[На главную] [К оглавлению тома]

От открытия первой в России самостоятельной ЛОР-клиники до октябрьской революции (1893-1917 гг.)

Период с 1893 до 1917 г. в истории русской лор отмечен чрезвычайно плодотворной деятельностью лор-специалистов-петербургского профессора Н. П. Симановского и московского приват-доцента С.Ф. Штейна. Заслуга Н. П. Симановского и С. Ф. Штейна, а также ряда других лор-специалистов в том, что лор за эту четверть века как бы вышла из своего юношеского возраста, окрепла, осознала свои силы; русская лор за это время от почти терапевтической специальности перешла к преимущественно хирургическим методам лечения. Раньше едва ли не все врачи, посвящавшие себя изучению лор, отправлялись за границу - в Вену или в Берлин; начиная с 1893 г., года открытия первой лор - клиники, врачи могли уже специализироваться у себя дома. К их услугам были лор-амбулатории Петербургского клинического института; в 1896 г. открылась такая же клиника - правда, необязательная для студентов,- в Москве, в 1904 г.-при Петербургском женском медицинском институте, и, наконец, уже перед самой войной 1914-18 гг. были организованы лор-клиники с обязательным курсом для студентов при Саратовском университете и Высших женских курсах в Москве (проф. Л. И. Свержевский), Харькове (д-р Я. А. Гальперин) и в Киеве (проф. Н. П. Трофимов); впрочем, в двух последних городах война помешала организации и клиник, и самого преподавания лор.

Лор-клиника Военно - медицинской академии, во главе с профессором, а впоследствии академиком, Н. П. Симановским приступила к работе 27 декабря 1892 г.; с этого дня в ней начался прием амбулаторных больных (прием стационарных больных начался несколько позже - в марте 1893 года). Для вновь устроенной лор - клиники была отведена часть старого здания академии. В конце 1893 г., после ухода А. Ф. Пруссака в отставку, произошло слияние двух отдельных кафедр, работавших на базе общей клиники, в одну кафедру лор-болезней.1 Это был крупный шаг вперед. Помещение вновь устроенной клиники было недостаточно по количеству коек, не было достаточного места для студентов и работающих в клинике врачей ; необходимость постройки нового здания, более отвечающего задачам быстро развивающейся молодой клиники была очевидна. Благодаря настойчивости и энергии Н. П. Симановского, а также и вследствие прямой заинтересованности военного министерства в организации лор-помощи и подготовке военных специалистов по лор, была начата (по плану и под непосредственным руководством Н. П Симановского) постройка нового здания для лор-клиники и закончена в 1902 г Клиника была хорошо оборудована, снабжена необходимым инструментарием, приборами и аппаратурою. В первом этаже особняка в одной половине расположены великолепная аудитория, музей, лаборатория, ординаторская и кабинет профессора; в другой половине - зал для ожидающих больных и громадная амбулатория, где работали врачи и студенты, ингаляционная и комната для трахео-бронхоскопии. Во втором этаже - палаты для больных, две большие столовые, большая операционная, перевязочная и стерилизационная комната, изолятор, а также ингаляционная для стационарных больных, комната для дежурного ординатора и, наконец, большая светлая комната для прогулок больных; для служебного персонала клиники имелось вполне достаточное и светлое помещение.2 Для удобства занятий со студентами приобретен большой запас соответствующих рисунков, муляжей, препаратов и т. д. Работа в новой клинике началась в том же 1902 году.

Работа амбулатории и стационара вновь устроенной клиники, где, под руководством Н. П. Симановского, занимали Б. В. Верховский, А. Е. Спенглер, В. И. Воячек, П. П. Шевелев, М. Богданов-Березовский и др., расширилась - особенно с переходом клиники в новое помещение. В 1909-10 учебном году общее число посещений амбулатории достигло 12801, причем число повторных посещений равнялось 5471; общее число амбулаторных больных, приходящих по первому разу, достигало 7330.3 Одновременно возрастала и работа стационара клиники, где было тогда 26 коек, из них половина для гражданских больных. Несмотря на малое сравнительно число мест, количество стационарных больных было велико и, напр., в 1910-11 учебном году достигало уже 267.4 Если при открытии клиники все ограничивалось почти исключительно, как и везде тогда, гальванокаустикой, извлечением полипов из носа, эндоларингеальными методами, трепанацией сосцевидного отростка и т. д., то в дальнейшем клиника Н. П. Симановского все более совершенствовала как консервативные, так и оперативные методы лечения и вскоре по ее возникновении она "с полным правом и гордостью могла сказать, что работавший в ней врач мог поучиться там всему, что есть в лор как в научном, так и в научно-практическом отношении; все новейшие завоевания специальности - бронхоскопия, операции придаточных полостей, гортани, лабиринта, внутричерепные и т. д. одновременно с заграничными лор-клиниками производились и становились обычными в лор-клинике В.-медицинской академии". Так, напр., резекция носовой перегородки по Killian'у, Killian'овская же операция на лобной пазухе, бронхо-эзофагоскопия и т. д.. применялись в клинике в широком масштабе вскоре после появления этих методов за границей: уже на 2-ом лор-съезде в Москве В. И. Воячек докладывал о 104 случаях проделанных им бронхоскопий, эзофагоскопий и т. д.,5 а несколько раньше М. Ф. Цытович выпустил работу о бронхоскопии в детском возрасте; вскоре Оронхо-эзофагоскопия стала заурядным, повседневным явлением, хорошо знакомым и освоенным каждым врачом, работающим в клинике.

Одновременно с ростом практической деятельности лор-клиники проф. Н. П. Симановского с каждым годом прогрессировала и научная деятельность ее. Так, одних диссертаций при Н. П. Симановским написано и защищено свыше 40.

Кроме диссертаций, из лор - клиники В.- медицинской академии при Н. П. Симановском вышло около 200 работ, в том числе часть принадлежащих ему лично. Остальные работы написаны под руководством Н. П. Симановского и принадлежат его сотрудникам и ученикам, работавшим в клинике: Б. В. Верховскому, В. И. Воячёку, М. Ф. Цытовичу, А.Я. Галебскому, П.П. Шевелеву, Н.С. Орембовскому и многим другим. Учеников у Н. П. Симановского за время его руководства лор - клиникою прошло несколько сот и многие из них занимали и занимают лор кафедры в нашем Союзе. При содействии Н. П. Симановского были открыты лор-кафедры при вновь основанных Петербургском женском медицинском институте и при Саратовском университете.

Не меньшей заслугой Н. П. Симановского является то, что уже вскоре после объединения кафедр отиатрии и рино-ларингологии он добился введения лор в число обязательных предметов Военно-медицинской академии и тем поставил лор на одинаковый уровень с другими медицинскими дисциплинами. Курс лор читался Н. П. Симановским все время по строгой системе: 3 часа в неделю - лекции и 4 часа - практические занятия на больных в клинической амбулатории; были введены обязательные испытания при переходе студентов с четвертого курса на пятый и повторные во время государственных экзаменов. За постановку лор на принадлежащее ей место Н. П. Симановского "можно назвать основоположником и патриархом отечественной ото-ларингологии" (Воячек).6 К заслугам Н. П. Симановского надо отнести и создание им в 1903 г. первого в Петербурге общества врачей по горловым, носовым и ушным болезням, бессменным председателем коего он был до самой смерти, и, наконец, издание нового органа по лор "Вестник ушных, горловых и носовых болезней". Журнал издавался почти 10. лет - с 1909 г. по 1917 г.

Б. В. Верховский.

Однако при слиянии отиатрии и рино-ларингологии в одну общую кафедру лор, кроме профессора, кафедра не имела штатных должностей, и Н. П. Симановскому пришлось опираться на работавших в клинике частным образом военных и гражданских врачей либо на военных врачей, прикомандированных к Военно-медицинской академии для усовершенствования. Штатная ассистентура была учреждена лишь в 1902 г. В 1914 г. в состав кафедры была введена должность штатного доцента.7

Первым штатным ассистентом лор-клиники при Н. П. Симановском был Б. В. Верховский,8 позже профессор Петербургского женского медицинского института. Б. В. Верховский работал сначала у С. П. Боткина, но одновременно с терапией изучал и ушные болезни, риноларингологию. В 1894г. Б. В. Верховский, будучи в заграничной командировке, работал по лор у Killian'a, Gougenheim'a, Lucae, Bezold'a, Trautmann а и др., а также занимался анатомией уха у Rudinger'a и патологической анатомией у Ziegler'a; в 1896 г. был утвержден приват-доцентом по лор-заболеваниям, а в 1904 г. избран профессором Петербургского женского медицинского института.9 Б. В. Верховскому принадлежит, кроме диссертации, ряд работ по лор.

Н. П. Симановского по кафедре заменил его ученик В. И. Воячек.10 В 1899 году, по окончании курса Военно-медицинской академии, В. И. Воячек всецело отдается изучению лор. В клинике Н. П. Симановского им была написана и защищена в 1903 г. на степень доктора медицины диссертация "Функция слухового аппарата при острых заболеваниях среднего уха и его придатков". Много работая научно-практически, В. И. Воячек всегда с увлечением отдавался педагогическим занятиям со студентами, охотно шел им навстречу, охотно давал им необходимые советы и разъяснения и уходил от студента лишь тогда, когда убеждался, что последний хорошо усвоил метод исследования или хорошо разобрался в интересовавшем его вопросе. Вскоре после защиты диссертации В И. Воячек был избран приват-доцентом при кафедре Н. П. Симановского. В 1914 году, с учреждением при кафедре доцентуры, переходит на эту должность. С уходом Н. П. Симановского по болезни, В. И. Воячеку в 1917-1918 учебном году поручается ведение курса лор со студентами,11 и вскоре он избирается и утверждается профессором по этой кафедре. В.И. Воячек принимал горячее участие в жизни созданного коллективом клиники Н. П. Симановского научного лор - общества (после смерти Н. П. Симановского был его председателем), в организации и проведении лор-съездов, в издании союзных, лор-журналов, после Октябрьской революции - в работе Ленинградского совета и областного исполкома. В 1919 г. В. И. Воячек был избран вице-президентом Военно-мед. академии и в том же году - помощником начальника академии, а в 1925 г.- начальником академии и в этой должности состоял ряд лет. За успешную деятельность в области здравоохранения Красной армии В. И. Воячек имеет награды от Реввоенсовета СССР и Наркомздрава РСФСР; в 1933 г. Совнаркомом РСФСР удостоен звания заслуженного деятеля науки, а в 1934 г. награжден орденом Ленина.

В.И. Воячек.

Под руководством В. И. Воячека, после занятия им кафедры, произведена полная реорганизация преподавания лор в академии; при клинике создан специальный кабинет для лечения пороков речи, экспериментальная лаборатория, установлен тесный контакт с сурдопедологическими институтами и т.д. Школой В. И. Воячека проводится принцип рационального хирургического консерватизма и тесной связи лор со всеми пограничными областями, особенно с глазными, зубными и нервными болезнями. В. И. Воячек и его ученики разработали целый ряд вопросов по лор - специальности: усовершенствована оперативная и диагностическая техника, введены в употребление новые приборы и методы, подробно исследована функция внутреннего уха, описаны новые болезненные формы (напр., алиментарный лимфаденит), выяснено влияние наследственности и конституции при лор-заболеваниях, введены новые опыты для исследования полукружных каналов и отолитовой функции и т. д.12 Весьма значительно и число научных работ, принадлежащих В. И. Воячеку; из них на первое место необходимо поставить два его руководства: "Ушные, носовые и горловые болезни" и "Вопросы практической ото-ларингологии" и две большие монографии: "Практические методы исследования лабиринтной функции" (Киев, 1914 г.) и "Современное состояние вопроса о физиологии и клинике вестибулярного аппарата" (ЖУНГБ, 1927 г). Сверх того, В. И. Воячеку принадлежит свыше 130 работ, касающихся самых разнообразных отделов лор.

ЛОР клиника Военно-медицинской академии.

Из клиники Симановского вышел Целый ряд крупных специалистов по лор, людей, игравших затем выдающуюся роль в развитии лор в СССР. К числу их принадлежит П П. Шевелев, сначала ассистент клиники Н. П. Симановского, затем профессор в Пермском университете.13 Работая в Перми, П. П. Шевелев достиг того, что студенты кончали курс медицинского факультета с достаточным запасом знаний и практическим навыком по лор; при нем же в Перми были подготовлены первые кадры молодых лор-специалистов, обслуживающих теперь не только клинику и лечебные заведения Перми, но и ряд других районов Уральской области. По инициативе П. П. Шевелева организована лор-секция Пермского медицинского о-ва, организованы при клинике курсы для оглохших и глухонемых и школа для глухонемых дошкольного возраста. П. П. Шевелев принимал горячее участие в медицинской жизни Пермского края. Им написан целый ряд работ по лор.

В числе учеников и сотрудников Н.П. Симановского находился приват-доцент академии, а с 1914 по 1931 г. занимавший лор-кафедру в Саратове, М. Ф. Цытович.14 В 1895 г. он окончил Военно-медицинскую академию, в 1907 г. защитил диссертацию на доктора медицины- "К вопросу о дыхательных и пульсаторных движениях барабанной перепонки", а в 1908 г. был избран приват-доцентом академии при кафедре проф. Симановского. Им написано около 50 работ15.

М. Ф. Цытович.

Из учеников Н. П. Симановского следует отметить также А. М. Самойленко16 и Е. М. Юргенса.

Е. М. Юргенсу принадлежит до 60 работ по лор, напечатанных большею частью на немецком языке.17

Как уже сказано, в Петербургском женском медицинском институте с самого начала лор-заболевания преподавались как обязательный предмет. Преподавание вел Б. В. Верховский. Лор-кафедра не имела определенного места; в Петропавловской больнице, на базе которой она работала, кафедре лор предоставлялось, по соглашению с главным врачом больницы, по нескольку кроватей в общих терапевтических палатах; о специальных лабораториях не приходилось тогда и мечтать. Несмотря на это, несмотря на недостаток оборудования и средств, Б. В. Верховский18 и его бессменные помощники сразу же наладили преподавание лор слушательницам института и положили начало клинике, получив несколько палат для больных, так что к 1931 г. - моменту ухода в отставку Б.В. Верховского - лор-клиника имела уже до 20 кроватей.

Л. Т Левин.

В 1914 г. - уже перед самой войной в Петербурге была открыта еще одна лор-клиника при психо-неврологическом институте В. М. Бехтерева; на кафедру лор был избран доцент Петербургского клинического института Л. Т. Левин.19 Развитие этой клиники относится ко времени после Октябрьской революции, и поэтому речь о ней будет далее, здесь же необходимо остановиться на значении Л. Т. Левина в развитии русской лор. Один из крупнейших представителей русской лор, Л.Т. Левин,20 по окончании медицинского факультета Киевского ун-та работал по лор в Петербургском клиническом институте, в 1897 г.- в университетских лор - клиниках в Галле и Бреславле, а затем 2,5 года состоял сверхштатным ассистентом лор-клиники в Граце (Австрия); Л. Т. Левиным написан ряд работ о туберкулезе носоглоточной миндалины, б действии жидких лекарственных веществ, вводимых в наружный слуховой проход, о клинических и патолого-анатомических изменениях при дифтерии. В 1902 году Л. Т. Левин поступил ассистентом в Петербургский клинический институт для усовершенствования врачей, в 1908 г. избран доцентом Клинического ин- та, а в 1914 г. - профессором по лор Психоневрологического института, ныне Ленинградского второго медицинского института. В 1917 г. Л. Т. Левин занял кафедру лор в Клиническом институте. С 1925 г. Л. Т. Левин всю свою деятельность сосредоточил в бывшем Клиническом, ныне Государственном институте для усовершенствования врачей, где работает и поныне, пользуясь большой популярностью у своих слушателей.

Уже с первых шагов своей деятельности Л. Т. Левин является одним из организаторов и самых деятельных членов Петербургского лор - общества и одним из самых активных и деятельных инициаторов по созыву I всероссийского лор-съезда, который начал борьбу за уравнение лор с другими отраслями клинической медицины и за предоставление по праву принадлежащего ей места; в дальнейшем Л. Т. Левин оставался неизменным участником в организации всех всероссийских, а после Октябрьской революции - всесоюзных съездов; ему принадлежит идея организации всероссийского о-ва лор врачей.

Благодаря его инициативе и неисчерпаемой энергии был созван первый всесоюзный съезд, а в 1935 году, состоя председателем оргбюро, он организовал IV съезд. После Октябрьской революции, Л. Т. Левин принимает активное участие в работе научного лор-общества в Ленинграде и в работе журнала "Русская ото-рино-ларингология"; ответственным редактором этого журнала Л. Т. Левин был до 1932 г., когда журнал стал органом Ленинградского научно-практического ин-та болезней уха, горла, носа и речи. Велика и научная деятельность Л. Т. Левина - им написано свыше 40 работ. Капитальной его работой является "Руководство по хирургическим болезням уха"-труд, сразу завоевавший себе самую широкую популярность среди специалистов. В 1935 году Л. Т. Левин получил звание заслуженного деятеля науки и награжден орденом, В 1885 г. профессором Военно-медицинской академии Э. Э. Эйхвальдом на пожертвованные деньги был открыт в Петербурге первый и единственный в России до Октябрьской революции Клинический институт для усовершенствования врачей в важнейших отраслях медицинских наук,21 ныне Ленинградский Государственный. Э. Э. Эйхвальд в бытность в заграничной командировке интересовался новой тогда ларингоскопией и изучал ее в Тюбингене у проф. Bruns'a- одновременно хирурга и ларинголога. Из-за границы Э. Э. Эйхвальд привез необходимые для ларингоскопии инструменты и приборы.22 Почти сейчас же по открытии Клинического института Э. Э. Эйхвальд привлек туда В. Н. Никитина, который в том же 1885 г. и начал читать "Практический курс болезней гортани и носа". Курс этот пользовался большой популярностью и в течение первых 15 лет существования Клинического института его прослушали 1222 врача. Несколько позже стали читать курс по отиатрии сначала Н. И. Лунин, а с 1894 г. В. Н. Окунев - "Диагностику и терапию ушных болезней", и уже в течение первого пятилетия этот курс прослушало до 500 врачей. Одновременно велись отдельные курсы и практические занятии ассистентами института; так, Л. Е. Выгодский вел курс - "Практические занятия по отоскопии, терапевтической и оперативной технике ушных болезней", доцент Л. Т. Левин- "Практический курс ушных операций на трупе, с необходимыми анатомическими объяснениями", М. С. Эрбштейн - "Практический курс по технике исследования гортани и зева, анатомии и физиологии этих органов" и т. д.; эти курсы также пользовались большой популярностью; по 1919 г. их прослушало до 500 врачей.23 Однако Петербургский клинический институт, так много сделавший для культивирования у нас лор, не во всем удовлетворял приезжавших учиться врачей, так как совершенно не имел лор - стационара, и лор-заболевания приходилось изучать, хотя и на богатом, но исключительно амбулаторном материале.

Все же в этот период русская лор многим обязана Петербургскому Клиническому институту и особенно его руководителям- В. Н. Никитину и В. Н. Окуневу, а также ближайшим их сотрудникам - Л. Е. Выгодскому, доценту Л. Т. Левину, М. С. Эрбштейну и др., а равно тесно связанным с институтом и Петербургским лор-обществом своими симпатиями и взглядами - П. П. Геллату, А. В. Захеру и др.

В.Н. Окунев.

В. Н. Окунев (1862-1919 г.)24 в 1890 г. поступил ординатором в Петербургский Николаевский военный госпиталь и около 12 лет заведывал в нем ушным отделением; одновременно он работал по отиатрии в Клиническом институте, где со временем получил в свое заведывание ушную поликлинику, а в 1905 г. профессуру. В. Н. Окунев много работал научно, проявляя свою инициативу и часто предвосхищая будущие достижения в области лор ; так, например, еще в 1907 г. он обратил внимание на эндоназальное лечение стенозов слезной ОСОБОГО канала и в своей работе - "Резекция слезноносового канала"25 предложил разработанный им метод эндоназальной частичной резекции стенок слезноносового канала при помощи специально сконструированных им щипцов; таким образом, первая попытка добиться восстановления проходимости слезноносового канала была сделана В. Н. Окуневым за несколько лет до операции West'a. Заслуживает также большого внимания чисто экспериментальная работа, имеющая значение для авиации и опубликованная В. Н. Окуневым еще задолго до развития последней, - "Материалы к выяснению влияния некоторых моментов воздухоплавания на здоровое и больное ухо"26. Полное признание получило, наконец, предложенное В. Н. закрытие стойких прободений барабанной перепонки путем прижигания омозоленных краев прободения трихлоруксусной кислотой;27 этот же препарат позже был предложен В. Н. Окуневым при tbc гортани. В. Н. Окуневым написано около 30 научных работ. На первом лор-съезде в 1919 г. В. Н. Окунев сделал интересный доклад и в нем указал на необходимость введения обязательного преподавания лор во всех университетах, обязательного устройства при кафедрах клиник, устройства клиник по отиатрии и рино-ларингологии при Петербургском Клиническом институте и т. д.

П.П. Геллат (1857-1912)28 усиленно пропагандировал хирургические методы в лечении лор-болезней и много работал над применением парафина в лор, над ринопластикой и т.п.29 Велика была и общественно-научная деятельность П.П. Геллата. Надо отметить еще одну кропотливую работу, проделанную П. П. Геллатом при исследовании лор - органов у воспитанников Петербургского училища для глухонемых (где он был консультантом), для определения у них остатков слуха.

В результате этой работы П. П. Геллат пришел к заключению, что, "абсолютно глухих вообще нет или исключительно мало и что самый мозг и ствол слухового нерва, по всей вероятности, до некоторой степени доступны непосредственному возбуждению звуковыми раздражениями и что ощущение глухонемых при глубоких и достаточно сильных звуках, наравне с осязанием, состоит, повидимому, из слухового чувства..." 30

Сотрудники ЛОР-кафедры В.Н. Окунева в 1906 году.

Деятельность А. В. Захера31 была направлена, главным образом, на область профессиональных заболеваний лор - органов, до него почти незатронутую. Заслуги А. В. Захера признаны во всем Союзе. Приглашенный после Октябрьской революции консультантом по лор в Ленинградский институт профессиональных заболеваний А. В. провел ряд научных исследований профессиональных вредностей в области уха и верхних дыхательных путей. Эти работы надолго останутся фундаментальными трудами для последующих глав учения о профвредностях в лор. Особенно ценна работа А. В. по глухоте котельщиков.32 То же следует сказать и о работе А. В. Захера о вредном влиянии свинца на верхние дыхательные пути - он первый доказал, что большинство случаев заболеваний этих органов обусловливаются свинцовым отравлением33 и что в области органа слуха характерным для свинцового отравления является заболевание исключительно rami cochlearis слухового нерва. Как бы сводкой накопленных А. В. Захером наблюдений по профвредностям является его работа о профзаболеваниях верхних дыхательных путей и органов слуха, разбирающая ряд важнейших вопросов о пораженноети этих органов в зависимости от тех либо иных профессий. Наконец, А. В. Захеру принадлежит ряд работ клинического характера.34

В 1925 г. М. Г. Личкус35 открыл при больнице им. К. Раухфуса первое в СССР детское лор - отделение на 50 коек, прекрасно оборудованное и снабженное всем необходимым новейшим инструментарием.36 Основанием этого отделения - ныне клиники - положено начало "детской ото-ларингологии" и дана возможность клинического изучения особенностей заболевании лор-органов у детей.

С.Ф. Штейн.

В Московском университете, находившемся в ведении министерства народного просвещения, лор попрежнему оставалась бесправной отраслью практической медицины и читалась студентам в качестве необязательного предмета. 22 октября 1896 г. в Москве была открыта вновь выстроенная и оборудованная по инициативе приват-доцента С Ф. Штейна лор - клиника. План вновь построенного для клиники особняка и самая постройка его производились под наблюдением С. Ф. Штейна. В момент открытия лор - клиники были уже вполне организованы амбулатория, операционная и стационар на 25 коек, лаборатория и специальная библиотека; был богатейший инструментарий и музей, обильно снабженный препаратами и муляжами, анатомический и физиологический кабинет и богатейший физический кабинет по акустике.37

С. Ф. Штейн38 (1855-1920) по окончании в 1881 г. медицинского факультета Московского университета первые десять лет работал по внутренним болезням, патологической анатомии, гистологии, эмбриологии и сравнительной анатомии. Среди написанных им за эти годы работ некоторые относятся и к области лор.39 В этот же период он первый в России указал на значение для лор применения кокаина,40 а на II съезде русских врачей в 1887 г. выступил с докладом о влиянии звуков на глаза (из его экспериментальных опытов на морских свинках). В 1889 г. С. Ф. Штейн применил в лор трихлорА.M. Брамсон уксусную кислоту, а в следующем году выпустил представляющую колоссальное значение в мировой литературе работу "Обзор литературы по анатомии и физиологии внутреннего уха". Обзор этот занимает 482 страницы и доведен до 1859 г. Почти одновременно с выходом этой работы С. Ф. Штейн всецело отдается лор. В 1892 г., как диссертацию на степень доктора медицины, он выпускает новый свой капитальный труд "Учение о функции отдельных частей ушного лабиринта", вскоре переведенный на немецкий язык. Работа эта вызвала блестящие отзывы рецензентов, так как в ней приведены исчерпывающие данные мировой литературы по интересующему вопросу и подробно описаны применявшиеся различными авторами оперативные методы, а также результаты применения этих методов; в заключение приведены данные личных экспериментов автора. Вскоре после защиты диссертации С. Ф. Штейн начал читать студентам необязательный приват-доцентский курс по лор. В том же 1892 г. на международном съезде в Москве он демонстрирует изобретенный им прибор для выяснения нарушений правильности функций лабиринта- гониометр и центрофугу, впоследствии усовершенствованную им до степени математически точного прибора, отмечающего скорость вращения, условия ускорения, периферическое ускорение и т. д.; впоследствии это дало С. Ф. Штейну возможность указать на существование автоматического аппарата в лабиринте и зрительных центрах, регулирующего глазные движения.41 Начиная с 1895 г., С. Ф. Штейн выпускает ряд работ. о расстройствах равновесия при ушных заболеваниях и первый доказывает, что для правильной постановки диагноза одного лишь акустического исследования недостаточно и необходимо определение у ушных больных статики и динамики-этот взгляд теперь является общепризнанным. Пользуясь своими центрофугой, гониометром, плегометром (определителем устойчивости), а также ихнограммами, С. Ф. Штейн доказал большое разнообразие поражений ушного лабиринта. Ввиду того, что при исследовании лабиринта не определяли силы мышц, С. Ф. Штейн, чтобы восполнить этот недочет, сконструировал универсальный динамометрограф и эргограф - на новом принципе прогрессивно увеличивающегося груза. Результатом многолетних работ над лабиринтом явился новый капитальный труд С. Ф. Штейна на немецком языке "Autokinesis interim et externa", в сокращенном виде напечатанный по-русски.42 Работая над лабиринтом, С. Ф. Штейн открыл новую, до него неизвестную, функцию ушного лабиринта - влияние света и движения на сохранение равновесия.

Кроме работ о лабиринте, С. Ф. Штейн написал ряд статей по другим вопросам лор: о костной звукопроводимости, о сердечных неврозах носового происхождения, о rhinitis chronica vasodilatatorica, о болезнях языковой миндалины и мн. др. Массу энергии и изобретательности С. Ф. Штейн потратил на усовершенствование старых и изобретение новых инструментов и приборов, напр.: носовое зеркало, ранорасширитель при операциях на сосцевидном отростке, тонзиллотом, новые модели иглы для прокола Гайморовой полости, аденоидные щипцы, конхотом, распатор и мн. др. Он же обогатил терапию лор-органов новыми средствами - назовем из них: феносалил при tbc гортани, резорцин, ферропирин, сереброцинковые прижигания, души угольной кислоты, kalium causticum, пиролаксин и т. д. Много работая научно, С. Ф. Штейн побуждал к научной работе и своих сотрудников и учеников,43 доказательством чему являются хотя бы три большие тома "Трудов Московской лор-клиники".

Не меньше заботился С. Ф. Штейн о постановке преподавания; для занятий со студентами изготовлял он самые разнообразные муляжи по анатомии и патологии лор-органов, и часть этих муляжей сделана им лично, напр., гигантская модель Кортиева органа, увеличенный в 40000 раз отолитовый аппарат и мн. др. Несмотря на необязательность курса, лор-лекции С. Ф. Штейна пользовались большой популярностью у студентов. При клинике приват-доцент А. Ф. Иванов вел специальный практический и теоретический курс для врачей и студентов. Этот курс привлекал большое число слушателей, преимущественно земских врачей (число их иногда доходило до 64); за 30 лет существования клиники, т.е. с 1896 по 1926 г., болезни уха, горла и носа изучало в ней не менее 600 врачей.44

Ближайшими помощниками С. Ф. Штейна в созданной им клинике были: К. И. Каспарьянц, А. А. Лосев, Н. Ф. Попов, П. В. Ильин, Ф. Ф. Заседателев, А. Ф. Иванов, К. А. Орлеанский, И. И. Любушкин, А. Я. Шапиро, Л. Д. Работнов, Л. М. Зенченко, И. П. Волошин и др.; всего с 1896 по 1914 г. в клинике переменилось 33 врача; что же касается врачей-экстернов, то число их до войны 1914-18 гг. непрерывно возрастало; так, напр., в 1905 г. при клинике усовершенствовалось по лор 11 врачей, в 1906 г.-27, а в 1908 г. уже 64. Что касается стационарных больных, то за первые три десятилетия существования клиники, то-есть за 1896 -1914 гг. при С. Ф. Штейне и с 1914 по 1926 гг. при А. Ф. Иванове через стационар прошло 2989 больных; было сделано 1199 простых и радикальных трепанаций; за первое десятилетие - 517, за второе - 348, за третье - 334. Операций на придаточных полостях носа в первом десятилетии было 42, во втором 85, в третьем 226. Таким образом, при одном и том же количестве коек число операций на височной кости падало, а на придаточных полостях резко возрастало. Объясняется это увеличением числа специалистов в Москве, когда трепанации стали делать во всех больницах; методы оперативного вмешательства на полостях носа вначале были мало разработаны и лишь с течением времени, с улучшением техники они стали приобретать доверие среди больных. Большим толчком к распространению оперативных методов на придаточных полостях носа послужили работы второго директора клиники А. Ф. Иванова, о чем свидетельствует ряд его статей на эту тему. Другой важный вопрос, также разработанный в клинике А. Ф. Ивановым, касается лечения стенозов гортани на почве перихондритов после инфекционных заболеваний. Число больных со стенозом гортани, правда, не велико - 82. Для таких больных Мосздравотделом были предоставлены особые палаты в Протезном институте, где лечилось более 300 чел., и они не вошли в клинические отчеты. За время пребывания директором клиники С. Ф. Штейна много внимания уделялось ушному лабиринту, а потому в клинике было сравнительно много больных-лабиринтиков.45

А. Ф. Иванов.

Из ближайших сотрудников С. Ф. Штейна необходимо назвать его преемника - проф. А. Ф. Иванова, проф. К. А. Орлеанского, проф. Ф. Ф. Заседателева и прив.-доц. Л. Д. Работнова.

А. Ф. Иванов (1867 -1934 гг.) по окончании физико-математического и затем, в 1893 г., медицинского факультетов Московского ун-та работал врачом в больнице Владикавказской жел. дороги; защитив в 1900 г. диссертацию, А. Ф. Иванов год работал у проф. Габричевского по бактериологии, а затем около года - в берлинских клиниках по лор. С 1902 г. А. Ф. Иванов работал при лор-клинике проф. С. Ф. Штейна (ныне клиника 1 МГМИ) в качестве ассистента;, в следующем году получил звание приват-доцента, причем не только читал студентам лекции по лор, но в течение нескольких лет вел при клинике и специальный практический и теоретический курс для врачей и студентов. В основанном незадолго до войны Московском женском медицинском институте А. Ф. в течение 1913-14 гг. заведывал лор-клиникой, а в начале 1915 г. избран был директором лор-клиники Московского университета.46 Вступив в заведование лор-клиникой, А. Ф. Иванов возбудил ходатайство о введении лор в число обязательных предметов; ходатайство это было удовлетворено, и лор (2 часа в неделю) была введена в число предметов, обязательных для студентов IX и X семестров.47 Фактически, однако, преподавание лор стало обязательным для студентов лишь в 1923 г.48 А. Ф. Иванов организовал при Лечебно - протезном институте отделение для лечения стенозов гортани и, применяя лично разработанный им оперативный метод, до 1927 года добился положительных результатов более чем у 220 больных, освободив их от ношения трахеотомической трубочки. Не менее велика научная и общественная работа А. Ф. Иванова - свыше 120 научных работ, написанных под его руководством его сотрудниками и учениками и свыше 70 работ, принадлежащих ему лично. При такой широкой научной и педагогической деятельности А. Ф. Иванов находил время и для общественной работы, принимал самое деятельное участие в жизни Московского лор-общества, в работе всех лор-журналов, издававшихся и издающихся в нашем Союзе, где всегда состоял соредактором, в организации всех всероссийских и всесоюзных лор - съездов и т. д.

Л. Д. Работнов.

Приват-доцент I Московского мединститута Л. Д. Работнов поступил ординатором в клинику С. Ф. Штейна; в клинике он работал до дня смерти (1934 г.); в 1920 г. получил приват-доцентуру; почти одновременно- с 1921 г. - Л. Д. Работнов состоял ординатором Лечебно-протезного института в специальном отделении для лечения хронических стенозов гортани и членом-сотрудником Государственного ин - та музыкальной науки и Художественной академии. Кроме диссертации, Л.Д. Работнову принадлежит 30 печатных работ, в том числе 10 по различным вопросам фонетики. В 1932 году все работы Л. Д. Работнова о голосе изданы в виде отдельной книги: "Основы физиологии и патологии голоса певцов".

Ф. Ф. Заседателев.

Профессор Ф. Ф. Заседателев по окончании медицинского факультета Московского университета работал много лет при лор-клинике С. Ф. Штейна. С 1908 г. Ф.Ф. Заседателев состоит приват-доцентом, а с 1917 г. профессором I МГУ. Ф. Ф. Заседателев всегда интересовался физиологией и болезнями певческого голоса, состоит научным сотрудником I-й категории Государственной академии искусств и членом президиума вокально-методологической секции Русского театрального о-ва; принимал деятельное участие в созыве и работе 1-го всесоюзного съезда вокальных ученых и педагогов в Москве в 1926 г. Кроме диссертации "К вопросу о функции ушного лабиринта на основании материалов исследования глухонемых" (Москва, 1904 г.). Ф.Ф. Заседателеву принадлежит большое число работ по различным отделам лор и особенно по физиологии и патологии голоса. Попрежнему привлекало к себе врачей старейшее в Москве лор - отделение при б. Старо - Екатерининской больнице, которым заведывал Е. М. Степанов (1855 -1923). Знание патологической анатомии и гистологической техники, громадная эрудиция в области лор -заболеваний привлекали к Е. М. Степанову врачей и студентов, хотя занятия с ними иногда приходилось вести в далеко неблагоприятных условиях.49

Е. М. Степанов.

Е. М. Степанов должен быть отмечен в истории лор и как хирург, и как преподаватель.50 Он первый в России сделал (в 1883 г.) операцию антротомии по Schwartze, первый содействовал ее распространению и популяризации среди врачей. Е. М. Степанов боролся с господствовавшим тогда взглядом, что отиатр только лечит, а оперировать должен хирург, и поэтому Е. М. Степанова надо считать первым русским отохирургом. Как преподаватель Е. М. Степанов пользовался большим успехом среди студентов; его лекции отличались богатством содержания. Студенты: не пропускали ни лекций, ни практических занятий и считали себя счастливыми, когда попадали в число шестнадцати его слушателей, т. к. Е. М. Степанов был того мнения, что вести занятия по лор с большим числом студентов нецелесообразно. Ему принадлежит 25 работ на русском и немецком языках. До сих пор помню, какое впечатление произвела на меня, студента IV курса, учившегося на переводных руководствах Hartmann'a - по отиатрии и Schech'a - по риноларингологии, случайно купленная у букиниста, давно уже распроданная тогда книга "Ушные болезни" С. С. Преображенского (Москва, 1896 г., изд. I), написанная научно и полно, кратко и ясно и в то же время прекрасным живым языком. Такое же впечатление произвели на меня и на большинство моих товарищей последующие, дополненные ее издания51 и часть руководства по лор "Носовые и горловые болезни" (Москва, 1913 г.). Не удивительно, что обе эти книги так быстро расходились и пользовались широкой популярностью сре­ди русских врачей до войны 1914 - 18 гг.; „автор их, С. С. Пре­ображенский, хотя и не создал,- говорит Л. И. Свержевский,- „своей школы, не оставил официальных учеников, но на его книгах учился ряд поколений русских врачей".52 С. С. Преображенский в 1893 г. получил звание приват-доцента, а в 1918 г. был избран профессором Москов­ского университета. Как приват-доцент и профессор С. С. Преображенский работал при детской клинике, где много оперировал; кроме того, с 1896 г. заведывал медицинской частью Московских институтов глухонемых. С. С. Преображенским написано свыше 30 ра­бот по лор; значительная часть их посвящена вопросу о глухонемоте. Благодаря энергии и настойчивости С. С. Преображенского, дело лечения и обучения глухонемых в Москов­ском институте глухонемых было поставле­но на должную высоту; в ближайшем буду­щем при институте должно было открыться новое клиническое отделение, что было заветною мечтою С. С. Преображенского. Любовью и привязанностью к глухонемым объясняется большое число работ, посвящен­ных вопросу о глухонемоте и мерам борьбы с нею. Как признанный знаток в этой области, С. С. Преображенский по поручению Наркомздрава делал на съезде глухонемых специальные доклады о глухоте и глухонемоте, читал на эту же тему лекции по радио, читал лекции врачам о причине и профилактике глухоты и глухонемоты и т. д.53

С. С. Преображенский.

Необходимо отметить здесь московских ото - ларингологов Е. Н. Малютина, К. А. Ор­леанского, Н. А. Шнейдера и Л. И. Свержевского. Деятельность их достигает осо­бого развития в послеоктябрьской эпохе.

Е.Н. Малютин.

Е. Н. Малютин с 1917 по 1919 г. состоял профессором I МГУ, а с 1919 по 1924 г.- профессором и директором лор - клиники вновь основанного Московского медицин­ского института, помещавшейся в Москов­ском военном госпитале. После закрытия этой клиники Е. Н. Малютин основал ка­федру экспериментальной фонетики с лабо­раторией при ней при Московской государ­ственной консерватории; в настоящее время эта кафедра объединена с кафедрой аку­стики и экспериментальной психологии в научно- исследовательский отдел. Из этой лаборатории под руковод­ством Е. Н. Малютина вышел ряд работ его сотрудников - главным образом, по стробоскопии. Е. Н. Малютин имеет до 60 печатных работ. Наиболее ценным вкладом в литературу русской лор следует считать изданные им .Болезни уха и носа" (Москва, 1910 г., 338 стр.) и „Болезни гортани"; оба эти руководства, богато иллюстрированные, быстро разошлись, равно как и вышедшее в 1925 г. второе перерабо­танное и дополненное издание (Москва, 478 стр.).

Л. И. Свержевский54 родился в 1868 г. в Люцинском уезде, ото­шедшем ныне к Латвии; в 1893 г. закончил медицинский факультет Московского университета и был оставлен ординатором при пропе­девтической клинике, где и пробыл до 1898 г., т.е. до перехода ассистентом в терапевтическую госпиталь­ную клинику Варшавского университета к проф. Щербакову ; там он написал и защитил диссертацию на звание доктора медицины, после чего вернулся в Москву и открыл в пропедевтической клинике прием ото-ларингологических больных, а в каникулярное вре­мя работал врачом в Воронежском земстве. В 1911 г. был избран профессором по лор-кафедре Московских высших женских кур­сов55, после Октябрьской революции пере­именованных в медфак 2-го МГУ, а поз­же- во 2-й Медицинский институт; при слиянии впоследствии этого медфака с Мо­сковским медицинским ин-том Л. И. был переизбран директором и профессором на этой кафедре и заведует ею до настоящего времени. Кроме диссертации, Л. И. Свержевскому принадлежит 40 печатных работ. В 1934 г. Л. И. Свержевский награжден званием заслужённого деятеля науки и орденом Трудового Красного Знамени.

Л. И. Свержевский.

Проф. К. А. Орлеанский56 в 1903 г. поступил в клинику болезней уха, носа и горла, директором которой тогда состоял С. Ф. Штейн; здесь он последовательно был ординатором и ассистентом. В 1913 году медицинским факультетом был избран приват-доцентом и открыл новый курс лекций „Хирургия уха, носа и горла" с практическими занятиями на трупах. Получив в 1917 году звание профессора, про­должал научную и педагогическую деятельность в той же клинике. В коллективном руководстве „Болезни уха, носа и горла" проф. А. Ф. Иванова, проф. К. А. Орлеанского и прив.- лоц. Л. Р. Работнова им написаны главы о заболеваниях уха и глотки и врачебно-тру­довой экспертизе; этот учебник принят большинством медвузов СССР и за два года разошечся уже в двух изданиях.

Н. А. Шнейдер.

Н.А. Шнейдер является одним из первых бронхоскопистов в Союзе. Первые описанные в литературе два случая извлечения инородных тел из дыхательных путей при помощи нижней бронхоскопии про­изведены были К. М. Шмидтом в Одессе в 1903 г. и Минцем в Москве в 1907 г. Затем в 1909 г. почти одновременно опубликованы работы о бронхоскопии Н.А. Шнейдера57 (извлечено путем верхней бронхоскопии 18 инородных тел) и Деленса58 в Киеве. А. С. Делено начал применять бронхоскопию с диагностической целью уже с первой по­ловины 1904 г., а с 1907 г. с помощью бронхоскопа удалил уже целый ряд инородных тел. Н. А. Шнейдер в 1895-96 г. работал в Петербургском Клиническом ин-те по лор в Обуховской больнице по хирургии, затем перешел в Московскую клинику, а оттуда, проработав год по лор за границей, поступил штатным ординатором в Старо-Екатерининскую больницу, где и работал с 1906 г. па .1922 г. В 1921 г. получил звание приват-доцента. С 1925 г. читает лекции и ведет практические занятия по бронхо-эзофагоскопии со студентами X семестра 1-го и 2-го МГУ. Н. А. Шнейдер имеет до 15 печатных работ.

В. Р. Бейер.

Необходимо упомянуть еще об одном рассаднике лор в Москве, особенно много сделавшем для ознакомления с лор военных врачей Московского военного округа, - о лор - отделении Московского военного, ныне 1-го Московского красноармейского комму­нистического госпиталя. Ларингоскопический кабинет в этом госпитале устроен был в 1865 г. по инициативе вер­нувшегося из-за границы ординатора госпиталя И.А. Заборовского. И. А. Заборовский не только устроил в госпитале первый в Москве ларингоскопический кабинет, но и демон­стрировал метод ларингоскопии в местном Физико-медицинском о-ве и организовал практические и теоретические занятия по ларингоскопии для врачей. Что касается отиатрии, то, как и везде тогда, она всецело была в руках хирургов, и лишь в 1893 г. была отведена одна палата в хирургическом отделении специально для ушных больных, заведывание которой было поручено хирургу и отиатру В. Р. Бейеру. С назначением В. Р. Бейера лор в Московском военном госпитале вступила на правильный чисто хирургиче­ский путь; В. Р. Бейер широко применял у больных антротомию и радикальную опера­цию, а при пиэмии ушного происхождения одним из первых стал применять вскрытие венозного синуса и перевязку внутренней яремной вены. Большой оперативный мате­риал и большой наплыв больных заставили организовать в 1897 г. специ­альное ушное отделение, в котором число больных доходило иногда до 100. Так как один врач не мог обслужить такое число больных, к отделению был прикомандирован А. М. Архипов, вскоре введенный в штат госпиталя ординатором, а затем и другие врачи. Одновременно улучшалась обстановка отделения - приобретался инструментарий. для ушного и нервного отделений была устроена специальная элек­трическая станция, не только освещавшая эти два отделения, но и дававшая ток для специальных медицинских целей - электризации, гальваноакустики и т. д. В 1911 г. заведывание отделением перешло к ординатору госпиталя, ныне приват-до­центу А. М. Архипову. После слияния мед. института со 2 - м МГУ, А. М. Архипов в ка­честве приват-доцента перешел в лор-кли­нику проф. Л.И. Свержевского, где и по настоящее время читает приват-доцентский курс. А. М. Архипову принадлежат ряд пе­чатных работ.

А. М. Архипов.

На следующее место после Петербурга и Москвы с полным правом может претен­довать Киев. В этот период развития лор приват-доцентский курс по лор вел Н. М. Волкович до перехода на кафедру хирургии. Здесь были уже лор-специалисты, и в ско­ром времени на базе лор - отделения воен­ного госпиталя открылось клиническое отде­ление ушных, носовых и горловых болезней; было организовано специальное лор - отде­ление при Кирилловской, ныне Шевченков­ской больнице, устроенное и руководимое А. С. Деленсом. Первым по времени лор-специалистом в Киеве был Б. Мандельштам м. Почти одновременно с Б. Мандельштаммом работал в Киеве И. Орлов и И. Шнарбаховский, в 1905 г. открыв­ший в Киеве первую частную лор-лечебницу59.

Основателем клинического отделения по лор - болезням в Киевском военном госпитале был Н. П. Трофимов60.

Н. П. Трофимов.

В 1903 г. Н. П. Трофимов получил звание приват-доцента и стал читать студентам не­обязательный курс по лор, пользуясь при пра­ктических занятиях и демонстрациях госпи­тальным материалом. В следующем, 1904 г. по инициативе Н. П. Трофимова медицинский факультет Киевского университета возбудил ходатайство об открытии на базе ушного отделения военного госпиталя клинического лор-отделения; ходатайство это было удо­влетворено, и в августе 1906 года началась постепенная организация вновь открытой клиники, причем заведывающим ею был на­значен Н. П. Трофимов. Фактически новая клиника была открыта 1 января 1907 года. Уже после первого года ее деятельности обнаружились дефекты клиники - однообразие материала, так как из 2136 прошедших через клинику больных лишь 18 были гражданские больные, все же остальные были военнослужащие или испытуемые. Оперативная деятельность была довольно значительна - 261 операция за год, причем смертность не превышала 0,4%, больше всего было антротомий - 86, тогда как радикальных операций было всего 5;61 почти не было операций на придаточных полостях носа и в гортани. Научно- педагогическое оборудование клиники и инструментарии были очень бедны, но постепенно дело улучшилось. Заслуга Н. П. Трофи­мова, кроме организации в Киеве клинического лор - отделения, в том, что он объединил вокруг себя целую группу лор-врачей (Пар­фенов, К. Кособудский, А. Турский, В. Шендер, М. Рабинович, Э. Шульц, Л. Ротенберг, М. Айзенберг, Л. Гиренко и др.) и органи­зовал в Киеве лор-секцию местного врачебного общества.

Основателем первого в Киеве лор - стационара и по времени одним из первых в СССР бронхоскопистов был А. С. Деленс.

И. С. Гешелин.

В Одессе уже в 70-х годах прошлого столетия по лор работал Погребинский и организовал первый амбулаторный прием в старой городской больнице, а вслед за ним, в 1876 г. по лор начал работать б. воспитанник Ме­дико-хирургической академии Карл Багров (1844- 1902гг.). Однако развитие лор в Одес­ской области в значительной мере обязано И.С. Гешелину и К. М. Шмидту. И. С. Геше­лин62 проработал несколько лет в земстве, а затем в Вене у Politzer'a, Gruber'a и Chiari. Возвратившись в 1882 г. в Одессу, И. С. Ге­шелин получает лор - амбулаторию при ев­рейской больнице и за короткое время дово­дит ее посещаемость до 100 человек в день; он производит все амбулаторные операции, а в хирургическом отделении делает ста­ционарные операции - главным образом, но­вую тогда антротомию по Schwartze; позже, первый на юге, стал делать радикальную опе­рацию. Только в 1895 г. И. С. Гешелину удалось открыть первое на юге стационар­ное лор - отделение, первоначально на 6 мест, а затем посте­пенно увеличить его до 24 коек. Здесь же, почти исключительно на собственные средства, И. С. Гешелин организовал большой ам­булаторный кабинет, снабженный муляжами, инструментарием и всем необходимым для практической и педагогической работы по подготовке будущих лор-кадров. Хотя организация частных кур­сов по лор И.С. Гешелину была запрещена, все же у него ра­ботало много врачей, избравших лор своею специальностью; мно­гие из его учеников разъехались затем по соседним городам и со­действовали развитию лор в провинции; многие, как, например, Я. Ф. Тартаковский,63 позже профессор Одесского клинического инсти­тута М. С. Розенблат и др. остались и работают в самой Одессе. Кроме первого в Одессе стационара, И. С. Гешелин организовал в Одессе лор-общество (председателем его он состоял после К. М. Шмидта до дня смерти), а также школу для глухонемых детей беднейшего на­селения. И. С. Гешелину принадлежит ряд печатных работ.

Товарищ и почти сверстник И. С. Гешелина К. М. Шмидт, 64 при­ехав в 1887 г. в Одессу, занял место консультанта в Евангелической больнице и вел здесь амбулаторный прием по лор. В этой больнице лор-стационара не было, однако К. М. Шмидт много оперировал, помещая больных в хирургическое отделение больницы; устроенный им лор - кабинет имел богатейший инструментарий. К. М. Шмидт первый в России (в 1903 г.) произвел удаление инородного тела из верхних дыхательных путей (правда, путем верхней бронхоскопии это ему не удалось, и пришлось прибегнуть к нижней). К. М. Шмидт принимал большое участие в организации и жизни Одесского лор-общества, председателем которого был до конца жизни; принимал участие в XII международном съезде, где про­чел доклад об отогенной пиэмии и о наруж­ных отитах с точки зрения клиники. Кроме диссертации (1903 г.), К. М. Шмидт написал ряд работ. К. М. Шмидту обязано своим появле­нием на русском языке популярное в свое время руководство по ушным болезням Hartmann'a.

Из других одесских ото - ларингологов доре­волюционного времени необходимо упомянуть о П.К. Куликовском (1861 - 1908 г.);65 в те­чение 17 лет он состоял на городской службе в Одессе - сначала врачом для бедных, а по­том ординатором по лор в новой городской больнице, где основал лор - отделение.

К. М. Шмидт.

Заслуживает быть отмеченной деятельность в области лор И. А. Гуровича (1852 - 1915гг.); он основал лор-отделение в военном госпи­тале и первый в Одессе сделал антротомию по Schwartze (1882 г.).

В самом молодом - Саратовском университете не было штатной должности профессора по лор и, чтобы ввести преподавание ее, тогдашнему ректору, проф. В. И. Разумовскому, пришлось пойти обходным путем и назначить проф. М. Ф. Цытовича профессором истории и энциклопедии медицины с тем, чтобы взамен этого курса он читал лор и заведывал лор-клиникой. Когда М. Ф. Цытович при­ехал в Саратов, для клиники было отведено временное помещение, и с ассистентом Н. Н. Смирновым он сразу же организовал амбу­латорию и небольшой стационар. За один с небольшим месяц суще­ствования амбулатории через нее прошло 417 больных, сделавших свыше 1000 посещений, а в стационаре оперировано 25 больных.

Далеко не так обстояло дело в других университетских центрах - в Казани, Харькове и Томске. Правда, в первых двух городах были видные ото-ларингологи, - напр., в Казани - Стефановский, Рож­дественский, М. А. Чалусов, проф. Н. А. Геркен, которому принадле­жит монография „Хирургические болезни носа и его придаточных по­лостей" в „Русской хирургии", и др.; то же можно сказать и о Харь­кове, где в этот период выдвинулись такие ото-ларингологи, как С. Г. Сурукчи, М. С. Гофман, С. М. Бурак, А. А. Скрыпт, Я. А. Гальперин и др. и где д-р медицины Брауде вел необязательный при­ват-доцентский курс по лор.

Но все же преподавание этой специальности, обслуживание ам­булаторной помощью лор-больных и особенно стационаризация по­следних были поставлены в царской России весьма плохо. Несмотря на то, что число ото-ларингологов к началу войны 1914-18 гг. значительно возросло, громадное большинство их жило в столицах и университетских центрах или в губернских городах; что же ка­сается уездных городов, не говоря уже о сельских и даже фабрич­но- промышленных центрах, то тут лор - врачей, за редким исключе­нием, почти не было; нам лично из лор-врачей, работавших в не­большом фабрично - промышленном центре, известен лишь М. К. Прейс в Раменском, которому принадлежит ряд работ.66 Огромное большин­ство лор-специалистов нигде не служило и занималось частной прак­тикой. Так, например, в Смоленске и других городах, где уже были вольнопрактикующие лор-врачи, не было их в городских и земских больницах и даже в амбулаториях и, таким образом, широким на­родным массам лор-помощь была совершенно недоступна. В больших городах, как Петербург и Москва, были уже амбулатории при лор-клинике Военно-медицинской академии, при Клиническом институте, при Петропавловской и Максимилиановской лечебницах, при ряде об­щин Красного Креста и т. д., но вся их работа носила случайный характер - на началах благотворительности. Небольшое количество частных лечебниц обслуживали исключительно буржуазию и помещиков.

Если так плохо обстояло дело с амбулаторной лор-помощью населению, то еще хуже было со стационарной. Так, по А. С. Де­ленсу,67 собиравшему материал о лор-стационарах к 3-му всерос­сийскому лор-съезду, лор-стационары были: на 54 кровати в Петер­бурге, около 90 в Москве, 20 коек в Киеве, 60 коек в Одессе; даже в таких крупных городах, как Саратов, Воронеж, Самара, Иркутск гражданских лор-стационаров нигде не было.

Подводя итоги развитию лор в старой России, мы, несмотря на известный прогресс ее, должны констатировать чрезвычайно печаль­ное положение ее ко времени последней империалистической войны. Преподавание лор на медицинских факультетах все еще остается необязательным. Значительное количество клиник и кафедр созда­ется в порядке благотворительности. Это касается, напр., лор - кли­ники при Московском университете, при Саратовском университете, где деньги на открытие были пожертвованы проф. Н. П. Симановским. Благотворительность на нужды „охраны здоровья народа" из средств, в основном нажитых эксплуатацией миллионов рабочих и крестьян, ни в малейшей мере не могла удовлетворить тех потреб­ностей в медицинской помощи, которые предъявлялись многомил­лионным населением трудящихся старой России.

Совершенно очевидным является тот факт, что специализирован­ная лор - помощь широким слоям трудового населения, так же, как и всякий другой вид медицинской помощи, могли развиться лишь на основе развитой сети общей государственной, бесплатной и общест­венной медицинской помощи. Такой помощи в царской России не было.

Царская Россия была страной, где промышленно - капиталисти­ческое развитие сочеталось с феодальной эксплоатацией крестьянства и феодальными пережитками в системе государственного упра­вления. Россия была „очагом всякого рода гнета - и капиталистиче­ского, и колониального, и военного,- взятого в его наиболее бесче­ловечной и варварской форме" (И. Сталин. Вопросы ленинизма изд. IX, 1933, стр. 8). Поэтому здесь не могло быть и речи о каких бы то ни было широких государственных мероприятиях по здравоохранению и об организации бесплатной, квалифицированной, общедоступной медицинской помощи пролетариату и крестьянству. Ленин, подводя итоги пореформенному сорокалетию в России, говорил, что весь этот период есть сплошной процесс медленного мучительного вымирания; „крестьяне, писал он, голодали хронически и десятками тысяч уми­рали от голода и эпидемий во время неурожаев, которые возвраща­лись все чаще и чаще". „Капитализм, писал Ленин, принес деревне „невиданное разорение, нищету, голодную смерть, одичание, про­ституцию, сифилис - все бедствия „эпохи первоначального накопле­ния", обостренные во сто крат перенесением на русскую почву само­новейших приемов грабежа, выработанных господином Купоном". (В. И. Ленин. Том XIV, стр. 401).

Вместе с тем рост промышленности и городов, революционная борьба пролетариата, необходимость сохранения налоговой и по­купательной способности крестьянства, разрушаемой частой забо­леваемостью, боязнь эпидемий, угрожавших не только рабочим и крестьянам, но и помещикам и буржуазии, - все это, вместе взятое, вынуждало к организации тех зачаточных форм медицинской помощи, которые получили свое выявление в городской, фабрично-заводской и земской медицине в России.

Вместе с тем достаточно, хотя бы весьма бегло, посмотреть, что представляли собой все эти виды помощи, чтобы понять, что об организации специализированной лор - помощи широким трудящимся массам не могло быть и речи.

По данным Жбанкова - на основании состояния городской ме­дицины по 224 городам в 1912 -1914 гг., в 35% городов, в том числе и губернских, городские самоуправления не приступали к организа­ции медпомощи, в 77 городах не было даже городских врачей по лечебной части, в 107 городах не было самостоятельных амбулато­рий. Только 117 городов имели самостоятельные амбулатории, да и то время приема было ограничено в большинстве городов 1,5-3 час. 143 города не имели совершенно своей коечной сети и пользовались койками лечебных учреждений земства и др. ведомств. В 124 городах совсем не было заразных бараков или специальных отделений для заразных больных в больницах. В 160 городах совсем не было родо­вспомогательных учреждений. Совершенно очевидно, что при такой нищенской городской лечебной сети, к тому же еще и платной, в старой России о специализированной лор - помощи широким слоям трудящихся города не могло быть речи.

Тем более не приходится говорить о специализированной лор -помощи в царской России по линии фабрично-заводской медицины, которая весьма часто являлась фактически фиктивной. Известно ведь, что на фабриках были часто помещения с вывесками „больница", в которых стояли кровати, но больные не принимались.

Что касается земской медицины, то она своей лечебной сетью едва могла оказывать элементарную терапевтическую и хирургиче­скую помощь многомиллионному крестьянству России. Таким образом, и здесь о специализированной лор-помощи не могло быть и речи.


1 А. Пучковский - Материалы по преподаванию орл в Военно-медицинской академии. В.УНГБ, 1914 г., стр. 708 - 709.
2 ВУНГБ, 1918 г., стр 150-52.
3 В.И. Воячек - Статистический обзор части амбулат. материала орл клиники Военно-мед. академии за 1908-1909 г.- ВУНГБ, 1909 г., стр. 849 - 878; за 19U9- 1910 учебный год -ВУНГБ, 1911 г., стр. 867 - 907.
4 П.П. Шевелев - Отчет орл клиники проф. Н. П. Симановского за 1910-1911 г. -ВУНГБ, 1913 г., стр. 772 - 818.
5 ВУНГБ, 1911 г., стр. 609-34.
6 В. И. Воячек - Некролог Н. П. Симановского. РОРЛ, 1924 г., стр. 2.
7 ВУНГБ, 1914 г., стр. 155.
8 О Б. В. Верховском: Приветствие в честь XXV-летия врачебной деятельности (портрет) - ВУНГБ, 1913 г, в честь сорокалетия (портрет)- ЖУНГБ, 1929 г. № 9-10; ВРЛО, 1928 г. № 6 -биография и портрет.
9 ВУНГБ, 1911 г., стр. 785.
10 ЖУНГБ, 1924 г. № 10-12 посвящен В. И. Воячеку; портрет. ВСОРЛ 1934 г. № Зг- портрет. II-ой Сборник трудов. Лен. орл института-портрет и биография.
11 ВУНГБ, 1917 г., стр. 257.
12 Большая Медицинская Энциклопедия, т. V, стр. 665- 65. Биография и портрет В. И. Воячека.
13 ЖУНГБ, 1931 г., стр. 370-71.
14 Биография и портрет М.Ф. Цытовича - статья проф. Л. Е. Комендантова в честь 30-летнего юбилея М. Ф. Цытовича.
15 Перечень трудов М. Ф. Цытовича - ВРЛО, 1925 г. № 1, стр. 5 - 6.
16 В. И. Воячек - М. А. Самоиленко. Некролог и портрет - ВУНГБ, 1915 г. стр. 37-40. В. Н. Окунев - Памяти М. А. Самойленко, портрет и список работ, ЕУНГБ, 1916 г., стр. 104-6.
17 Оберт - Некролог Е. М. Юргенса, портрет и список работ. ВУНГБ, 1913, г., стр. 349 - 54.
18 К ХХХ-летию Ленинградского медицинского института, 1928 г. Статья проф. А. А. Лихачева, стр. 14 - 25.
19 ЕУНГБ, 1914 г., стр. 466.
20 Сборник трудов в честь Л. Т. Левина -Лиг. 1926 г. Портрет; POP Л, 1930 г., стр. 113 - 18. Портрет. ЖУНГБ, 1930 г., стр. 367 - 68. портрет. ВСОРЛ, 1934 т. № 4 - портрет. Сборник в честь Л. Т. Левина - Ленинград 1935 г.
21 Скороходов - История русской медицины. 1926 г., стр. 196.
22 Шмигельский - Диссертация, 1897 г. СПБ, стр. 234 - 35.
23 В. Н. Окунев - Доклад на I всероссийском лор-съезде "О ненормальном положении лор". ЕУНГБ, 1909 г., стр. 54 - 57.
24 РОРЛ, 1924г., стр. 4-6. А. Ф. Иванов - Некролог и портрет В. Н. Окунева.
25 ЕУНГБ, 1907 г
26 ЕУНГБ, 1919 г.
27 ЕУНГБ, 1909 г., стр. 53 - 60.
28 П. П. Геллат: А. И. - К 25-летию его научной деятельности; биография и портрет. ЕУНГБ, 1911 г.; А. Р. Ильиш - Краткий обзор научной деятельности П.П. Геллата - ЕУНГБ, 1912 г., стр. 4- 14, тут же портрет и перечень работ П. П. Г.: И.М. Гольдштейн - Из общественной жизни д-ра П. П. Геллата. - ЕУНГБ, 1912 г., стр. 14 - 22; В.Н. Окунев - Несколько слов памяти П. П. Геллата - ЕУНГБ, 1912 г., стр. 22-24; речи А. Р. Ильиша и А. М. Брамсона у гроба П. П. Г.- ЕУНГБ, 1912 г., стр. 24-26.
29 Доклад на XIII международном съезде в Париже в 1900 г.
30 "Врачебная газета" 1901 г. №45
31 А.M. Брамсон - Некролог А.В. Захара, портрет и список работ. РОРЛ, 1929 г., стр. 91-95
32 Труды Ленинградского ин-та по изучению профзаболеваний, т. I. 1926 г.
33 Труды Ленинградского ин-та по изучению профзаболевании, т. I. 1927 г.
34 РОРЛ, 1928 г., стр. 291.
35 А.M. Брамсон-М. Г. Личкус (к 30-летию его врачебной деятельности) РОРЛ. 1930 г., №5 - 6. Биография и портрет.
36 РОРЛ, 1925 г.. стр. 344.
37 S. v. Stein - Description de la clinique des maladies de o-r-1 de Moscou. 1897 r.
38 Биографические сведения о С. Ф. Штейне почти целиком взяты из рукописи прив-доц. Л. Д. Работнова, "Памяти С. Ф. Штейна".
39 D. med. Woch. 1886 г. № 7. Arch. f. Ohren. Bd. XXVIII, стр. 291.
40 D. med. Woch. 1885 r. № 9.
41 См. статью С. Ф. Штейна "Случай негнойного поражения правого лабиринта"- ЕУНГБ, 1906 г., № 8.
42 ЕУНГБ, 1909 и 1910 гг.
43 Прив.-доц. Л. Д. Работнов -ЖУНГБ, 1926 г., стр. 111 - 13; из клиники вышло с 1896 г. по 1926 г. больше 160 печатных работ.
44 Прив.-доцент Л. Д. Работнов - ЖУНГБ, 1926 г., стр. 110.
45 Прив.-доцент Л. Д. Работнов - ЖУЧГБ, 1926 г., стр. 110.
46 ВУНГБ, 1914 г., стр. 255; 1915 г., стр. 276 и 348 и ЕУНГБ, 1915 г., стр. 352.
47 ЕУНГБ, 1914 г., стр. 704,
48 По Л. Д. Работнову- ЖУНГЬ, 1926 г., стр. 110.
49 Н. П. Трофимов- Успехи современной отиатрии. Киев. 1902 г.
50 А. В. Мартынов - Научная и преподавательская деятельность бывшей Н.-Екатерининской больницы. Москва, 1926 г., стр. 551 -54. Портрет на 553 стр.
51 Москва, 1907 г. и 1911 г.
52 Л. И. Свержевский - ЖУНГБ, 1927 г., стр. 508 - 12. Некролог С. С. Пре­ображенского. Портрет - стр. 508 и список работ С. С. Преображенского. М. Лич­кус - РОРЛ, 1927 г., стр. 209 - 12. Некролог С. С. Преображенского. Портрет и список работ.
53 Личкус-РОРЛ, 1927 г., стр. 210.
54 ЖУНГБ, т. XI, стр. 241.
55 ВУНГБ, 1911 г., стр. 785.
56 Curriculum vitae и портрет К. А. Орлеанского, несмотря на наши просьбы, вы­сланы не были,
57 Н. А. Шнейдер - О бронхоскопии. ЕУНГБ, 1909 г., стр. 30 - 40.
58 А.С. Делено - Клиническое значение бронхоскопии. ЕУНГБ, 1909 г., стр. 200-10.
59 Politzer - „Geschichte der Ohrenheilkunde", т. II, стр. 404 -5.
60 Н. П. Трофимов - Диссертация, 1896 г. СПБ, стр. 54 - 56.
61 Н.П. Трофимов - Отчет о деятельности клиники болезней лор в 1907 г. Киев, 1908 г., 13 стр.
62 И.С. Гешелин - Некролог и портрет. РОРЛ, 1927 г., стр. 1 - 4. ЕУНГБ, 1915 г. портрет перед 534 стр. - К 40 - летнему юбилею И. С. Гешелина; Роlitzеr - lос. cit, ч. II., стр. 405.
63 Я.Ф. Тартаковский (1864-1927 г.). Некролог и портрет. РОРЛ. 1927 г., стр. 513- 14.
64 Politzer - Т. 2, стр. 405. Некролог и портрет. ЕУНГБ, 1915 г., стр. 258-60.
65 ЕУНГБ, 1908 г., стр. 372. Некролог.
66 Применение тиозинамина при отосклерозе - ВУНГБ, 1911 г. и др.
67 А.С. Деленс - К борьбе с глухонемотой. ВУНГБ, 1914 г.

1 2 3 4 5 6

[к оглавлению]