[На главную] [К оглавлению тома]

Опухоли слухового органа

А.И. Гешелин
(Одесса)

Вполне естественно, говорит Gorke, желание всякого, приступающего к изложению вопроса об опухолях той или иной области, дать прежде всего точное определение, что такое опухоль вообще. В этом отношении до сих пор нет еще единогласия не только среди клиницистов, но и среди патологоанатомов. Этот, на первый взгляд, парадоксальный факт находит свое объяснение в различии самого подхода к изучаемому явлению. Старые патологоанатомы, как известно, рассматривали опухоли с точки зрения чисто морфологической; их интересовал вопрос строения опухоли, ее отношение к почве, откуда начинается атипический рост. По мере того, как изучение патологических явлений стало приобретать более биологический характер, в определении новообразования делается акцент уже не на морфологических ее особенностях, а преимущественно на биологических. Так, например, Абрикосов рассматривает опухоли, как "автономные разрастания, независимые от всего организма, с самостоятельно протекающими процессами обмена, а также с неудержимым и беспредельным ростом". Кулеша характеризует опухоли (в отличие от гиперпластических и гипертрофических процессов) как образования, не подчиненные потребностям организма. Петров стремится уложить понятие опухоли в рамки следующей формулировки: "Опухоль есть атипическое, органоидное образование, строго специфичное для каждого вида животных, растущее и распространяющееся из первоначального единого или множественных зачатков, без определенного заканчивания, иногда бурно и неудержимо, всегда независимо от интересов организма - носителя - посредством пролиферации своих собственных клеток, для которых неурегулированное размножение является проявлением приобретенных новых внутренних способностей, своеобразной внутренней потенции". В противоположность этой громоздкой формулировке Borst лаконично определяет опухоль, как эксцессы роста автономного характера.

Богомолец объясняет тенденцию к злокачественному росту стимулирующим влиянием продуктов клеточного распада, т.е. нарушением "количественных норм клеточного обмена", а также - что особенно интересно - расстройством физиологического равновесия между ретикуло-эндотелиальной системой, являющейся, по Богомольцу, физиологической системой соединительной ткани, воплощающей в себе формативное начало в организме, его "корень", и эпителием.

Приведенные формулировки, число которых можно было бы значительно увеличить, ясно говорят о том, что дать единое, охватывающее вопрос со всех сторон, определение новообразования представляется делом не легким, а, может быть, по существу и невозможным: слишком велико количество и слишком разнообразны качества тех факторов как эндо-, так и экзогенного характера, из которых слагается этот комплексный патологический процесс. И действительно, не только патологоанатом, но и клиницист, знают, до чего трудно бывает провести демаркацию между бластоматозным ростом и некоторыми гиперпластическими процессами, как, напр., в интересующей нас области - между экзостозом наружного слухового прохода и воспалительной гипертрофией надкостницы с последующим ее окостенением или чистой остеомой, между элефантиазом и лимфангиомой, между носоглоточной фибромой, отличающейся крайней злокачественностью, и саркомой. Знаем ли мы в конечном счете, что представляет собой холестеатома, так часто фиксирующая на себе внимание отиатра, куда отнести разнообразные ушные придатки: к группе ли опухолей или же к аномалиям развития, уродствам? Таких недоуменных, спорных вопросов в онкологии очень много, не говоря уже о загадочной природе самого атипического роста, т.е. патогенезе опухолей. В нашу задачу не входит, конечно, рассмотрение этих проблем. В дальнейшем, при изложении отдельных видов опухолей слухового аппарата нам придется еще возвращаться к некоторым из них.

В целях систематизации изложения, весь материал об опухолях уха мы распределили по топографическому принципу, т.е. рассматриваем их по анатомическим областям - отделам слухового аппарата, согласно прочно утвердившемуся делению его на наружное, среднее и внутреннее ухо. В таком порядке мы и излагаем наблюдаемые в этих областях новообразования. Говоря о локализации опухолей уха в разных его отделах, нужно, однако, помнить, что установить строгое разграничение подчас бывает очень трудно: опухоль нередко поражает одновременно несколько отделов, а иногда и весь слуховой аппарат. И здесь часто возникает интересный и не всегда разрешимый вопрос о первичной локализации опухоли. С этим нам придется столкнуться при рассмотрении, напр., рака среднего уха.

Если опухоли разных отделов верхних дыхательных путей должны быть отнесены к часто наблюдаемым заболеваниям, то того же нельзя сказать о новообразованиях органа слуха. Отоларингологу приходится сталкиваться с ними в общем редко. Статистические данные подтверждают это положение. Так, напр., Kuhn на 3365 вскрытий обнаружил 128 случаев рака разных органов, причем на долю уха не пришлось ни одного; Senf на 71 450 ушных заболеваний обнаружил всего 34 опухоли, Bezold на 20000 случаев - 4 и Junod на 45000 - 6 случаев. Этой сравнительно редкостью объясняется то обстоятельство, что отиатры считали своим долгом описывать каждую опухоль уха, благодаря чему по настоящее время в отиатрической литературе накопился довольно значительный казуистический материал.



1 2 3 4 5 6

[к оглавлению]