[На главную] [К оглавлению тома]

Электрические аппараты

Существует множество моделей электрических: аппаратов для тугоухих, носящие различные названия, как то: аппарат Akustik, выпущенный в продажу немецкой фирмой "Deutsche Elektricitat-Gesellschaft.", Aurophon - аппарат американского изготовления, Megalophon - частного телефонного общества в Берлине, Esha-Phonophor фирмы Siemens u. Halske в Берлине, Akutus - фирмы "Horgut" в Берлине, Radlophon (G. Eichhorn) и т. д.

Электрические аппараты могут принести пользу тем тугоухим, слух которых становится недостаточным для поддержания обыкновенной разговорной речи и которые понимают очень громкую речь у самого уха. При этом источник звука должен все же находиться не очень далеко от ушной раковины больного (A. Barth[2]).

Электрические аппараты состоят из телефона и микрофона. Микрофон при разговоре должен лежать горизонтально и только наличие двух микрофонов дает возможность употреблять их в вертикальном положении.

Flatau[22] указывает на то, что по первому результату исследования нельзя еще судить вполне о пригодности или непригодности аппарата, так как к электрическим аппаратам нужно привыкнуть, что достигается постепенным их применением.

Привыкание должно состоять в умении отвлечься от посторонних шумов, возникающих в аппарате при замыкании электрического тока.

Все же назначение аппарата должно производиться только отиатром после предварительного тщательного качественного и количественного исследования слуха.

Рис. 13. Модель электрического аппарата для глухих, состоящего из микрофона, телефона и батареи.

Недостатки электрических аппаратов состоят в том, что усиление звука не идет параллельно с лучшей его понимаемостью, скорее даже от чрезмерного усиления звука он становится менее разборчивым.

В общем, возможная польза от электрического аппарата зависит от возможности устранения появляющихся в самом аппарате во время его употребления посторонних шумов, от наступающего качественного изменения звука, от наличия басовой или дискантовой глухоты, от изменения тембра звука и от субъективных ушных шумов у больного, могущих походить на звуки, возникающие в аппарате.

На этот недостаток микрофонов указал уже давно П.Д. Енько[23]. Микрофоны, по его мнению, потому не могут способствовать пониманию речи тугоухими, что они усиливают не только речь говорящего, но и всякие другие звуки: уличный шум, шум, производимый окружающими лицами и т.п.

На рис. 13 и 14 представлены модели наиболее употребляемых электрических аппаратов.

Финский инженер Tigerstedt сконструировал, по словам Mailand'a,[3] электрический аппарат, в котором телефон настолько мал, что его можно вкладывать в слуховой проход больного.

По мнению S. Ohma,[24] при назначении электрического аппарата нужно знать среднюю степень вызываемого им усиления звуков, равным образом, необходимо знать, для какой части тональной скалы он преимущественно резонирует, а также те посторонние шумы, которые возникают в аппарате под влиянием внешнего дневного шума.

Рис. 14. Модель электрического аппарата для глухих.

Perwitzschky[25] предлагает совершенно новый принцип, которого нужно придерживаться при устройстве электрических слуховых аппаратов, однако нигде в литературе нет указаний на то, что принцип этот проведен в жизнь. По мнению этого автора, простое усиление звука не ведет к цели. Применяя электронные лампы, можно повысить силу звука до невыносимых степеней, но в такой же пропорции уменьшается понимаемость этих звуков.

В научно построенном аппарате должен быть учтен тот установленный клиникой факт, что большинство тугоухих являются частично глухими т.е. имеют либо басовую, либо дискантовую тугоухость.

Поэтому является необходимым приспособить в каждом отдельном случае среднюю высоту тонов речи к оптимуму имеющегося у данного субъекта объема слуха. В музыке это называется транспозицией, т.е. перемещением речи или музыки в более высокую или более низкую октаву. Это явление можно осуществить при помощи радиотехники. Задача увеличения частоты посылаемых волн теперь разрешена.

В основе удвоения частоты при помощи покоящихся трансформаторов по способу физика Arco лежит следующий принцип (рис. 15): железо, намагниченное до насыщения, ни при каких условиях не может быть больше намагничено. Трансформаторные якори, обозначенные через T1 и Т2, намагничиваются до отказа при помощи гальванического тока элемента G, протекающего в обмотках E1 и E2. Через обе катушки Р1 и Р2 проводится одновременно первичный переменный ток, доставляемый машиной с частотой, например, n=1000.

Рис. 15. Удвоение частот по принципу Аrсо. Обозначения см. в тексте.

Когда в P1 усиливается прямой ток через первый полупериод переменного тока, то в якоре T1 не наступает никаких перемен, так как железо уже до того было намагничено полностью. Но, когда во втором полупериоде переменный ток ослабляет прямой ток, то он вызывает колебания в намагничивании железа. Поэтому в обмотке S1 возникает индукционный ток вдвое большего числа частот. Через посредство противоположного включения катушек Е2 и Е1 в Т2 наступает противоположное действие. В то время как при перемене фаз в первом полупериоде появляется импульс в S1, S2 остается в покое, во втором полупериоде наступает обратное. Можно поэтому в S1 и S2 брать ток двойной частоты: n=2000.

Возражая против приведенного выше нового принципа Perwitzschk'ого, Brunings[26] указывает на следующее: применению вышеупомянутого принципа должно мешать прежде всего то, что он установлен для чистых тонов, между тем, гласные человеческой речи состоят не только из основного тона, но и ряда обертонов. Обертоны можно искусственно устранить, но тогда меняется не только тембр гласной, но и ее характер: "а" превращается в "о", "у" в "и" и т.д.

Helmholz доказал, что в человеческом голосе, в гласных звуках, кроме основного тона и обертонов, содержатся еще и "форманты", от которых зависит специфический характер гласных. Эти форманты отличаются от обертонов тем, что они не меняются вместе с изменением основного тона, тогда как обычные обертоны при таких условиях меняются. Поэтому высота формант одинакова и у басов и у дискантов.

Далее оказалось, что гласные звуки нельзя воспроизводить в любой высоте тонов, а верхняя граница обычно определяется положением формант.

Сказанное имеет большое значение для аппаратов, улучшающих слух, а именно:

  1. Нельзя производить трансформацию частот для гласных звуков так же, как для чистых тонов, ибо тогда меняется частота формант, характерных для данной гласной.
  2. Степень понятности речи зависит от точности передачи формант.
  3. Тугоухость зависит не от количественного, а от качественного изменения и искажения (Entstellung) звуков речи.
  4. Этим объясняется резкое колебание между остротой слуха для речи и тонов.
  5. Изменение речи в приборах не может поэтому состоять в простом усилении звуков, а должно сопровождаться также качественным изменением слухового рельефа.

Например, при коррекции тугоухости, зависящей от заболевания среднего уха, нужно устранить высокие частоты, при лабиринтной тугоухости - низкие частоты.

Следовательно, принцип заключается в том, чтобы в обычно применяемых электрических слуховых аппаратах сделать "искусственно тугоухим" микрофон и притом в обратном смысле к тугоухости больного, затем измененные таким образом колебания усилить при помощи электронной лампы и передать на телефон.

Таким образом, серьезные расстройства слуха имеют, по Brunings'y[27] в своей основе не только количественные, но и качественные изменения, при них речь идет не столько о понижении слуха (hypakusis), сколько об извращении слуха (parakusis). Недостаточное понимание речи основано, главным образом, на этом последнем явлении. Так как в отношении звуков речи, в противоположность музыкальным звукам, дело идет не столько об интенсивности, сколько о более точной передаче ее тонкой акустической структуры, прежде всего ее формантов, то одного усиления звука недостаточно. Этим и объясняются наблюдающиеся до сих пор неудачи при применении обычных электрических приборов.

Некоторыми авторами предложены для глухих приборы, в состав которых входят катодные лампы. Таковы приборы Flatau,[28] Ruf'a[29] и др.

С. Ruf исследовал при помощи прибора типа отоаудиона нормальное и больное ухо и нашел, что в нормальном ухе слуховая кривая почти не меняется. Это противоречит приведенным выше исследованиям Nadoleczny,[6] который нашел изменение слухового рельефа и в нормальных ушах при применении слуховых труб. По мнению Ruf'a, указанное противоречие зависит от следующей причины: при исследованиях Nadoleczny применял временной принцип Conta для определения порога звукоощущения, тогда как Ruf пользовался принципом определения порога звукоощущения по минимальной интенсивности воспринимаемого звукоощущения.

Для больных ушей Ruf получил повышение кривой при пользовании отоаудионом, большее при лабиринтной тугоухости, нежели при заболеваниях среднего уха.

Исследуя различные слуховые электрические аппараты, конструированные фирмой Siemens и Halske в Берлине, Langenbeck и Sell[30] нашли, что электрические приборы дают гораздо лучшие результаты в тяжелых случаях тугоухости, нежели в легких. Трубы в тяжелых лучаях как раз действуют хуже электрических приборов.

На основании того наблюдения, что больные с заболеваниями звукопроводящего аппарата слышат в телефон лучше, чем обычно, Kahler[31] сделал попытку применить для улучшения слуха костный телефон и усилитель. Тот же прием рекомендует и Sonntag[32].



1 2 3 4 5 6 7

[к оглавлению]