[На главную] [К оглавлению тома]

О действии боевых отравляющих веществ (БОВ) на орган слуха

В.Ф. Ундриц
(Ленинград)

В сравнении с действием БОВ на верхние дыхательные пути их действие на ухо отступает на задний план. В то время как дыхательные пути являются главными входными воротами для БОВ и действие этих последних часто разыгрывается преимущественно в органах дыхания, ухо поражается только изредка, вовлекаясь в процесс, как правило, лишь вторично. Клиническая картина поражения уха часто носит запутанный, для поражения БОВ не типичный, характер и может дать повод к смешиванию его с обыкновенными заболеваниями уха. Эго обстоятельство и относительно редкое поражение уха отравляющими веществами объясняет, почему мы по соответственному вопросу в литературе имеем очень скудные и мало достоверные данные, полученные в результате клинических наблюдений.

Экспериментальные исследования о действии БОВ на ухо находятся еще в начальной стадии развития, что объясняется стремлением изучить в первую очередь чаще поражаемые системы организма, а также особой трудностью техники исследования. Если даже морфология поражения внутреннего уха мало разработана сравнительно с другими органами, то еще меньше известно нам о непосредственном механизме действия БОВ на ухо. В последнее время накапливается все больше и больше фактов, говорящих о том, что ухо далеко не всегда остается безучастным при отравлении БОВ, поэтому именно в этой области открывается непочатый край научно-исследовательской работы.

И в самом деле, БОВ могут вызвать поражение любого отдела органа слуха - наружного, среднего и внутреннего уха. Наиболее уязвимой является звуковоспринимающая часть, причем поражения в этом случае могут локализироваться либо в самом лабиринте, либо в нервных стволах и ганглиях или еще более центральных частях.

Поражения наружного уха мы, естественно, можем ожидать при попадании в него БОВ, поражающих кожные покровы (нарывные).

Поражение среднего уха может получиться при действии тех БОВ, которые вызывают патологические изменения в верхних дыхательных путях, в носу и носоглотке, так как воспаление per continuitatem может захватить Евстахиеву трубу и среднее ухо. Особенно легко такой переход можно ожидать при поражениях, подвергающихся вторичной инфекции.

Внутреннее ухо преимущественно будет страдать от интоксикации, так как слуховой нерв обладает особой чувствительностью к очень многим ядам, циркулирующим в крови (Воячек[1], Wittmaack[2]). В этом отношении все равно, всосется ли БОВ через верхние дыхательные пути, через кожный покров или через пищеварительный тракт, - существенно, чтобы данные БОВ обладали, кроме местного, еще и выраженным общим действием. Возможен, однако, еще и другой путь: дело в том, что лабиринт может реагировать на воспалительные очаги, находящиеся по соседству, индуцированными формами воспаления[3], например, при попадании жидких БОВ в слуховой проход или при поражении среднего уха через Евстахиеву трубу.

Признавая условность классификации БОВ, мы все же будем для более систематического изложения придерживаться токсикологической классификации, принятой в РККА, и рассматривать действие БОВ на ухо по отдельным группам.

Группа 1. Общетоксические БО . Эти вещества обладают преимущественно общим резорбтивным действием с явно выраженным отравляющим эффектом. В этой группе мы рассмотрим действие окиси углерода, сероводорода и синильной кислоты.

Как известно, все эти вещества особенно сильно поражают центральную нервную систему Заболевания уха при отравлениях СО были известны до войны. Alt[3] описывает три случая, при которых он наблюдал симптомы со стороны вестибулярного и кохлеарного аппаратов. Исследование слуха показало поражение звуковоспринимающего аппарата. Автор считает, что он имел дело с периферическим невритом слухового нерва, но не исключены, по его мнению экхимозы в нерве. Ruttin[4] наблюдал случаи двусторонней глухоты после отравления окисью углерода и считает, что у больных имелось элективное поражение ганглиозных клеток слухового нерва. Рутенбург,[5] кроме клинических наблюдений, производил опыты с отравлением животных окисью углерода. При гистологическом исследовании ушей он находил в нескольких случаях кровоизлияние в лабиринте. Все же он считает, что чаще всего причиной глухоты является не периферическое, а центральное поражение. Во всяком случае, при отравлениях окисью углерода очень часто наблюдаются головокружение, шум в ушах, рвота и тошнота. В боевой обстановке окись углерода применялась в виде примеси к другим БОВ. Кроме того, газы образующиеся при взрывах не химических снарядов, содержат, по Grahe,[7] до 60% окиси углерода, что в закрытых помещениях может дать отравление.

Сероводород. Профессиональные отравления сероводородом наблюдались нередко в мирное время (Хлопин,[8] Eulenberg[9]). При этом наблюдается сильное головокружение, шатание, падение, шум в ушах, тошнота, рвота. Мы имели возможность в свое время наблюдать эти явления в химических лабораториях. Опыты, поставленные нами[10] на мышах, морских свинках и кроликах, показали, что лабиринт с его нервным аппаратом, ганглиями и т. д. не обнаруживал каких-либо патологических изменений. Мы поэтому высказали мнение, что вестибулярные симптомы вызываются поражением более центральных частей, например, ядер в продолговатом мозгу. Это тем более вероятно, что сероводород особенно сильно действует на продолговатый мозг (Кравков[11]). Веддер[12] также причисляет его к ядам, обладающим сильно выраженным парализующим действием на центральную нервную систему. В связи с этим следует вообще отметить, что часто симптомы со стороны слуха и вестибулярного аппарата приписываются без достаточных оснований поражению лабиринта, в то время как не исключена возможность более центральных поражений.

Очень часто такие симптомы, как головокружение, шум в ушах, рвота, а тем более слуховые галлюцинации обусловливаются поражением центральных частей ядер вестибулярного нерва, корковых центров и т. д. Центральное происхождение этих симптомов подтверждается, когда они имеют непостоянный характер и быстро, в течение часов или суток, проходят. Они в таких случаях указывают на функциональное угнетение центров, а не на органические изменения во внутреннем ухе. Особенно доказательны в этом отношении работы школы Magnus'a[13]. Его ученики показали, что различные рефлексы равновесия (например, отолитовые или ампулярные) обнаруживают разную чувствительность к тем или к другим ядам. Очень часто в этих случаях мы имеем дело с действием ядов на вестибулярные ядра в продолговатом мозгу (напр., работа Versteegh'a[14] о никотине). Другим примером служит действие алкоголя на вестибулярные рефлексы. Соответствующие симптомы объясняются Barany[15] парализующим влиянием алкоголя на мозжечок. Ruttin считает, что известное значение для дифференциального диагноза имеет вестибулометрия. После отравления иногда встречается парадоксальная реакция: напр., наблюдается угасание калорической реакции при сохранении вращательной и наоборот. Такой факт, по Ruttin'y говорит против периферического поражения лабиринта.

Рассмотрев под этим углом зрения соответствующие симптомы при отравлении синильной кислотой, например, головокружение, шум в ушах и т. д., мы их, конечно, всецело отнесем за счет поражения центральной нервной системы. Синильная кислота неоднократно применялась на войне. Англичане применяли также сероводород в качестве БОВ, чаще совместно с синильной кислотой.

Группа 2. Удушающие БОВ: хлор, фосген, хлорпикрин. Эти вещества обладают местным токсическим действием на верхние дыхательные пути. Вызывают трофические изменения в капиллярах с образованием отека. Часто повреждения эпителия принимают характер воспаления или даже некроза. Вот почему Grahe и др. допускают распространение раздражения на Евстахиеву трубу и среднее ухо. Имеются соответствующие сообщения Игнатовского,[16] который наблюдал гнойные отиты после отравлений указанными веществами. Наконец, Grahe считает, что иногда могут наблюдаться расстройства равновесия, головокружение, нистагм центрального происхождения - особенно после хлорпикрина.

Группа 3. Нарывные БОВ: иприт и люизит. Как известно, оба вещества вызывают при местном применении глубокие изменения в коже, до глубокого некроза включительно. При попадании капельножидкого иприта или люизита на кожу ушной раковины или же при длительном действии тумана из этих БОВ, мы на коже наружного уха получим типичные для этих ядов поражения. Вряд ли поражения кожи в этом участке будут отличаться специфическими особенностями: кроличье ухо, например, часто служило объектом изучения нарывного действия этих ядов, и изменения на нем не отличались от кожных поражений других областей. Конечно, здесь могут присоединиться перихондриты, которые, как известно, у людей протекают чрезвычайно длительно и ведут к сильной деформации ушной раковины. Так как иприт часто вызывает очень глубокие изменения в дыхательных путях (нос, носоглотка), то мы здесь еще больше, чем в случаях удушающих веществ, должны считаться с вовлечением в воспалительный процесс Евстахиевой трубы и среднего уха, тем более, что, как известно, на поврежденной ипритом слизистой, с особой легкостью прививается вторичная гнойная инфекция.

По Orahe, иприт также может поражать центральную нервную систему, причем наблюдались головокружение и потеря равновесия. Он приводит два наблюдения Voss'a, который у отравленных находил спонтанный нистагм, нарушение реакции падения и черезмерно большую продолжительность нистагма при калорической пробе. Все же эти расстройства со стороны центральных проводников вестибулярного аппарата не дают возможности, по мнению самого автора, поставить диференциальный диагноз между органическим поражением (кровоизлияние в мозг) и нарушением чисто функциональным.

Наблюдений над действием люизита на орган слуха человека мы в литературе не встречали, поэтому о его действии можно судить, главным образом, на основании экспериментальных данных. Эти последние указывают на то, что различные арсины, в том числе и люизит, могут вызывать очень заметные изменения во внутреннем ухе: сильную гиперемию сосудов лабиринта с геморрагиями и резкие дегенеративные изменения в ганглиях кохлеарной ветви (по. данным К. А. Дренновой, Р. А. Засосова и др.).

Группа 4. Раздражающие дымы (чихательные БОВ). Из группы этих арсинов с отологической точки зрения наиболее изучен этилди-хлорарсин. Засосов[17] рядом экспериментов показал, что под влиянием действия этого яда сосуды среднего и внутреннего уха расширяются, в лимфатических пространствах лабиринта Засосов находил отложение фибрина, скопление лимфоцитов иногда и полинуклеаров. Воспалительные явления были выражены более в кохлеарной части. Они должны быть приписаны специфическому действию мышьяка, являющегося сильным ядом для слухового нерва. Чрезвычайно сильно выражены при этих отравлениях тошнота, рвота, нарушение равновесия, - отравленный часто находится в "беспомощном" состоянии (Веддер). К наиболее ранним симптомам относятся головокружение, неуверенная походка (Flury[27]). Принимая во внимание отсутствие патолого-гистологических изменений в периферическом отрезке вестибулярного нерва (Засосов) и то, что эти симптомы, как правило, быстро исчезают, мы, как и Веддер, должны и в этом случае допустить поражение вестибулярных центров.

Группа 5. Лякриматоры. Меньше всего страдает ухо от этой труппы. Для полноты картины отметим, что Фишман[18] при действии лякриматоров также наблюдал головокружение, которое по прекращении действия этих БОВ скоро проходит (симптом центрального происхождения).

Как видно, вестибулярные симптомы очень часто встречаются при отравлении БОВ. Потеря равновесия бывает иногда настолько сильно выражена, что доминирует над всей картиной отравления. Поэтому французская классификация БОВ выделяет эти вещества в отдельную группу лабиринтных ядов (poisons labyrinthiques). По Линдеману,[21] кроме некоторых раздражающих арсинов, к этой группе якобы необходимо причислить дихлорэтиловый эфир, а также соответствующее соединение брома. Опыты на животных показали сильное нарушение равновесия. Во всяком случае, эти вещества еще мало изучены и в этом направлении требуются дальнейшие изыскания.



1 2

[к оглавлению]