулирует.

Способ этот, однако, нельзя считать надежным уже по одному тому, что наблюдение Silvanus Thompson'a не вполне подтверждено другими исследователями. Так, V. Urbantschitsch[20] нашел, что субъективное слуховое поле, локализуясь по средней линии головы, может перемещаться от лба к затылку в зависимости от высоты применяемого тона или шума. Самые высокие тоны или шумы локализуются во лбу, самые низкие - в затылке, остальные - в промежутках между указанными крайними точками, в строгом соответствии с хроматической тонскалой. При неодинаковом слухе на оба уха субъективное поле перемещается в сторону лучшего уха. Однако, и при одинаковом слухе на оба уха субъективное поле нередко перемещается от средины головы по направлению к любому уху и притом в различной мере для различных тонов, напр., для одного тона вправо, для другого влево.

Таким образом полагаться на локализацию субъективного слухового поля в затылке отнюдь невозможно, а в остальном способ Preusse обладает общим с другими подобными методами недостатком: исследуемый легко замечает, в какое ухо направлен звук, и может при достаточном внимании не повторять слова, направленные в мнимо-глухое ухо.

Модификации способа Preusse предложены Korting'ом,[21] Kalcic'ем[22] и Raoult'ем[23].

Подгруппа г

5. Способ Burchardt' а[24]. Способ Burchardt'a пригоден для определения одно- или двустороннего понижения слуха, но не полной глухоты. Испытание, по совету автора, производят под открытым небом. Испытывают каждое ухо в отдельности, затыкая ухо другой стороны, а глаза завязывают. Сперва испытание делают при помощи шепотной или разговорной речи у самого уха, заставляя исследуемого повторять пробные слова. При этом убеждаются, слышит ли исследуемый пробные слова вообще и на каком расстоянии. Затем исследователь постепенно удаляется от исследуемого, пока не дойдет до предела, у которого последний перестает слышать пробные слова. С этого места начинают разговор в слуховую трубу, один конец которой вставляется в ухо исследуемого, а другой конец - ротовой - заткнут продырявленной пробкой с проведенным сквозь последнюю гусиным пером. Исследуемый обычно соглашается, что через слуховую трубу он слышит на несколько большем расстоянии. Во время разговора исследователь внезапно закрывает пальцем гусиное перо и начинает произносить пробные слова мимо трубки. Если исследуемый повторит и эти слова, то этим объективно доказано, что он в действительности слышит лучше, нежели раньше показывал.

Heller[23] говорит, что при способе Burchardt'a нужна особенная быстрота, иначе исследуемый может разобрать, что говорится в трубу, а что мимо нее. Иногда, по мнению Heller'a, способ удается не при быстрой и внезапной смене разговора в трубу и мимо нее, а наоборот : при постепенной и медленной. Помимо всего этого, не все исследуемые соглашаются с тем, что они в трубу слышат разговор лучше, чем без нее.

Способ, предложенный Voltolini,[25] представляет до известной степени модификацию способа Burchardt'a.

6. Способ Tschudi[26]. Для применения этого способа нужно иметь четыре совершенно одинаковые ушные воронки, две из которых до половины выполнены воском. Исследуемому завязывают глаза и поворачивают его лицом к стене, чтобы еще больше затруднить ориентировку. Затем в оба уха вставляют воронки без воска и пробуют остроту слуха при помощи акцентуированной шепотной речи. Это дает ориентировочные данные относительно остроты слуха исследуемого вообще. Затем в здоровое ухо вставляют воронку с воском, а в глухое открытую воронку. Исследуемый испытывает при этом в обоих ушах одинаковое чувство закладывания и потому не в состоянии различить, каким ухом он, собственно, слышит. Если при таком испытании исследуемый повторяет пробные слова, то это служит доказательством, что он слышит их "глухим" ухом.

Недостаток этого способа, на который обратил внимание сам Tschudi, состоит в том, что в ухе, в которое вставлена воронка с воском, получается аутофония. Человек смышленый сразу на это обратит внимание и это даст ему возможность ориентироваться. Tschudi устранил впоследствии этот недостаток таким образом, что заставлял исследуемого записывать ответы под диктовку, но не повторять их вслух.

Понятно, что этот последний прием не может быть применен при испытании неграмотных людей.

Модификация этой идеи предложена Biehel'ем и Spiegel'ем[27]. Они рекомендуют вводить в здоровое ухо продырявленную каучуковую трубку вроде ушной воронки. Один исследователь произносит пробные слова, а другой попеременно то закрывает своим пальцем, то открывает каучуковую воронку. Если при открытой трубке исследуемый не повторяет пробных слов, то он симулирует.

Однако, введение в здоровое ухо каучуковой трубочки даже при затыкании ее пальцем не исключает вполне это ухо из слухового акта. С другой стороны, неправильные показания относятся не к глухому, а к здоровому уху.

Подгруппа д

7. Способ Erhardt'a[28]. Если плотно заткнуть оба уха, то даже тогда, когда на одно ухо имеется полная глухота, можно слышать звон часов с репетицией или звуки музыкального ящика на расстоянии 3 метров. Пользуясь этим, помещают исследуемого посреди комнаты, заставляют его заткнуть глухое ухо и, держа часы перед его здоровым ухом на расстоянии 2-2,5 метра, предлагают громко считать удары. Затем исследуемый должен заткнуть здоровое ухо и считать удары часов при открытом глухом ухе на расстоянии 1,5 метра. Действительно глухой на одно ухо должен слышать тиканье часов заткнутым здоровым ухом, симулянт же станет утверждать, что он ничего не слышит.

Понятно, что и при этом способе доказывается симуляция в отношении здорового уха, а не глухого.

8. Способ Valentin'а[29]. Для обнаружения симуляции односторонней глухоты Valentin рекомендует следующий способ: две резиновые трубки вставляют в оба уха исследуемого и направляют кзади от него. К концу трубки, идущей к мнимо глухому уху, приставляют вплотную часы. Исследуемого спрашивают, слышит ли он их ход. Он, конечно, скажет, что не слышит. Тогда начинают медленно приближать конец второй трубки к часам. Если исследуемый действительно глух на одно ухо, то он услышит часы на расстоянии нескольких сантиметров от конца второй трубки, между тем как при одинаковой остроте слуха на оба уха вторая трубка должна быть приставлена также вплотную к часам, чтобы исследуемый их услышал на соответственной стороне.

Способ Valentin'a очень напоминает способ Stenger'a (см. № 12), рекомендованный значительно позже и основанный на психо-физическом обмане: при приставлении к обоим ушам двух телефонов разной интенсивности кажется, будто мы слышим только тем ухом, на стороне которого помещен более громкий телефон, даже если другое ухо совершенно здорово.

К этой же подгруппе можно отнести еще и некоторые другие способы, как, например: Weintraub'a,[30] основанный на практическом применении paracusis loci; два способа J. Meyer'а,31 из которых один представляет модификацию способа Weintraub'a, а второй основан на определении разной интенсивности звука, доходящего к здоровому уху прямым или кружным путем при нарушении бинаурального слуха; способ Politzer'a[23] с его акуметром и способ Goldmann'a[33].

Подгруппа е

9. Способ Marx'a[34]. Marx предложил для определения симуляции односторонней глухоты пользоваться трещоткой Barany. Исследователь становится сбоку и позади исследуемого и вставляет в здоровое ухо последнего трещотку Barany. Так как исследуемый не видит лица исследующего, то, конечно, не может читать с его губ. Заглушается здоровое ухо и в это самое время исследователь спрашивает исследуемого, слышит ли он звук трещотки? Полагая, что вопрос относится к здоровому уху, исследуемый обычно отвечает утвердительно, но этим самым бесспорно доказывается, что исследуемый слышит мнимо глухим ухом, так как заглушаемым ухом он этот вопрос слышать не мог.

По мнению Marx'а, таким путем возможно до некоторой степени определить и остроту слуха, ставя вопрос голосом разной высоты. Способ прост, абсолютно надежен и дает полную гарантию против обвинения невинного в симуляции. Однако, при практическом применении способа Marx'а оказывается, что он не всегда ведет к цели.

Richter[35] предлагает модификацию, состоящую в том, что в оба уха исследуемого вставляют концы Т-образной трубки и, зажав трубку, идущую в здоровое ухо, оглушают мнимо глухое ухо. При этом симулянт выдает себя реактивным движением, зависящим от внезапного оглушения. И это, конечно, не асболютно надежно.

10. Способ Lombard'a [36]. Lombard подметил, что при внезапном оглушении у исследуемого наблюдается независящее от его воли повышение голоса. Заглушитель Lombard'a состоит из вибрирующей телефонной пластинки, приводимой в движение электрическим током.

Если у здорового человека оглушить одно ухо, оставив другое открытым, и заставить его читать вслух внятным голосом или же считать от 1 до 100, то интенсивность его голоса усиливается слабо, но если оглушить вторым оглушителен и другое ухо, то исследуемый теряет контроль над своим голосом и начинает говорить значительно громче, чем до того, и притом совершенно бессознательно и даже вопреки своей воле, если он осведомлен об этом способе.

Поэтому значительное повышение голоса при оглушении здорового уха показывает, что исследуемый не слышит другим ухом и не симулирует глухоты; если же резкое повышение голоса получается только после заглушения обоих ушей, то это указывает на симуляцию глухоты на второе ухо.

Подгруппа ж

11. Способ Moos'a[37]. Способ Moos'а основан на особенностях опыта Weber'a. При односторонней глухоте, зависящей от заболевания среднего уха, звук камертона, приставленного к темени, должен, как известно, латерализироваться в больное ухо, а при заболеваниях внутреннего уха - в здоровое. Приставляют камертон к средине темени исследуемого и осведомляются, в каком ухе он слышит звук камертона. Симулянт обычно указывает, что он слышит его в здоровом ухе. Тогда исследуемого заставляют заткнуть здоровое ухо, что должно повлечь за собою еще более интенсивную латерализацию звука в это ухо, симулянт же, незнакомый с особенностями опыта Weber'a, заявит, что он вовсе перестал слышать звук камертона.

На практике может, однако, случиться, что и симулянт будет давать верные показания, так как они относятся к здоровому уху, относительно которого он не боится давать верные показания. Кроме того, возможны и такие случаи, что исследуемый будет утверждать, что он совсем не слышит звука приставленного к темени камертона, и в этом нет ничего удивительного, если исследуемый пожилого возраста.

12. Способ Stenger'a[38,39]. Stenger рекомендует для обнаружения симулятивной односторонней глухоты пользоваться двумя унисонными камертонами, лучше всего с1 (256 колебаний в 1 сек.). При одинаковом ударе оба камертона слышны обоими ушами, если держать их на одинаковом от ушей расстоянии. Достаточно, однако, малейшего уклонения от указанных условий, и камертон становится слышным только на одной стороне. Если, например, держать камертон справа на расстоянии 10 см от уха, а слева на расстоянии 5 см, то исследуемый слышит только левый камертон. Для обнаружения симуляции односторонней глухоты поступают следующим образом: сперва при открытых обоих ушах определяют, на каком расстоянии от здорового уха исследуемый слышит камертон с1. Пусть это будет 20 см. Исследуемому завязывают глаза и держат перед мнимо глухим ухом второй камертон с1 на более близком расстоянии от уха, например, на расстоянии 5 см, а со здоровой стороны опять на расстоянии 20 см. Если исследуемый действительно глух на одно ухо, то он по-прежнему услышит здоровым ухом камертон на расстоянии 20 см, если же он симулирует глухоту, то он услышит здоровым ухом камертон лишь в том случае, когда он будет находиться на расстоянии, меньшем 5 см от уха.

Опыт Stenger'a представляет дальнейшее развитие наблюдения, сделанного еще до него Е. Bloch'ом[40,41]. Последний вместе с V. Urbantschitsch'ем считает, что бинауральный слух имеет то преимущество перед мензуральным, что к раздражению от источника звука, находящегося извне, присоединяется еще раздражение, идущее от центра и способствующее усилению интенсивности ощущения. Если пользоваться двумя унисонными камертонами, то при мнимой глухоте на одно ухо всякое приближение камертона к нему будет сопровождаться заметным усилением интенсивности звука, воспринимаемого здоровым ухом, или же локализацией звука внутри головы или на стороне здорового уха; всякое удаление камертона от мнимо глухого уха дает явления противоположного характера.

Вместо двух камертонов можно пользоваться только одним, при условии введения в уши исследуемого Т-образной резиновой трубки. Камертон держат перед общей частью Т-образной трубки и тогда при зажатии рукава, идущего к здоровому уху, звук камертона исчезает, если только другое ухо действительно глухое. При зажатии трубки, идущей к глухому уху, тон усиливается потому, что все звуковые волны направляются теперь только в одно ухо. Если же в испытуемом ухе имеются остатки слуха, то зажатие трубки, идущей к нему, вызовет ослабление звука на здоровой стороне вследствие того, что бинауральный слух всегда сильнее монаурального. Если исследуемый дает показания противоположного свойства, то он симулирует.

Опыт Bloch'a имеет два недостатка : во-первых, показания относительно усиления и ослабления звука, как имеющие чисто субъективный характер, ненадежны и, во-вторых, исследуемый может слышать звук применяемого камертона и все же плохо слышать членораздельную речь.

Способ Stenger'a также представляет некоторые практические неудобства. Так, например, очень трудно привести в одинаково интенсивное звучание два камертона, если ударять их обычным образом. Одинаковость звучания могла бы быть достигнута только в том случае, если бы оба камертона приводились в звучание электрическим током. Кроме того, оба камертона могут замирать не с одинаковой быстротой. Поэтому целым рядом авторов были предложены модификации опыта Stenger'a, при которых можно обходиться только одним источником звука. Подобную модификацию предложил еще Е. Bloch, как это видно из описания его опыта, а в новейшее время такие же модификации предложены A. Seifert'ом,[42] V. Hinsberg'ом,[48] В. М. Becker'ом,[44] John Guttmann'ом[45] и S. Т. Heidema[46].

Способ Seifert'a представляет собою не что иное как повторение способа Valentin'a (см. № 8), рекомендованного на 24 года раньше.

При способе Hinsberg'a взамен камертонов применяются телефоны, при способе В.М. Becker'a - фонендоскоп. При способе John Quttmann'a также применяются два телефона и вместо приближения и удаления их от ушей пользуются усилением интенсивности звука, направленного в глухое ухо. Если исследуемый действительно глух на одно ухо, то как бы мы ни усилили интенсивность звука со стороны глухого уха, восприятие звука здоровым ухом не прекратится, тогда как при наличии слуха на мнимо глухое ухо усиление интенсивности звука с этой стороны поведет к тому, что исследуемый перестанет слышать здоровым ухом. При способе Heidem'a также применяется фонендоскоп.

Укажем еще, что к этой подгруппе можно отнести множество других способов, которые мы не приводим подробно из-за экономии места.

Так, например, сюда относятся еще и следующие: способ A. Lucae,[47] проверенный в особенности Rohr'ом,[48] Gruber'a,[49] Chimani,[50] Hummel'я,[51] Knapp'a,[52] Bezold'a,[53] Dennert'a,[54] H. Neumann'a,[55] Hasslauer'a[56] (см. возражение на него С. М. Компанейца[57]), Courtade,[58] Escat,[59] и Sondermann'a[60].

Всех интересующихся описанием этих способов, равно как и всех других, здесь упоминаемых, но подробно не описываемых, я отсылаю к книге, написанной мною и Г.. Трамбицким[61].

Вторая группа

Подгруппа а

Сюда относится уже описанный выше способ Tschudi (№6), которым можно пользоваться как для обнаружения симуляции односторонней глухоты, так и обоюдостороннего понижения слуха.

Подгруппа б

13. Способ Dewerney'a[62]. Способ Dewerney'я состоит в двойном исследовании слуха: при открытых и при закрытых глазах. Сперва при открытых глазах определяют расстояние, на котором исследуемый слышит шепотную или разговорную речь. Затем исследуемому завязывают глаза и, неслышно удаляясь, снова испытывают слух для каждого уха в отдельности голосом той же высоты. Если исследуемый в последнем случае будет повторять пробные слова на большем расстоянии, чем в первом, и притом те же пробные слова, то это будет служить доказательством его симуляции. Завязывать глаза нужно для того, чтобы исследуемый не мог ориентироваться относительно расстояния, на котором находится врач. Истинно глухой должен в обоих случаях дать одни и те же показания.

Мне кажется, что при этом способе целесообразнее поступать наоборот: раньше исследовать при закрытых глазах, а потом при открытых, потому что исследуемый не должен знать, что врач постепенно от него удаляется, в чем и заключается вся ценность способа. При повторном исследовании с открытыми глазами уже не важно, если исследуемый видит, что врач от него постепенно удаляется, так как ему неизвестно то предельное расстояние, на котором он при первом исследовании повторял пробные слова.

К этой же подгруппе относится способ Casper'a,[63] при котором исследующий во время испытания слуха постепенно меняет интенсивность своего голоса.

Подгруппа в

14. Способ Ostino[64]. Если приставить низкий звучащий камертон к голове исследуемого и последний заявит, что он слышит звук камертона, то при затыкании обоих ушей, он должен слышать его еще сильнее, так как для этого вовсе не требуется слух через воздушную проводимость, а только через костную. Если же при заткнутых ушах исследуемый заявит, что он перестал слышать тот же низкий камертон, который он раньше слышал при открытых ушах, то ясно, что он симулирует.

Способ Ostino представляет не что иное, как модификацию способа Moos'a (№ 11).

При этом способе Ostino, однако, испытывается лишь самая верность показаний исследуемого, но не степень понижения слуха.

Сюда можно отнести и способ Chimani (лит. источник № 50).

Подгруппа г

15. Способ Компанейца[65]. Исходя из того положения, что исследуемые в большинстве случаев незнакомы с физическими свойствами звучания камертонов, С. М. Компанеец советует прибегнуть к следующему приему: сообщив камертону (из набора Bezold-Edelmann'a) максимальный удар, подносят его к уху исследуемого. Зто повторяют с промежутками до тех пор, пока исследуемый заявит, что он больше не слышит звука камертона. Протекшее от начала звучания камертона до данного момента время отмечают при помощи секундных часов. Допустим, что оно составляет х секунд. Тогда, не ударяя камертон вновь, подносят его ко второму уху исследуемого и определяют, сколько секунд он будет слышен этим последним ухом. Очень часто можно при этом наблюдать, что исследуемый, будучи незнаком с законами звучания камертонов, не соображает, что камертон уже звучал х секунд, и, полагая, что исследование другого уха началось лишь с момента поднесения к нему камертона, охотно заявляет, что он слышит звук камертона у другого уха также некоторое количество секунд, допустим, у секунд. Очевидно, что для этого другого уха общее число секунд звучания камертона составляет уже х+у. Следующий камертон сначала подносят к лучшему уху и потом к худшему. Тогда мы получим уже обратные явления, т.е. лучшим ухом он будет слышать второй камертон менее долго, чем худшим и т. д.

Таким образом, попеременно то правое, то левое ухо оказывается лучшим в акустическом отношении.

Если полученные данные изобразить на сетке в виде кривых, то окажется, что обе кривые будут многократно перекрещиваться.

Многократный перекрест слуховых кривых является несомненным доказательством симулятивности показаний исследуемого.

Так как камертоны с4 и с5 звучат недолго, то этот способ часто удается только до камертона с3 включительно.

Во время исследования глаза исследуемого должны быть завязаны.

К этой же подгруппе относятся способы Dolger'a[66] и Hasslauera[67,68].

Подгруппа д

16. Способ Компанейца[66] - Rhese[69], При исследовании симулянта важно не только установить самый факт симуляции, но также, по возможности, выяснить и истинную остроту слуха.

Совершенно надежных методов для этой последней цели не существует, но предложенный Компанейцем и Rhese, независимо друг от друга, способ до известной степени удовлетворяет этому требованию.

Способ Компанейца-Rhese основан на установлении взаимоотношения между остротой слуха для речи и тонов, которое представляется довольно постоянным.

Для этого необходимо иметь известные стандарты, указывающие на положение слуховых кривых и состояние объема слуха при различной остроте слуха для речи. Стандарты эти должны быть установлены при помощи исследования лиц, не имеющих основания симулировать.

Таблица подобных взаимоотношений приведена в главе "Методы исследования слухового органа"; в помещенной ниже (см. стр. 1279) таблице мы снова приводим те же данные и для сравнения - данные, полученные Rhese.

Одни симулянты, совершенно не подозревая, что существует определенное взаимоотношение между остротой слуха для тонов и речи, дают неправильные показания только при исследовании речью.

Изобразив на сетке кривую слуха для тонов и сравнив ее со стандартом, можно получить представление о действительной остроте слуха для речи, а не о той, которую указывает исследуемый.

Другие дают неправильные показания и для тонов, и для речи, но по отсутствию соответствия между остротой слуха для речи и тонов, которое исследуемый не может знать, мы судим о правильности или неправильности показаний исследуемого.

Конечно, и этот способ не вполне надежен. Так, некоторые ловкие симулянты при исследовании камертонами ведут про себя счет и, дойдя до определенного числа, каждый раз одинаково якобы перестают слышать звук камертонов. Таким путем они стараются не впадать в противоречия при повторных исследованиях.

При исследовании необходимо еще обращать внимание на форму кривой: она должна быть типична для тех или иных форм заболевания слухового органа, т.е. должна иметь восходящий характер при заболеваниях звукопроводящего аппарата, нисходящий при заболеваниях звуковоспринимающего аппарата, а при комбинированных заболеваниях обоих отделов уха кривая должна иметь два ската.

Кроме того, при двусторонних заболеваниях уха одинакового характера кривые обоих ушей обычно очень походят одна на другую.

Третья группа

Полная глухота на оба уха, по мнению и наблюдениям большинства авторов, симулируется очень редко, так как это требует необыкновенной выдержки со стороны симулянта, особенно, если наблюдение за ним длится очень долго.

Острота слуха для речи Мои исследования Исследования Rhese
Слуховой объем Положение кривой слуха Слуховой объем Положение кривой слуха
1. Полная глухота для речи, resp. способность понимать отдельные звуки громкой речи ad concham или громкую речь в слуховую трубку c1 (м)-с4 11-20% c1 (м)-с4
или же
с2 (м)-с4
10-18%
2. Громкая речь
  а) оба уха одинаковы С(б)-с4 4-19% c(м)-с4 10-20%
  б) одно ухо лучше С(б)-с5 11-31%
3. Шопотная речь
  а) оба уха одинаковы или второе хуже:
    Тип 1. Восходящая кривая С(б)-с5 12-40% c3-c5 10-30-50%
    Тип 2. Нисходящая кривая E-1-c5 65-12%
  б) второе ухо лучше
    Тип 1. Восходящая кривая С(б)-с5 14-49%
    Тип 2. Нисходящая кривая С(б)-с5 62-0%
4. Шопотная речь 4—10 см
    Тип 1. Восходящая кривая С(б)-с5 11-48%
    Тип 2. Нисходящая кривая E-1-c5 95-20%
5. Шопот 10—20 см " 14-54%
6. Шопот 20—30 см " 18-56% g2-c5 10-30-50%
7. Шопот 30—60 см " 28-68%
8. Шопот 60 см — 1 метр " 25-65%
9. Шопотная речь 1 — 2 метра
    Тип 1. Восходящая кривая E-1-c5 37-71% c(м)-с5 10-75%
    Тип 2. Нисходящая кривая " 78-22% c(б)-с4 95-15%
10. Шопотная речь 2—5,1 метра
    Тип 1. Восходящая кривая " 25-85% c(б)-с5 15-85%
    Тип 2. Нисходящая кривая " 92-50% c(б)-с5 100-65%
11. Шопотная речь 6,4—7,5 метра
    Тип 1. Восходящая кривая " 72-94% c(б)-с5 20-50%
    Тип 2. Нисходящая кривая " 100-12% C-1(б)-с4 100-80%

Редкость симуляции обоюдосторонней полной глухоты как нельзя более кстати, так как мы не располагаем достаточно надежными методами для ее обнаружения.

Впрочем, недостатка в способах, относящихся к этой группе, нет.

Подгруппа а

17. Физиономическая диагностика. Для отличия действительной глухоты от симулируемой рекомендуется обратить внимание на поведение исследуемого и его манеру держать себя, что получило название физиономической диагностики. При полной глухоте бросается в глаза пытливое, тревожное выражение лица исследуемого, его монотонная, протяжная речь без всякой модуляции или интонации или, при односторонней глухоте, привычка наклонять здоровое ухо к источнику звука. Действительно глухие приближают свое здоровое ухо к лицу говорящего, но лишь слегка, тогда как симулянт обычно проделывает то же в преувеличенном виде, так что это резко бросается в глаза. Глухие стараются читать по губам говорящего и потому пытливо смотрят на собеседника, симулянты обычно избегают смотреть на говорящего с ними исследователя.

Истинно глухие, как потерявшие контроль над своим голосом, говорят либо чрезмерно громким, либо чрезмерно тихим голосом, независимо от того, каким голосом с ними разговаривает исследователь, тогда как симулянты повышают голос параллельно с голосом исследователя. Глухие сейчас же отвечают на вопрос, если они его услышат, тогда как симулянты отвечают не сразу, а спустя несколько секунд, и не сразу повторяют пробные слова, а как бы складывают их по слогам (ср. у Lucae,[13] Demerney'я,62 Berruyer[70] и Erhardt'a[71]).

Подгруппа б

18. Причинение болей испытуемому. В прежнее время для обнаружения симуляции глухоты прибегали к таким приемам, которые с современной точки зрения должны считаться абсолютно недопустимыми. Испытуемых морили голодом или кормили пищей, вызывавшей отвращение, подвергали истязаниям (холодные души, сильные электрические токи, раздражающие втирания и т.п.), хлороформировали и будили, с целью воспользоваться затемненным сознанием при пробуждении от наркоза и т. д.

Подобные приемы, как приносящие вред здоровью исследуемых, конечно, абсолютно недопустимы.

К этой же категории недопустимых приемов нужно отнести способ Fr. Grossmann'a,[72] который советует причинить исследуемому при помощи пружинящего зонда Lucae боль, которую симулянт будто бы будет скрывать.

Подгруппа в

19. Приемы ошеломления испытуемого. Приемы ошеломления испытуемого также должны быть оставлены. Они, хотя и не причиняют никакого ущерба здоровью, но в случае неудачи бесповоротно роняют авторитет врача, а симулянт остается в выигрыше.

Таковы приемы, оскорбляющие самолюбие исследуемого (брань и т.п.) или вызывающие в нем чувство стыда или радости.

Так, Krugelstein[73] описывает случай, когда исследуемый был изобличен тем, что свидетельствовавший его врач указал, что у него не в порядке одежда, исследуемый торопливо стал ее застегивать. Burkner[74] рассказывает о симулянте, которого он изобличил тем, что велел сиделке принести большой нож. Испугавшись операции, симулянт сознался.

К этой же категории можно отнести способ Wilde[75]: исследуемого спрашивают, как давно он оглох; способ Berruyer[70] - исследуемого, у коего завязаны глаза, предупреждают, что он может споткнуться и упасть, и два способа Chavasse и Toubert'a[76] - при которых исследуемого пугают катетером или фарадическим током.

Подгруппа г

20. Способ Говсеева[77]. Идея этого способа основана на существовании иллюзии при одновременном восприятии впечатлений двумя органами чувств: осязанием и слухом.

Вот как автор описывает свой способ: "Стоя позади одетого человека с нормальным слухом, проведите обыкновенной одежной щеткой по его спине. Руководясь отчасти осязанием, отчасти слухом, он безошибочно распознает, что вы это сделали именно щеткой. Затем, не изменяя своего положения, проведите по его спине ладонью руки и в то же время проведите по своему платью щеткой. В этом случае слуховые ощущения сочетаются с осязательными, и разница в обоих опытах, субъективно такая незначительная, выразится, однако, в том, что исследуемый то и дело будет путаться: ему будет казаться, что вы водите по его спине щеткой, в то время как вы касались его рукой, и, наоборот, он почувствует руку там, где на самом деле была щетка. Если бы, однако, человек мог отрешиться от своих слуховых ощущений, то он судил бы только на основании осязательных ощущений, и тогда, без сомнения, особенно после небольшого упражнения, легко мог бы уловить разницу осязательных впечатлений от столь различных предметов, как щетка и рука исследуемого. На здоровых людях, т.е. обладающих нормальным слухом, трудно проверить это предположение по той причине, что, благодаря проводимости через кости, совершенное устранение слуха невозможно. Впрочем, сильно затыкая уши пальцами, можно достигнуть того, что шум щетки будет доноситься очень слабо, и тогда явится условие для почти безошибочного распознавания различных прикосновений - щетки и руки исследующего. Того же результата можно достигнуть, хотя и в меньшей степени, производя над ухом исследуемого посторонние объективные шумы, например, шурша бумагой (намек на заглушение по Barany!), а также увеличивая расстояние между исследователем и исследуемым".

Опыт на исследуемом глухом автор производит следующим образом : не предваряя в чем суть, автор сначала в присутствии исследуемого производит опыт со щеткой на ком-либо другом. Исследуемый сейчас же соображает в чем дело. Тогда приступают к производству того же опыта на исследуемом. Сперва проводят отдельно по его спине щеткой и рукой, пока не убедятся, что он разбирается в этом, а затем проводят одновременно щеткой по спине испытуемого и рукой по собственному платью и наоборот. При глухоте получаются верные ответы - глухой не ошибается, при наличии слуха получаются ошибочные ответы.

Опыт Говсеева подвергся проверке со стороны ряда авторов. Так, Hechinger[78] пришел к заключению, что исследуемый вовсе не получает разнородные ощущения - тактильные и слуховые, - а только слуховые, но разного свойства при проведении щеткой и рукой. При одновременном проведении рукой по спине исследуемого и щеткой по платью исследователя, и наоборот, исследуемый постоянно больше слышит шум трения щетки, и ему кажется, что по его спине проводят щеткой.

Поэтому, по мнению Hechlnger'a, опытом Говсеева можно руководиться только в следующем случае: если исследуемый регулярно говорит, что он чувствует щетку в то время, когда проводят по его спине рукой, а по своему платью щеткой, или же регулярно говорит, что чувствует руку, когда щетка в покое, то не подлежит сомнению, что он слышал шум трения щетки, а потому его глухота притворна.

Занимаясь проверкой опыта Говсеева, я лично[65] не мог подтвердить наблюдений Hechlnger'a. Последний утверждает, что тактильных ощущений при данном опыте вовсе нет, а имеются одни только слуховые. Чтобы исключить влияние слуха, я производил опыт Говсеева, одновременно оглушая оба уха исследуемого трещетками Barany, когда о слуховых ощущениях не могло быть и речи. При этом для руки я получил 76,2% верных показаний, а для щетки 68,2%. Отсюда следует, что 1) верные показания могут обусловливаться одними тактильными ощущениями, и 2) что глухие могут при опыте Говсеева давать ошибочные показания, как и лица с нормальным слухом.

Практические выводы отсюда таковы:

    Способ Говсеева имеет только тогда доказательное значение, когда исследуемый дает постоянно безошибочные показания относительно руки и щетки. В таких случаях можно быть уверенным в наличии глухоты или близкого к этому состояния (опыт удается и на лицах, которые слышат громкую речь ad concham), так как не ошибаются только глухие. Напротив, в случае ошибочных показаний мы не в праве заключить о симулятивности показаний исследуемого, так как и глухие могут при этом ошибаться.
  1. Опыт Говсеева может служить для обнаружения симуляции понижения слуха во всех случаях, где исследуемый при остроте слуха, превышающей "хлопотную речь ad concham", утверждает, что он чувствует руку при проведении рукой по его спине с одновременным проведением щеткой по платью исследователя, а также в тех случаях, когда он дает подобные показания при затыкании здорового уха пальцем.

Ф.А. Попов[79] предлагает следующую модификацию опыта Говсеева: к обнаженной спине исследуемого прикладывают один за другим несколько слоев тюля, до тех пор, пока при одновременном проведении щеткой и рукой исследуемый не перестанет различать ту и другую. Если после этого перейти на изолированную пробу щеткой и рукой, то глухой по-прежнему не будет отличать одну от другой, а человек, обладающий слуховой способностью, начнет верно отличать щетку от руки. При оглушении двумя трещетками Barany лица, обладающие слухом, также начнут давать верные показания для изолированной пробы щеткой и рукой, а глухие нет.

Ф.А. Попов полагает, что при производстве опыта Говсеева обычно рекомендуемым образом нельзя выводить никаких заключений о слуховой способности исследуемого, так как способность различать щетку от руки зависит не только от слуха, но и от тонкости осязательных ощущений; ошибочные показания можно наблюдать и у глухих, так как интенсивность раздражения может не находиться в соответствии с порогом возбудимости у них.

Главное значение принадлежит слуховым ощущениям, последние влияют тормозящим образом на осязательные ощущения, растормаживание же происходит либо при искусственном оглушении, либо при настоящей глухоте.

Последнее предположение Ф.А. Попова, в сущности, ничем не доказано, с другой стороны, им не опровергаются мои наблюдения, согласно которым при искусственном оглушении показания становятся правильными, как и у глухих и глухонемых, поэтому, на мой взгляд, попрежнему остается в силе выставленное мною под рубрикой "а" положение.

Кроме того, Ф.А. Попов очень усложняет производство опыта, предлагая при каждом исследовании постепенно увеличивать число слоев тюля и затем так же постепенно их уменьшать и производить три серии проб: комбинированную, изолированную и при трещотках Barany.

Считаю также непрактичным его совет производить легкие поглаживания щеткой. Это, быть - может, имеет значение, когда у исследуемого обнажена спина, но когда он в одежде, проводить и щеткой и рукой нужно с достаточной силой. Мне кажется, что Ф.А. Попов получил бы другие результаты, если бы он придерживался этого последнего условия.

21. Способ Е. Grunwaldt'a[80]. Внимание испытуемого отвлекается мнимым исследованием его чувства осязания. Испытуемому завязывают глаза и дают ему в руки какой-нибудь предмет, предлагая определить, что это такое. Если он говорит, что не может определить таким путем, с каким предметом он имеет дело, или же дает ответ не сразу, ему предлагают переложить предмет в другую руку. Если испытуемый это выполнит, то тем самым докажет, что он слышит.

К этой же подгруппе можно отнести способы Schwartze,[5] Gasper'а,[63] Erhardt'a[71] и Ostino[81].

Подгруппа д

22. Способ Ostino[81]. Исследователь пользуется постоянно одними и теми же двумя пробными словами, которые известны исследуемому. Последний должен повторять эти слова за врачом, который произносит их беззвучно, одними только губами.

По наблюдениям Ostino глухие читают при этом правильно с губ исследующего приблизительно в 50% всех случаев, симулянт же никогда не повторит правильно произносимые исследователем слова, а всегда скажет другое.

К этой же подгруппе нужно отнести способы Gelle,[82] E. Barth'a[83] и J. Kindlmann'a[84].

Подгруппа е

23. Способ Lombard'а[36 и 85]. Способ Lombard'a применим для распознавания не только односторонней симулятивной глухоты, но и двусторонней.

При полной глухоте на оба уха оглушение обоих ушей трещотками Barany не ведет к повышению голоса, так как глухого невозможно оглушить трещотками. Повышение голоса при оглушении указывает на то, что глухоты нет и что исследуемый симулирует.

Н. Раре,[86] занимавшийся проверкой способа Lombard'a, пришел к заключению, что доказательным является только положительный результат опыта, т.е. повышение голоса при оглушении, тогда как при отсутствии повышения голоса никаких выводов делать нельзя. Повышение голоса обусловливается отсутствием слуха, которым нормально контролируется высота голоса. Однако контроль идет и со стороны мускулатуры, т.е. той силы иннервации, которая нужна для сокращения последней. Это мышечное чувство может быть, конечно, различно развито у различных субъектов и у некоторых в состоянии заменить отсутствующий слух. Поэтому некоторые субъекты могут при исключении слуха произвольно изменить сокращение мускулатуры и сохранить прежнюю интенсивность голоса.

Подгруппа ж

Вызывание двигательных рефлексов в ответ на звуковые раздражения, казалось бы, является наиболее простым способом установления наличия слуха. Однако на деле оказывается, что этот вопрос обстоит далеко не так просто, во-первых, потому, что не всегда в ответ на звуковое раздражение обязательно появляется рефлекс и, во - вторых, появление рефлекса не всегда обусловливается действием одних только звуковых раздражений, не говоря уже о том, что рефлекс ни в коем случае не является мерилом имеющейся остроты слуха.

Как известно, различают безусловные рефлексы, которые представляются унаследованными и появляются в ответ на раздражение без всяких предварительных упражнений, как, например: реакция зрачка на свет, сухожильные рефлексы и т.п., и условные рефлексы (Павлов, Бехтерев), которые нужно предварительно вырабатывать, воспитывать и которые могут по выработке угасать, если ими перестанут пользоваться.

Оба вида рефлексов можно использовать с целью обнаружения симулятивной глухоты.

а) Безусловные рефлексы

В ответ на звуковые раздражения можно наблюдать целый ряд двигательных актов. Наиболее постоянными являются следующие: 1) движение зрачка в ответ на звук, 2) движение ушной раковины, 3) движения век, 4) сокращения m. tensoris tympani и 5) сокращения мускулатуры тела.

Наиболее постоянными являются сокращения век, они наблюдаются в 95%, остальные менее постоянны: рефлекторное сокращение мышц тела наблюдается в 60% и изменения зрачка - в 30%. Движения ушной раковины наблюдаются, главным образом, у животных (рефлекс Esser'a и Ргеуег'а), а наблюдение сокращений m. tensoris tympani представляет большие технические трудности.

Таким образом, отсутствие рефлекса на звуковое раздражение не может служить бесспорным доказательством глухоты. К этому нужно еще прибавить, что рефлексы на движение век и сокращение мускулатуры тела могут быть подавлены усилием воли.

С другой стороны, рефлексы иногда появляются у заведомо глухих, например, у глухонемых, что зависит от способа их испытания. Так, при вставлении в ухо вызывающих шум аппаратов (трещотка Barany и пр.) возникают не только звуковые, но и тактильные ощущения, в ответ на которые также могут появляться движения век.

Появление рефлекса на звук со стороны зрачков впервые было описано Шурыгиным: при поднесении к уху звучащего камертона зрачки сперва быстро суживаются, затем медленно расширяются. Cemach[87].утверждает, что этот рефлекс наступает только при рассеянном дневном свете, чего, однако, не могли подтвердить при проверочных исследованиях Е. Wodak и M. H. Fischer[88]: опыт удается и при ярком искусственном освещении.

Звуковой рефлекс на веки впервые был рекомендован В. М. Бехтеревым и применен для исследования симулятивной глухоты Falta[89] и С. Беликовым[90].

24. Способ Falta[89] - Беликова[90]. Оба автора, независимо друг от друга, рекомендовали для обнаружения симулятивной глухоты наблюдение рефлексов на веки - ауропальпебральный рефлекс - при звуковых раздражениях. В то время как Falta для этой цели пользовался камертоном, Беликов предложил более интенсивный источник звука в виде барабана, по которому при нажатии кнопки ударяет молоток. Благодаря особой пружине сила удара, а следовательно, и возникающего звука, могут быть градуированы. Барабан соединен с помощью резиновой трубки с ухом исследуемого. Свой аппарат Беликов называет microtympanon. При наличии слуха он получил положительный результат в 90% всех случаев. Полное отсутствие рефлекса Белинов наблюдал у лабиринтэктомированных и у глухонемых без остатков слуха. Однако и сам Белинов считает, что нельзя на основании этого способа считать исследуемого наверняка симулянтом.

Wotzilka[91] предложил для вызывания ауропальпебрального рефлекса пользоваться камертонами с1, a2, g3, с4 и органной трубкой а2.

Wodak[92] полагает, что при способе Falta - Беликова речь идет не только о рефлексе с п. acusticus на п. facialis. Несомненно, тут играют роль и чувствительные раздражения со стороны тройничного нерва (исследования Froschels'a и Kisch'a).

б) Условные рефлексы

25. Способ Арандаренко[93]. Вырабатывается условный рефлекс на звук при сочетании с болевым рефлексом. После этого рефлекс появляется при одном только звуковом раздражении без болевого.

Практически это выполняется так: исследуемого помещают за ширмой, нога его лежит на наклонной плоскости, к которой прикреплены два контакта, служащие для соединения с проводами, идущими от электрической машинки для фарадизации. Звуковое раздражение производится любым электрическим звонком. Провода от звонка и от машинки для фарадизации подводятся к трем кнопкам. При нажатии на одну кнопку приводится в действие только фарадическая машинка, при нажатии на другую - только звонок и при нажатии на третью - и то и другое.

Исследуемый лежит за ширмой, дабы он не мог видеть манипуляций врача, и выставляет через вырезку в ширме только свою ногу, лежащую на наклонной плоскости. Чтобы устранить влияние внешних отвлекающих моментов, лучше всего поместить исследуемого в темной комнате, но все же так, чтобы врач мог наблюдать за ним.

Исследование начинают с тока определенной силы, которым можно вызвать двигательную реакцию ноги на боль, что скажется в отдергивании ноги. Затем начинают сочетание раздражений: болевого со звуковым. Раздражения лучше всего повторять через 15 секунд. После 50 сочетанных раздражений, иногда меньшего числа, иногда большего, получается отдергивание стопы на одно звуковое раздражение, что служит бесспорным доказательством того, что исследуемый слышит звук звонка и, следовательно, симулирует глухоту.

26. Способ Паутова[94]. Приведенный выше способ П. А. Арандаренко только тогда дает возможность судить о симуляции глухоты, когда удается выработать условный рефлекс. Но, если на одно звуковое раздражение не получается отдергивания ноги, то можно ли с уверенностью сказать, что мы имеем дело с глухим субъектом? Конечно, нет, так как у нас не имеется индикатора, который показывал бы, что у данного субъекта условный рефлекс действительно выработан, т.е. что произведено достаточное количество сочетаний.

Н. А. Паутов предлагает поэтому выработать условный рефлекс по способу Платонова на сочетание болевого раздражения с одновременным световым (вспыхивание лампочки) и звуковым. При этом условный рефлекс вырабатывается как на сочетание света со звуком, так и на каждый из этих раздражителей в отдельности. Реакция на звук вырабатывается всегда раньше, чем реакция на свет.

Ввиду этого получение реакции на свет при отсутствии реакции на звук служит доказательством отсутствия слуха у исследуемого, так как реакция на свет служит индикатором того, что реакция на звук должна была бы выработаться раньше.

При описанных способах П. А. Арандаренко и Н. А. Паутова доказывается бесспорно самый факт наличия слуховой способности, но острота слуха и этими способами не определяется, что на практике представляется всегда наиболее важным.

Подгруппа з

27. Способ Albrecht'a[95]. Если включить человека в цепь гальванической батареи низкого напряжения, то гальванометр, включенный в ту же цепь, сначала обнаруживает колебания установочного характера; такие же колебания получаются при произвольных переменах контакта, а также вследствие эндосоматических процессов, происходящих в организме человека.

Такие эндосоматические процессы возникают под влиянием также и внешних раздражений: световых, звуковых и пр. Этим и пользуются для отличия органической глухоты от неорганической, т.е. психогенной или симулятивной.

Батарея состоит из двух элементов Leclanche с напряжением в 2,4 вольта. В цепь, соединенную с этой батареей, включают исследуемого, которого помещают в затемненной комнате при отсутствии посторонних звуков, так как для удачи опыта необходимо отсутствие всяких внешних раздражений. Спустя некоторое время колебания гальванометра успокаиваются (иногда через 1/4 и 1/2 часа). Затем начинают испытание шепотом на расстоянии от 4 до 1/2 метра. Если шопот не дает результата, то постепенно повышают голос. Если на целый ряд слов получается колебание стрелки гальванометра, то это служит доказательством того, что исследуемый слышит.

С целью включения исследуемого в цепь заставляют его положить свои руки на два медных электрода, а на руки кладут подушечки с песком, чтобы руки лежали неподвижно.

Колебания гальванометра наступают на звуковые раздражения не сразу, а через некоторый скрытый период в 1-2 секунды; размах стрелки гальванометра составляет в норме от 2 мм до 4 см.

При органической глухоте никаких размахов гальванометрической стрелки не получается.

Таким путем можно отличить органическую глухоту от функциональной или симулятивной, но отличие функциональной от симулятивной таким путем невозможно.

С. J. A. van Iterson[96] проверил этот способ на здоровых и глухих и нашел его вполне пригодным.

Сюда же относятся способы О. Brunzlow'a и О.Lowenstein'a[97] и Muck'a[98,99].

В заключение укажем еще на выбор тех или иных из числа приведенных способов в зависимости от возможностей, которыми располагает исследователь.

При отсутствии всяких инструментов можно рекомендовать способы Schwartze (№ 1), Warnecke (№ 2), Tschudi (№ 6), Biehl'a и Spiegel'я (под № 6), Erhardt'a (№ 7), Moos'a (№ И), Говсеева (№ 20) и Grunwaldt'a (№ 21).

Врачам, располагающим небольшим набором камертонов и трещоткой Barany, можно, кроме только что перечисленных способов, рекомендовать еще и следующие: способ Muller'a (№ 3), Marx'a (№ 9), Lombard'a (№ 10), Stenger'a (№ 12), Lombard'a (№ 23) и Falta -Белинова (№ 24).

Врачам, располагающим набором Bezold-Edelmann'a, можно еще прибавить способы Компанейца (№ 15) и Компанейца - Rhese (№ 16).

К более сложным способам, которые требуют особых приспособлений, надо отнести способы Арандаренко (№ 25), Паутова (№ 26) и Albrecht'a (№ 27).



1 2 3 4 5 6 7

[к оглавлению]