[На главную] [К оглавлению тома]

Лор в России до появления первых лор-специалистов1

Число ушных, горловых и носовых больных на Руси всегда было велико; об этом ясно говорит хотя бы значительное число различных лекарственных средств и методов лечения, сохранившихся в дошедших до нас старинных рукописных травниках и лечебниках и, особенно, в делах Аптекарского приказа, куда поступали для исполнения и, таким образом, уцелели до нашего времени "рецептные прописи" иностранных врачей и их учеников - русских лекарей. На это же указывает отчасти и такой факт, как наличие уже во второй половине XVII столетия в штате Аптекарского приказа "гортанного дела мастеров"2 лекарей - Ивашки Губина, проживавшего в 1657 г. в Москве, и несколько позже, невидимому, сына предыдущего - Власа Губина. Вследствие отсутствия в то время точных методов исследования верхних дыхательных путей, оба Губины и их сотоварищи, имена которых остались неизвестными, могли заниматься лишь лечением болезней полости рта и зева. У кого из иностранных лекарей, проживавших тогда в Москве, получили медицинское образование Губины - сказать трудно, но можно предполагать, что учителями Губиных были пользовавшиеся тогда особым почетом в Аптекарском приказе иностранные врачи - Артман, Граман и Иоганн Белау или, как звали его в Москве, Белов. Об Ивашке Губине упоминает лишь Змеев. О Власе Губине, кроме Змеева,3 упоминает в своей "Истории русской медицины" и Рихтер.4 Уцелел о нем и ряд документальных данных. Упоминается Влас Губин и в "росписах Старого и Нового Аптекарских приказов" за 1675 г., вместе со штатными врачами других специальностей - костоправами, чепучинного дела лекарями (сифилидологами) и пр. Сохранилась, наконец, его челобитная от 29 июля 1680 г., в которой Влас Губин просит о выдаче ему жалованья за несколько месяцев вперед: "Таскаюся я холопъ твой многое время по чужимъ угламъ, наймуя дорогою цъною, и отъ того разорился съ женишкою и съ дътишками безъ остатку. А нынъ сторговалъ я (Оптекарскаго приказу гортанной лекарь Власко Губинъ) дворенко на кровецкой земли, а чъмъ заплатить не имъю; твоего Государева жалованья Марта съ 1-го числа не выдано. Милосердный Государь, пожалуй меня бъднаго и до конца разореннаго: вели Государь, для моей бедности и разоренья, Марта съ 1-го числа по Сентябрь мъсяцъ опричь соболей на дворенко деньгами выдать". Из этой же челобитной, видно, что жалованья Влас Губин получал по 5 рублей в год, поденного корму - по 2 алтына и 2 деньги, а всего в год - "30 рублевъ, 18 алтынъ и 2 деньги". О дальнейшей судьбе Власа Губина ничего не известно, и имя его в последующее время упоминается лишь в "списке Оптекарскаго приказу чиновным людям", приведенным к присяге на верность царю Петру.5

Вплоть до самого конца XVII столетия число иностранцев-врачей и их учеников - русских лекарей было крайне невелико и обслуживали они исключительно царский двор, высших служащих и войска. Уже на довольно ранних этапах развития здравоохранения в России со всею ясностью вскрывается классовый характер его. Русские князья очень рано для себя и для своих дружин привлекают врачей из Греции, Западной Европы. В эпоху Ивана IV (Грозного) это привлечение иностранных врачей из Англии и, отчасти, Франции особенно усилилось. Подчиняясь интересам торгового капитала, Иван IV вел завоевательную политику, пробивался к Белому и Балтийскому морям, вступил в торговые сношения с Англией. Это потребовало заботы о благоустройстве гаваней, борьбы с заносом эпидемических болезней; непрерывные войны также сделали необходимой врачебную помощь при войске.

Аптекарский приказ посылал в отдаленные провинции специальных врачей для лечения бояр. Так, например, д-р Стефан Фунгаданов был послан к стольнику Лобанову-Ростовскому и по осмотре больного донес Аптекарскому приказу, что "болъзнь (у Лобанова) из головы - мокрота упала въ гортань и маленьюй язычекъ опалъ и ле-житъ на языкъ и отъ тогоему глотать и пить, и ъсть мало даетъ."6 Что же касается громадного большинства населения тогдашней России, то оно, как и несколькими столетиями раньше, пользовалось лечебной помощью у знахарей, шептух, "волхвов-жрецов" и духовенства. Такого рода "врачебная" помощь была предназначена для широких народных масс, для "подлого люда".

Бывшие в ходу до конца XVII столетия при заболеваниях органа слуха и верхних дыхательных путей лекарственные средства и методы лечения отличались грубейшим эмпиризмом либо носили суеверно-мистический характер (например, различные заговоры и заклинания против сглаза, ангины3 и пр.). Советы московского травника XVI-XVII столетия (напр., "Аще кто-оглохнетъ, кровь козлью пусти въ ухо, а отъ глухоты пусти воробьиной желчи въ ухо"7) вполне аналогичны средствам, рекомендуемым народной медициной узбеков, казаков,8 китайцев,9 литовцев,10 русских,11 украинцев,12 грузин13 и т.д. Географическое положение России на стыке Востока и Запада, прохождение здесь важнейших торговых путей (напр., пути, из "Варяги в Греки") было причиной раннего - еще задолго до приглашения в Москву на службу иностранных врачей - появления переводов отдельных отрывков и даже целых трактатов древних греческих, римских и арабских врачей или составленных на основании их трудов лечебников и травников компилятивного характера.14 Так проникли в народ и получили среди него распространение лекарственные средства, рекомендованные Гиппократом и Галеном и, в меньшей степени,- Авиценной и китайской медициной. Влияние арабской и китайской медицины больше всего заметно на народно-бытовой медицине узбеков, казаков и др. восточных народов. Наоборот, влияние Гиппократа и Галена сильно отразилось на народно - бытовой медицине поляков, украинцев и, особенно, грузин. Последние, например, уже в XII веке имели лечебник, составленный, главным образом, на основании наблюдений "одного из лучших врачей в мире" - Джалиноса, т.е. Галена. В этом лечебнике приводится ряд данных по терапии насморка, болезней уха (применялось, между прочим, введение в слуховой проход турундочек), ангин и т. д.; при заболеваниях органа слуха и верхних дыхательных путей в большом ходу были различные заклинания, а с целью "профилактики" - амулеты и талисманы (Яшвили).15 Большим авторитетом пользовались Гиппократ и Гален, особенно первый, в Киеве и Москве, куда отдельные труды их были занесены непосредственно из Византии торговыми людьми и греческим духовенством. Иностранные врачи еще больше способствовали авторитету этих двух виднейших представителей древней медицины: так, в одном из донесений Аптекарскому приказу о причине заболевания ангиной прямо приводится ссылка на Гиппократа, как на неоспоримый авторитет - "по Гипократову разумънiю, тонкихъ природъ человъцы не толико склонны суть къ болъзнемъ, якоже людiе густыхъ и тучныхъ слiянiй, и самая убо тучность за недугъ принятися можетъ: которая есть сугуба - здравая и болезненная".16 Терапия, применявшаяся иноземными врачами и их русскими учениками, мало чем отличалась от терапии, приведенной Цельзом в его трактате о медицине17 или в позднейших монографиях Галена. Так, напр., при ангинах и перитонзиллярных абсцессах Артман, Граман и Иоганн Белов советовали "печти ягоды винныя и мъшать съ фiалкомъ, что пластеръ, и тъмъ прикладывать; и буде фiалку нътъ, ино въ то мъсто съ печенымъ лукомъ смешать, истолчи. Такъ станетъ пластырь и къ той наружно ранъ прикладывали того ради, чтобъ повътренной отравной жаръ вывесть, и потомъ живити пластеромъ деаколонъ; и тъмъ людямъ давати питейцо пити сколь скоро почуетъ такую болъзнь. Именуетца та трава, которую въ пивъ варити и пити, мелифолiумъ и пити да закутався потеть. Такую траву пьютъ, варя въ пивъ и здоровые люди для обереганья здравья въ такiя времена".18

Одновременно с этим применялись также спиртовые компрессы, различные мази - "мальханы", состав которых, к сожалению, не дошел до нас, и т. д.; с целью усилить потогонйое действие пива, проваренного с сушеными цветами мелифолия, употреблялись отвары бузинного и липового цвета, шалфея или тысячелистника, нередко с добавлением небольших количеств селитры либо ружейного пороха.19 Заслуживает внимания сохранившаяся в делах Аптекарского приказа и очень напоминающая рецепты, приведенные К. Цельзом, "роспись порошка от головной боли и стръльбы въ ушахъ", составленная в 1645 г. "дохтуромъ Венделинусомъ Сибилистомъ съ товарищи".

На изготовление этого порошка требовалось "ладану роснова, янтарю бълово по 10 зеренъ, ладану простово полъ - золотника, трогисци эелипти мушкати золотникъ. И того составленного порошку взяти съ полъ opъxa и передъ вечернимъ опочиваньемъ положити его на жаръ и отъ него будетъ паръ, и надъ тъмъ паромъ держати ухо, въ которомъ шумъ; а какъ тотъ порошокъ на жаръ положити и передъ тъмъ в ухъ почистить". Сохранилась также составленная приблизительно в 1665 году "дохтуромъ Самойломъ роспись лекарства... отъ ушной болезни", готовившегося "изъ травы (сальвъи, травы розмарину, травы маюрану, цвъту рамонова, травы кардусъ - бенедиктусъ - по горсти, шафрану - противъ 20-ти зеренъ, бобковъ мастичныхъ - 4 золотника, 2 оръховъ мушкатныхъ; воды 4 фунта, И то все смешать, и варить, и положить въ сулею, и надъ тою сулеею, надъ горломъ держать уши и парить, и поели того уши укрыть теплымъ".20

Петр I, решительно проводивший реформы, непрерывно пробивавшийся в войнах к морям, к свободному выходу сырьевых богатств России в Европу, в целях осуществления своей завоевательной политики организовал "новое войско", молодой флот с иноземными офицерами. "Новое войско" выдвинуло необходимость усиления забот о здоровьи солдат и матросов. В воинском и морском уставах, которые Петр I заимствовал у голландцев, уделяется внимание мерам сохранения здоровья и предупреждения заболеваний в войсках в мирное время, в походе, казарме. Военные задачи выдвигали также необходимость организации благоустроенных госпиталей для войска и приглашения для работы в этих госпиталях голландских, немецких и др. иностранных врачей. В 1706 г. в Москве организуется военный госпиталь во главе с Бидлоо, в 1718 г. в Петербурге - Сухопутный и Морской госпитали. При этих госпиталях учреждаются хирургические школы для изучения медицины. В это время врачи были не только в Петербурге и Москве; в провинции также появляются врачи, преимущественно из числа русских уроженцев, получивших свое медицинское образование "в лекарскихъ школахъ при гофшпиталях", В 1733 году эти школы были переименованы в медико - хирургические, а госпитали, при которых они состояли - в "генеральные".

Никто из тогдашних врачей - иностранцев и русских - специально по лор не работал, но всем им приходилось заниматься лечением ушных, горловых и носовых болезней. Обучение медицине, в большинстве случаев, было тогда на немецком или латинском языке, поэтому тогдашние врачи пользовались руководствами и монографиями по медицине, изданными за границей; на русском языке последние появились лишь в самом конце XVIII столетия. Этим-то, вероятно, и объясняется, что в каталогах библиотек медико-хирургических школ в Петербурге почти с самого их основания значились и работы по лор, как, напр., трактат Вальсальвы по анатомии уха.21 Широким, повидимому, распространением среди русских врачей пользовалось и одно из первых руководств по болезням уха - Kritter u. Lentin - Ueber das schwere Gehor (1794 г.); из этого руководства они могли ознакомиться с новой, только что народившейся тогда, отраслью практической медицины - отиатриею. Правда, в этот период появились уже первые, почти исключительно переводные, руководства, в которых, между прочим, были и сведения по лор. Из таких руководств надо отметить хотя бы следующие: Пленкъ - Естественная наука о действиях человъческаго тъла (Москва-1789 г.), Г. Гаубай - Начальныя основанiя врачебной пафологiи (СПБ - 1782 г.), Штеркъ - Лечебник или наставленiя относительныя къ деятельной врачебной наукъ (Москва-1781 г.), А. Рихтеръ - Начальныя основашя рукодъятельныя науки (в 7 частях, ч. I. СПБ, 1791 г.) и мн. др. Следует, наконец, упомянуть о двух оригинальных работах Нестора Максимовича-Амбодика - "Словарь медико-хирургический" (СПБ - 1780 г.) и "Анатомо-физюлогическiй словарь" (СПБ-1783 г.): в них впервые собрана и приводится соответствующая терминология по лор.

Но, несмотря на все это, болезни уха, горла и носа, особенно среди широких народных масс, попрежнему "лечил" кто только мог и имел к тому охоту - знахари, шептухи, духовенство и т. д., причем при лечении пользовались либо рецептами, слышанными от других, либо, попрежнему, заимствованными из различных лечебников и травников, преимущественно рукописных. Однако, судя по рукописям таких травников и лечебников XVIII столетия, можно сказать, что они все же отличаются от травников предыдущих столетий, а именно - хотя попрежнему они базируются на Гиппократе и Галене и на данных народной медицины, но в этих травниках заметно уже сильное влияние западно-европейской медицины. Примером этому могут быть хотя бы пять рукописных лечебников, опубликованных Потебнею,22 - в них приведено много данных и по лор. Так, напр., при гнойном воспалении среднего уха читаем совет - в случае сильных болей применять тепло и впускать в слуховой проход теплые отвары укропного семени либо маковых головок, а при обильном гноетечении - вводить турунду; при ухудшении слуха - обращать внимание на лечение носа. С другой стороны, рядом с такими рациональными, на наш взгляд, советами читаем: "... Аще кто глухъ, возьми молока женского, коя отрока кормитъ послъ роду десяти дней, и къ тому прибавивши травы чесноку дикаго по разсужденiю, и то болящiй пускай каплей по двъ или три въ ухо, утро и вечеръ, тако слухъ явится".23 При развитии в ухе личинок мух лечебник советует, с одной стороны, впускать в слуховой проход скипидар либо какое-нибудь растительное масло, чтобы убить насекомое и потом его вынуть из уха, а с другой - применение совершенно непонятных способов: "...ежели робачки будуть въ ушахъ, взять свъжаго несоленого сала или сира, приложить- вылезуть".24 При острых ларингитах и ангинах признается необходимым и полезным полоскание теплыми отварами ромашки, шалфея, мяты, инжиру и т. д. и применение отвлекающих - компрессов на шею из чистой водки или с примесью мыла либо камфоры. При неприятном запахе изо рта широко применялся калган - "зелiе сухое и теплое, а содержуеть въ себъ различный силы: кому смрадъ идеть изъ устъ и изъ зубовъ, то ясти рано калганъ, и пользуеть".25

Непрерывные вспышки эпидемий, в том числе и чумы, непрекращающиеся войны, появление зачатков промышленности и рост городов - все это и при ближайших преемниках Петра I вызывало спрос на медицинскую помощь. Между тем, недостаток врачей был одной из важнейших причин, препятствовавших организации такой помощи хотя бы в элементарном виде. Наиболее важным мероприятием по созданию кадров своих врачей было открытие в 1764 году медицинского факультета при Московском университете и в последние годы XVIII столетия - Медико-хирургической академии в Петербурге. Открытие этих двух высших медицинских школ оказало большое влияние на развитие медицины и, в частности, лор в России.

Хотя Московский университет был открыт раньше Медико-хирургической академии, клинические отделения в нем были организованы почти одновременно с такими же в Медико-хирургической академии: в 1797 г. палата для терапевтических больных на 10 коек, а в 1805 г. хирургический институт на 15 кроватей26 При занятии Москвы Наполеоном I эти клиники погибли и были восстановлены лишь в конце двадцатых годов XIX столетия.27 В Медико-хирургической академии уже в 1803 г. студенты были допущены к работе в палатах в Сухопутном и Адмиралтейском госпиталях, а в 1806 г. были открыты терапевтические и хирургические клиники.28 В это время был основан еще один медицинский факультет - при Казанском университете. Университет вскоре после его учреждения подвергся полному разгрому. Известный черносотенец Магницкий заставил даже похоронить с отпеванием на кладбище препараты анатомического музея.29

Ни в Медико-хирургической академии, ни на медицинском факультете Московского университета самостоятельной кафедры лор тогда не было, но, как видно из дошедших до нас программ преподавания, студенты знакомились с анатомией и физиологией органа слуха и верхних дыхательных путей - на кафедре анатомии и физиологии и с симптоматологией и терапией болезней уха - ни кафедре хирургии, а верхних дыхательных путей - на кафедре терапии. При изложении анатомии как профессор анатомии Медико-хирургической академии П. Загорский, так и московские анатомы И. Венсович и Е. Мухин первоначально читали по переводному, конспективного типа, руководству Пленка,30 мало удовлетворявшему своему назначению и побудившему Загорского31 и, несколько позже, Мухина32 издать для студентов собственные учебники "сокращенной анатомии".

Орган слуха33 - "полость слуховая", по Загорскому, состоит из "твердых" частей - "костяного органа слуха" и трех слуховых косточек и из "мягких" частей - "ушка, барабанной перепонки, Евстахиевой трубы, общей перепонки внутреннего уха и полукружных перепончатых каналов, многих мускулов, сосудов и нервов". Наружное ухо и наружный слуховой проход описаны Загорским ясно и хорошо, хотя совсем не упоминается о Санториниевых щелях. По Загорскому и Мухину, барабанная перепонка состоит из четырех пластинок - "две наружные из них суть продолжения кожи и кожицы; внутренние же две происходят от надкостной плевы и от общей перепонки внутреннего уха"; о разделении третьей пластинки на слои радиальных и концентрических волокон не упоминается вовсе. Барабанная полость "устилается общею перепонкою и надкостною плевою... Та же общая перепонка в преддверии лабиринта составляет два мешочка, а в полукружных каналах оного три приятелища или перепончатые каналы". Нервы "наружные" органа слуха "происходят от твердой части 7-ой пары мозговых и от 3-ей пары шейных внутренние же - от мягкой части той же 7-ой пары мозговых нервов". Физиологическое назначение органа слуха излагается кратко, но ясно - "слуховая полость служит орудием слуха".

Значительно лучше и яснее изложена анатомия полости носа. Говоря о слизистой оболочке носа - "мокротной перепонке", Загорский отмечает, что не везде она имеет одинаковую "плотность и толстоту" и что толще всего она "на преграде носа и на нижних раковинах". Говоря о строении полости зева и глотки, Загорский33 и Мухин34 лишь вскользь упоминают "о довольно больших железах между переднею и заднею дужкою", причем самая полость зева "служит для глотания, содействует дыханию, речи и слуху". В описании скелета гортани Загорский совершенно не упоминает о Санториниевых и Вризберговых хрящах; остальные же хрящи, обе пары голосовых связок и Морганиевы желудочки описаны довольно подробно, причем отмечается, что в Морганиевых желудочках - "гортанных пазухах множество слизетворных железок имеется"; о разнице окраски истинных голосовых связок не упоминается вовсе. Однако, несмотря на краткость и многие дефекты изложения, руководства по анатомии Мухина и особенно Загорского35 должны быть отмеченными в истории лор, так как являются первыми оригинальными руководствами по анатомии органа слуха и верхних дыхательных путей.

И. Ф. Буш.

Еще большего внимания заслуживает напечатанная в 1825 году в Москве на латинском языке монография А. Фишера36 об органе слуха, написанная, повидимому, под влиянием проф. Мухина и Лодера.37 Эта монография представляет собою как бы сводку тогдашней литературы по вопросу об анатомическом строении и физиологии органа слуха; попутно приводятся данные о развитии органа слуха у плода и о возрастных отличиях различных отделов органа слуха. Так, говоря о барабанной перепонке новорожденных, Фишер указывает, что в этом возрасте барабанная перепонка et rotundior, fere circularis et minus inclinata est, ita ut per totam circumferentiam aequalem fere cum meatu formet angulum.38 Кажущееся непонятным или даже просто неверным на наш взгляд (напр., в описании строения барабанной перепонки, перепончатого лабиринта и т. д.) становится более ясным, если припомним, что в то время гистологии не было даже в зачаточном состоянии. Приходится удивляться, как, пользуясь простым глазом или, в лучшем случае, небольшим увеличением, Фишер и его предшественники могли разбираться в строении внутреннего уха и, ос бенно, перепончатого лабиринта. Что касается физиологической части трактата Фишера, то в нем совершенно правильно описана физиологическая роль наружного уха, барабанной перепонки, слуховых косточек и мышц и Евстахиевой трубы; физиология лабиринта изложена значительно хуже, хотя и отмечается роль различных отделов лабиринта в проведении и восприятии звуков и прямо указывается, что звуки различной силы воспринимаются определенными частями лабиринта; совершенно невыясненной для автора остается роль перепончатых мешочков и связь их с другими отделами перепончатого лабиринта - sacculus vestibuli sphaericus..., propriumque nervi acustici accipiens ramum, nullum cum aliis labyrinthi partibus im-mediatum alit commercium.39 Почти те же недочеты в описании органа слуха, какие отмечены у Загорского, Мухина и А. Фишера, видим и в появившемся несколькими годами позже "Изображении слухового органа" проф. И. Буяльского.40 И это понятно - названные четыре автора имели одни и те же источники, главным образом, анатомию Hildebrand'a, монографии по анатомии и физиологии органа слуха L. Geoffrey, Wildberg'a, Itsrd'a и т. д.

Значительно хуже обстояло дело с преподаванием студентам физиологии органа слуха и верхних дыхательных путей; при изложении этого предмета как в Медико-хирургической академии, так и на медицинском факультете Московского университета пользовались первоначально "Физиологиею или наукою о естестве человеческом" Блуменбаха41, а несколько позже руководством по физиологии Г. Про-хаска (СПБ., 1822 г.). Неудивительно, что студенты, прослушав курс лекций даже таких выдающихся тогдашних физиологов, как Вел-ланский, Филамифитский и др., получали сведения о физиологии уха, горла и носа вроде приведенных выше выдержек из анатомии Загорского. Большой шаг вперед в вопросе о физиологии органа слуха представляет цитированная уже нами монография А. Фишера, тем более, что в ней впервые в русской медицинской литературе разбирается вопрос о восприятии человеческим ухом звуков той либо иной высоты и силы; однако монография Фишера представляла интерес только для узкого круга врачей. К тому же она была написана по - латыни, что также послужило одной из причин малой распространенности ее.

Для практического ознакомления с заболеваниями уха, горла и носа и их терапиею в первой половине прошлого столетия много сделал профессор хирургии Медико-хирургической академии И. Ф. Буш (1771 - 1843 гг.). Уже в самом начале своей педагогической деятельности в организованной им в 1806 г. хирургической клинике он кладет туда ушных больных, напр., с excis. proc. mastoidei sive otorrhea (?), приобретает для клиники ряд лор-инструментов: серебряные носовые трубочки - носовые зеркала, трехгранную иглу с серебряной трубочкой для парацен-теза барабанной перепонки, бронхотом и мн. др., несколько позже - гальваническую машину для лечения ушных болезней и т. д. К операциям в области лор он привлекает не только своих ближайших помощников - врачей, но и студентов.42 Бушем написано первое на русском языке трехтомное "Руководство к преподаванию хирургии", выдержавшее в течение 1807 - 23 гг., пять изданий. В 4-м издании этого руководства хирургической лор отведено 109 страниц. Поэтому на главы, посвященные лор, можно смотреть как на первый оригинальный русский учебник по лор, а на самого Буша, как на основоположника лор в России; при этом надо отметить, что руководство Буша вышло задолго до появления за границей научно разработанных руководств по отиатрии Itard'a,43 Rauch'a44 и друг.

Заболевания органа слуха Буш распределяет: по их течению - на острые и хронические, а по локализации - на заболевания наружного уха с барабанной перепонкой, заболевания среднего уха с Евстахиевыми трубами и, наконец, заболевания лабиринта и "слуховых нервов. Из заболеваний наружного уха Буш описывает раны и ушибы ушной раковины и слухового прохода, травматические разрывы барабанной перепонки, усиленное выделение ушной серы, серные пробки, инородные тела и воспалительные процессы в наружном слуховом проходе - разлитые (otitis externa) и ограниченные - нарывы. При otitis externa им применялись кровопускание из вен, пиявки к козелку, впускание в слуховой проход тепловатых: миндального масла, льняного отвара, молока и других жидкостей, либо введение туда корпии, смоченной в камфорном спирте; при ограниченном воспалительном процессе, как хирургическое лечение-вскрытие гнойника, и консервативное - впускание различных мягчительных средств, напр., теплого раствора меда с примесью смирны либо известковой воды.

При стойких рубцовых сужениях слухового прохода просвет последнего расширялся узким скальпелем с последующей тампонадой хлопчатой бумагой либо корпией. Полипозные разращения в слуховом проходе рекомендуется удалять ушными щипцами, "свертывая полип с корня", либо срезывать кривыми ножницами или проволочною петлею, либо, наконец, выжигать раскаленным железом или каким-нибудь едким веществом. Инородные тела и серные пробки Буш рекомендует "выполаскивать" и лишь в случае безрезультатности "выполаскивания" прибегать к инструментальному их удалению; при признаках острого раздражения стенок слухового прохода "рукодействие извлечения отлагать должно до усмирения оных".

Среди заболеваний среднего уха Буш, как немного позже Hard, различает гнойное воспаление и катарральное. Терапия при обеих клинических формах имеет задачей - устранить "причину" болезни, улучшить "состояние тела больного" и, наконец, ослабить местные воспалительные явления в самом ухе; для ослабления местных воспалительных явлений применялись различные успокаивающие и дезинфицирующие средства, тампонада и пр.; что же касается широко применявшихся тогда Itard'ом впрыскиваний лекарственных веществ через Евстахиевы трубы при помощи ушного катетера, то Буш советовал применять их с большой осторожностью - "не прежде уничтожения внутреннего болезнетворного момента". Хорошо известны были Бушу осложнения отитов воспалительными явлениями со стороны сосцевидного отростка; в таких случаях показывалось противовоспалительное лечение - компрессы, пиявки, моксы, заволоки и т. д., либо практиковалось "просверление сосцевидного отростка", которое имело целью не вскрытие antrum mastoideum, а облегчение доступа лекарственным веществам к барабанной полости. "Запор" Евстахиевых труб, сопровождаемый катарром среднего уха, по Бушу, может быть "совершенный и соединенный с полною глухотою и несовершенный, откуда происходит тяжелый слух"; наиболее частой причиной его возникновения бывают воспалительные процессы в области глоточного отверстия Евстахиевых труб или же "тонкая вода в барабанной полости... и прекращение тогда движения косточек и барабанной перепонки". Лечение катаррального воспаления - "запора" Евстахиевых труб и среднего уха состоит в продуваниях, впрыскиваниях через катетер вяжущих растворов, "магнетизме, электризации и гальванизме"; в упорных случаях изредка применяется просверление сосцевидного отростка и искусственное прободение барабанной перепонки.

Не так подробно изложены Бушем заболевания внутреннего уха, но не лучше они изложены и в позднейших специальных руководствах по отиатрии Itard'a и даже Kramer'a; все же в своем учебнике по хирургии Буш указывает на возможность осложнения гнойных отитов костоедою лабиринта, а также на "чрезмерное иногда происхождение костного вещества либо по всему лабиринту так, что едва следы оного остаются; либо нервной ход, улиточное окошечко находимы были почти заросшими, основание стремени приросшим; иногда сыру подобная водица все канальцы выполняла - в этом случае всегда бывает совершенная глухота и самое сотрясение костей не производит чувствования звука". Из этой выдержки видно, что в эпоху Буша под общим названием "заболеваний ушного лабиринта" шли и отосклероз, и гнойный лабиринтит и мн. др. Мало известны были тогда и заболевания слухового нерва, хотя Буш и упоминает "об умаленной и возвышенной чувствительности" этих нервов, причем особенно мало, по Бушу, помогает терапия при "умаленной чувствительности". Заслуживает внимания тот факт, что в некоторых случаях "умаленной чувствительности" слухового нерва помогает и улучшает слух больного "поездка по неровной дороге" (paracusis Willisii). Ничего не говорит Буш45 относительно внутричерепных осложнений заболеваний органа слуха, хотя этот факт был уже известен современным ему врачам-хирургам. Так, напр., по словам д-ра Шуллера,46 "нередко делаются нарывы в мозжечке после остановленного простудно - золотушного истечения из ушей". Об этом же говорит в своей работе "О болезнях в судебно-медицинском отношении" С. Хотовицкий, отмечающий, между прочим, что при отитах "черепного происхождения" всякое уменьшение и задержка истечения гнойного отделения из полости среднего уха должны считаться "сопряженными с опасностью для жизни" больного.47 Равным образом в вышедшей тогда работе Аберкромбли "О воспалительных болезнях общаго чувствилища"48 также отмечается нередкое нагноение "на поверхности или в толще мозга или мозжечка" при одновременном наличии гноя в клетках сосцевидного отростка, пирамиде, барабанной полости и слуховых каналах. Таким образом, Аберкромбли, равно как и Хотовицкий, Шуллер и многие другие авторы того времени, и противоположность Бушу, ошибочно признают "черепное" во многих случаях происхождение гнойного отделения при воспалениях среднего уха. Да и в своем, в общем правильном, взгляде на этиологию, симптоматологию и терапию ушных болезней и в практическом подходе к ним Буш далеко опередил своих современников-врачей, в том числе даже и таких врачей-отиатров, как Itard и Rauch ; мало того, все свои взгляды и знания, как указывают его современники49 и ученики, Буш не. делал секретом, а широко пропагандировал их, с каждым обращавшимся к нему врачом и студентом делился своим богатейшим практическим и теоретическим опытом.50

Менее подробно изложены у Буша заболевания полости рта и верхних дыхательных путей50. Заболевания эти излагались на кафедре терапии; поэтому Буш приводил сведения лишь о тех заболеваниях, при которых может понадобиться хирургическое вмешательство. Так, напр., из заболеваний полости носа Буш упоминает лишь о насморках-"воспалении мокротной плевы", о гнойных язвах и полипах. В этиологии насморков большое значение придается общему состоянию здоровья больного; причину многих насморков Буш видит в "любострастной" болезни. Изъязвления в полости носа также нередко бывают проявлением общего заболевания - "венерического, цинготного и ломотного" происхождения; сюда же относились, повидимому, случаи озены и атрофического ринита; в качестве лечебных средств применялись различные мази на "шоколадном" масле (but. cacao) с добавлением квасцов, смирны, известковой воды и пр., промывание носа дезинфицирующими и вяжущими растворами, прижигания ляписом, едкими веществами или - в случае грануляций и фагеденических язв - раскаленным железом. Такая же терапия была и при повторных кровотечениях; при острых же кровотечениях применялась тампонация корпией, посыпанной "трагакантом" или квасцами, или же задняя тампонада при помощи трубочки Беллока. При атрофических и озенозных формах ринитов применялись различные раздражающие слизистую оболочку вещества, напр., вдувание порошка из ol. cajeputi и gummi guajacoli и др. Носовые полипы Буш считает продуктом патологического "разрастания мокротной плевы" (слизистой оболочки) на почве "подавления и разъедания костей и чахотки"; небольшие полипозные разращения прижигали железным купоросом либо раскаленным железом, более же крупные вырывали щипцами, отрезывали при помощи ножниц либо бистури или же затягивали шелковой или пеньковой петлей, что вызывало отмирание разращений.

Из заболеваний придаточных полостей носа особенно хорошо описаны Бушем воспалительные процессы в гайморовой полости, причиной которых он считает заболевания полости носа, травму, венерические болезни, "чесотку, шолуди, гниль в зубной ямине, червяки, зародившиеся в оной". От обычного воспаления гайморовой полости Буш отличает водяную болезнь и "кровянистую опухоль" (скопление в гайморовой полости жидкой крови) и, наконец, накопление в ней "жировоскового вещества", а также развитие в ней различных новообразований, которые у таких больных "проникают кнаружи чаще всего через ячейки зубов, после выпадения их, иногда же... через переднюю стенку кости и появляются за ланитой". Лечение при заболеваниях гайморовой полости в острых случаях, по Бушу, должно быть консервативное - компрессы и, с целью отвлечения - слабительные и мочегонные, или применение "нагноительных"- заволоки и фонтанели; в случае бессилия терапии применялось хирургическое лечение - открытие гайморовой полости "на самом болезнью указанном месте или по выбору - на месте 2-го или 3-го зуба страждущей стороны". О заболеваниях лобных пазух Буш как бы вскользь упоминает, что они могут осложнять заболевания полости носа и, в свою очередь, могут быть причиной "разъедания наружной стены, излияния гноя в веках или, наконец, свища на покровах"; лечение у таких больных может быть лишь "укротительное, ибо нет примера, чтобы над целыми пазухами потребное для испущения гноя рукодействие предпринято было"; в случае прорыва гноя на переднюю стенку с образованием свища, все-таки рекомендуется попытаться расширить его.51 Следует, однако, отметить, что еще до выхода 4 издания руководства Буша, военным врачом Шуллером была произведена операция широкого удаления передних и части задней стенок обеих лобных полостей в случае острого воспаления последних на почве травмы; несмотря на наличие до операции мозговых явлений, операция закончилась вполне благоприятно для больного. Этот случай можно считать первым в России случаем вскрытия лобных пазух.2,3

Очень мало в руководстве Буша говорится о заболеваниях гортани и полости зева. Коротко Буш упоминает лишь о "горлосечении"- трахеотомии, о нарывах и "непомерном увеличении миндалеобразных желез", требующем, по его мнению, исключительно хирургического лечения; в случае послеоперационного кровотечения кровоточащая поверхность смазывается скипидаром либо прижигается раскаленным железом. Техника и показания к трахеотомии те же, что и в наше, время.

Дефект в изложении заболеваний верхних дыхательных путей до известной степени восполнил современник Буша, профессор терапии Медико-хирургической академии К.Ф. Уден, подобно Бушу печатавший свои лекции - "Академические чтения" об острых болезнях (2 тома), о хронических болезнях (4 тома) и об общей патологии и терапии (2 тома). "Академические чтения" Удена, в которых он приводит выдержки из иностранных авторов и данные своего богатого опыта, в течение нескольких десятилетий пользовались большой популярностью. Буяльский говорит, что взгляды Удена на этиологию и лечение заболеваний верхних дыхательных путей получили самое широкое распространение среди современных ему врачей. Особенно хорошо для своего времени излагает Уден54 ангины, хронический катарр носа и "любострастные" язвы глотки; значительно хуже, как и у всех современников Удена, изложены болезни гортани из-за отсутствия тогда специальных методов исследования. Ангины по их клинической картине Уден подразделяет на serosae, catharrhales, phlegmonicae, putrldeae и т. д., причем отмечает, что некоторые случаи ангины сопровождаются воспалительными изменениями десен. Терапия при ангинах состоит в назначении диэты, тепля и растворов вяжущих, преимущественно растительных средств для полоскания рта и зева; "при жабе глотки, с омертвением мягких частей сопряженной" Уден, как много позже Нелюбин,55 применял для полоскания хлориновую известь. "Любострастные" язвы во рту, по Удену, имеют мозолистые края и покрыты зеленовато-желтым отделением; основание их цветом "походит на ветчину" ; кроме местного лечения - прижигания язв ляписом - должна применяться и общая противосифилитическая терапия. Заболеваниям полости носа Уден придает большое значение, так как они могут вызывать патологические изменения не только в соседних органах - в полости рта и глотки, "припухание желез и хрипоту голоса", но и "сожатие в груди, при малейшем раздражении усиливающееся". Особенно опасны в этом отношении хронические насморки - при них "остается застой в проводящих слизь сосудах и оболочках, давление и тягость во лбу и над бровями и тягостная головная боль", а также "сухость в носу, коя имеет следствием слезотечение и течь из ушей". Среди этиологических моментов возникновения насморка Уден, между прочим, отмечает острую инфекцию, "теплое содержание головы, худое пищеварение, отвердение в брюшных внутренностях, камни в почках" и мн. др., т.е. устанавливает для многих случаев насморка непосредственную связь с состоянием всего организма. При лечении насморка икатарров дыхательных органов, кроме местной терапии, Уден находит необходимым обращать внимание на диэту (например, он не рекомендует давать больным жирное мясо и сыр, копченую и соленую жирную рыбу и пр.) и рекомендует давать внутрь слизистые отвары с примесью щелочей и т. д.; с целью профилактики заболеваний верхних дыхательных путей Уден рекомендует избегать излишнего кутания, а, наоборот, прибегать к закаливанию.

Кровотечения из носа и горла Уден подразделяет на: а) "настоящие"- идиопатические, возникающие "от собственных причин", напр., "из носа от травмы", а из гортани "от определенного предположения и наклонности к чахотке", б) "припадочные" - при различных общих острых заболеваниях и заболеваниях внутренних органов, в) "заступательные", т.е. заменяющие кровотечения из других органов, напр., при геморрое, и г) "сострадательные, когда от влияния отдаленного округа в другой какой-либо части происходят", т.е. рефлекторного происхождения. Ввиду такого разнообразия этиологических моментов должна быть разнообразна и терапия при кровотечениях из носа и горла: местная (холодные примочки, тампонация и т. д.) - при идиопатических кровотечениях и, наоборот, общая - при заболевании всего организма ; напр., при "повсеместной астении раздражительных волокон сосудов и мышц надлежит возвышать жизненные силы, коих слабость разрушает связь жидких и твердых веществ, и противодействовать расширению волосных сосудов; средства эти суть - железо, хина, квасцы, эфир и даже мускус". Кроме кровотечения из горла, Уден приводит сведения о "чахотке дыхательного горла" (симптоматология и клиническая картина ее в то время были мало известны даже выдающимся западно-европейским клиницистам). При этом за tbc гортани нередко принимали самые разнообразные заболевания гортани и даже легких. Tbc гортани Уден считает вообще неизлечимым и рекомендует "легкие питательные яства... удалить вредные влияния, советовать больному вести умеренный образ жизни, не предаваясь в крайности, поелику и здесь Немезида не оставляет ненаказанными преступления сих пределов". Лекарственная терапия отличалась большим разнообразием: различные горечи и наркотики, исландский мох, скипидар, известковая вода и т. д., о местной же терапии и, лечении самого tbc процесса в гортани не говорится ни слова, и это понятно-при незнании ларингоскопии оно было совершенно невозможно.

К сожалению, ни ближайшие преемники И.Ф. Буша - Савченко, Саломон и Рклицкий, ни преемники Удена-Калинский и П.Д. Шипулинский56 не уделяли такого внимания лор, какое видим у Буша и Удена, поэтому при них изложение лор в Медико-хирургической академии значительно ухудшилось, и такое состояние регресса продолжалось несколько десятилетий. Правда, X. Саломон в своем руководстве по оперативной хирургии57 описывает ряд операций на органе слуха и верхних дыхательных путях, причем, в отличие от Буша, уточняет показания и противопоказания к той либо иной операции, в том числе и к оперативному вскрытию лобных пазух; впервые в России он описал пластическое устранение атрезии ноздрей путем пересадки лоскута кожи с верхней губы. Можно думать также, что Саломон один из первых в России, если не первый, начал применять бужирование Евстахиевых труб, "вводя через серебряную трубочку в Евстахиевы трубы кишечные струны".

Не лучше обстояло дело с преподаванием лор в Московском университете где ни тогдашние терапевты-Дядьковский, Лебедев и др., ни хирурги - Керестури, Гильтебрандт и др. не обращали такого внимания на лор, как Буш, Уден и даже Саломон.58 В учебнике по хирургии проф. Гильтебрандта болезням лор отведено менее десяти страниц.59

Несмотря на все недочеты в преподавании лор, а тем более в обслуживании лор-больных в России в течение первой половины XIX столетия, как в столицах - Петербурге и Москве, так и в провинциальных городах все же были врачи, интересовавшиеся болезнями уха, горла и носа и даже написавшие ряд монографий, преимущественно диссертационного типа, и отдельных работ, печатавшихся, главным образом, в журнале "Друг здоровья", "В.-Медицинском Журнале" и др., а также в современных энциклопедических словарях, напр., в словаре Плюшара.60

К концу первой половины XIX столетия, когда в Западной Европе мы видим врачей, целиком отдавшихся отиатрии и много сделавших для ее развития (Kramer, Toynbee, Wilde, d'Espine и мн. др.), когда Trousseau61 и Belocque делали, правда, не совсем удачные попытки увидеть гортань у живого человека при помощи изобретенного ими зеркала, положение лор в России было печально. Не лучше обстояло дело и с обслуживанием лор-больных. Такого специального обслуживания почти и не было. Если в Москве лечением глухих занимался профессор анатомии Московского университета И. Соколов,62 то в Петербурге болезни уха лечили исключительно хирурги, а болезни носа, горла и гортани-терапевты. Хотя уже известно было анатомическое строение наружного и среднего уха и даже лабиринта, в области физиологии попрежнему господствовала путаница во взглядах, хотя бы, напр., в том, как доходят звуки до лабиринта - идут ли они исключительно по слуховым косточкам или же проводятся воздухом барабанной полости. Попрежнему неясна была роль барабанной перепонки, и в знании физиологии органа слуха в сороковых годах прошлого столетия ушли недалеко от времени Гиппократа.63 Не лучше обстояло дело с симптоматологиею и терапиею уха, горла и носа. По словам первого московского отиатра - Н.Я. Шкотта,64 в то время в России негде было изучить ушные болезни; в бытность студентом ему лично приходилось слышать от практиковавших врачей, что останавливать течь из ушей опасно ("как остановишь течь, кинется на мозг и последует смерть, а потому лучше оставить оторрею, ибо это будет та же фонтанель ). Горловые болезни, сообщает далее тот же Н. Я. Шкотт, лечились как на дому, так и в больницах - потогонным, горячими или, иногда, холодными коишрессами на шею горячими полосканиями и вдыханием горячих ароматических паров; при ларингитах вдували в горло порошок ляписа с крахмалом или тальком через гусиное перо; при признаках крупа или дифтерии давали рвотные средства и, как specificum, употребляли медный купорос; дифтерии при этом не боялись, и такие больные лежали (даже в клинике Захарьина - в 1858г.) вместе с другими больными.


1 При ссылках на литературные источники сделаны следующие сокращения:
Русская ото - ларингология - РОРЛ.
Журнал ушных, носовых и горловых болезней - ЖУНГБ.
Вестник ушных, носовых и горловых болезней - ВУНГБ.
Ежемесячник ушных, носовых и горловых болезней - ЕУНГБ.
Вестник рино - ларинго - отиатрии - ВРЛО.
Вестник советской ото - рино - ларингологии - ВСОРЛ.
2 В древнем Риме уже вскоре после Галена, т. е. во II веке Нашей эры, наблюдалась специализация врачей - были, например, специалисты по лечению ушных болезней. (Мейер-Штейнег и Зудгоф - "История медицины". Москва. 1925 г., стр. 140).
3 Змеев - Медицинское обозрение, 1886 г., стр. 826 - 30.
4 Рихтер - История медицины в России. 1814 - 23 гг., ч. II, стр. 267.
5 Материалы для истории медицины в России. Вып. IV, стр. 1222 и 1290 - 92. 3 Материалы для истории медицины в России. Вып. IV, стр. 1178.
6 Новицкий - Малорусские народные заговоры. 1913 г., стр. 29.
7 Щуров - Знахарство на Руси. "Чтения об-ва истории и древностей российских". 1867 г.
8 Колосов Г.-О народном врачевании у сартов и киргиз. СПБ. 1903 г.
9 Волин Я.- Медицина Китая. СПБ. 1903 г.
10 Tauta lr Zodls. 1929 г. Kaunas.
11 Г. Попов - Русская народная бытовая медицина. СПБ.'1903 Г.
12 Пучковський- Укр. Мед. Blot 1929 р. № 4 - 6.
13 Яшвили-Народная медицина в Закавказском крае. Тифлис. 1904. г.
14 Например, "Прохладный вертогляд" - травник 1661 г. Флорийский - Русские простонародные травники и лечебники. - "Записки Казанского университета" 1879-80 г.
15 Сообщено д-ром Н. Орембовским.
16 Материалы для истории медицины в России: в. I, стр. 44 - 46; в. III, стр. 787.
17 А. Пучковский - ВРЛО, 1929 г., стр. 283- 92.
18 Материалы для истории медицины в России; в. I, стр. 146. Рихтер - Историй медицины в России; ч. I, стр. 118.
19 Mapжерет - Российская держава в 1606 г.- СПБ. 1911 г., стр. 42.
20 Пучковский- ВУНГБ, 1914 г., стр. 381.
21 Valsalva - De aure hurrana tractates. 1704 г.
22 "Киевская Старина". 1890 г. Приложения, стр. 23 - 55.
23 Малороссийский лечебник: ч. II, стр. 29; ч. 111, §§ 68, 69 и 70; № IV, § 61 ; № V, стр. 50 и 57. Сравн. Celsus - De medicina, кн. VI.
24 Малороссийский лечебник: ч. III, § 65; ч. IV, § 61 и ч. V, стр. 58 и 59.
25 Малороссийский лечебник ч. V, стр. 55.
26 Скороходов - История русской медицины, стр. 74 - 75.
27 Г. Колосов - Проф. М. Я. Мудров. "Русский Врач" 1914 - 15 г.
28 Лопатто -Диссертация. СПБ. 1898 г., стр. 10- 13. Шмигельский-Диссертация. СПБ. 1898 г., стр. 37 - 40.
29 Г. Колосов - "Врачебное Дело" 1930г. № 10-11. Скороходов - loc. cit., стр. 77.
30 Пленк - Анатомия или наука о строении всех частей человеческого тела. М. 1796 г. 8° I, 86 стр.
31 П. Загорский - Сокращенная анатомия или руководство к познанию человеческого тела для обучающихся врачебной науке, в 2 частях. СПБ. 1 издание, 1802 г., 5 издание 1830 г., 8° - около 900 стр.
32 Е. Мухин - Курс анатомии для обучающихся медико - хирургической науке - в 8 частях (около 900 стр. 8°) -М. 1813 -15 гг.; второе издание 1816-18 гг.
33 П. Загорский - Сокращенная анатомия, изд. V, т. II, ч. IV - Спланхнология, стр. 29 - 44, 57 - 60, 66 - 75; ч. VI - Неврология, стр. 540; ч. VII - Аденология, стр. 378-83.
34 Е. Мухин - Анатомия, ч. I, стр. 80 - 96; ч. III, стр. 20 - 26; ч. V, стр.49 - 50 и т. д.
35 П. Загорскому принадлежат еще следующие работы: a) De processus mastoidei teredine feliciter curato (1794 г.); б) О неестественном устроении щитообразного хряща - "Умозрит. исслед." 1810 г. т. И; в) Снаряд Феб уса для умножения отделения слизистых перепонок из носа и легкил. "Прод. техн. журнал" 1816 г., т. I.
36 A. Fischer - Tractatus anatomico - physiologicus de auditu hominis. Москва, 1825 г. 8° - 319 стр. и 3 таблицы рисунков.
37 Г. Колосов - "Врачебное дело", 1928 г. № 8 и 1929 г. №7.
38 Фишер - loc. cit., стр. 62.
39 Фишер - loc. cit., стр. 307.
40 И. Буяльский. СПБ 1833 г. fol - тетрадь.
41 Блуменбах. М. 1796 г. 590 стр. Перевод проф. Барсук - Мойзы.
42 Ландшевский - Диссертация. СПБ. 1898 г., стр. 39, 45 - 50, 54 и 57.
43 Hard - Traite des maladies de l'oreille etc. Paris 1821. 8°.
44 Rauch - Ueber die Krankheiten des Gehororgans etc. 1821 г.
45 Буш - Руководство к преподаванию хирургии, изд. 4, ч. 2, стр. 258 - 292 и ч. 3, стр. 98 - 113.
46 "В.-Медицинский Журнал", 1926 г. № 2, стр. 169-170.
47 "В.-Медицинский Журнал", 1929 г. ч. XIV, стр. 274.
48 "В.- Медицинский Журнал", 1830 г., ч. XVI, стр. 408.
49 Лихтенштедт - Биография И. Ф. Буша. "В.-Мед. Журнал", 1844 г. Т. 13.
50 Пучковски и.- Ушные болезни и их терапия в первой трети XIX века. ЕУНГБ. 1913 г. стр. 221-41.
51 Буш - loc. cit. ч. II, стр. 292 - 319 и ч. III, стр. 113 - 46.
52 Ф. Шуллер- Хирургич. заметки из моей практики.- "В.-Мед. Журнал" 1826 г., ч. VII, стр. 238 - 71.
53 Пучковский - Из прошлого русской орл. ЕУНГБ. 1914 г., стр. 311-20.
54 Уден - Академические чтения о хронических болезнях, 1818 г., ч. I, стр. 60 - 69. 118 - 125, 139 - 151 и 500 - 504; ч, II, стр. 47 - 54 и 57 - 61.
55 Нелюбин- "В.-Мед. Журнал", 1827 г., ч. X, стр. 296.
56 А. Панаева в своих "Записках" говорит, что П.Д. Шипулинский в 1856 году лечил поэта Некрасова от болезни гортани, ошибочно принятой за tbc; спустя несколько лет, один молодой петербургский врач заявил, что диагноз поставлен неправильно и что он берется вылечить Некрасова в несколько недель, и, действительно, спустя некоторое время к Некрасову во вратился голос.
57 Саломон X.- Начальное основание оперативной хирургии, ч. I, стр. 175 - 85; ч. II, стр. 11, 120 - 24, 152 - 58.
58 Скороходов - История русской медицины, стр. 102.
59 Hiltebrandt - Institutiores chirurgiae, 1819 г. М. 8°. 438 стр.
60 Энциклопедический словарь Плюшара, т. IV, стр. 293.
61 Trousseau - Traite pratique de la pbtysie laryngee. 1837 г.
62 По Н. Шкотту.
63 Н. Трофимов - Успехи современной отиатрии. Киев, 1902 г., стр. 7.
64 Н. Шкотт - Речь на открытии Московского лор о-ва. Труды этого о-ва, 1900 г., стр. 6-7.

1 2 3 4 5 6

[к оглавлению]