[На главную] [К оглавлению тома]

Общая патология болезней уха

Б.С. Преображенский
(Москва)

Болезни уха относятся к группе наиболее частых заболеваний человеческого организма. Еще v. Troltsch нашел, что в среднем возрасте (от 20 до 30 лет) в общем из трех человек один, по крайней мере, на одно ухо не вполне хорошо слышит.

Многочисленными исследованиями (Bezold, Schmiegelow, Hartmann, Kobrak, Alexander, Briihl, Рудницкая и мн. др.) установлено, что среди детей - учеников нормальной школы около 25% имеют понижение слуха, из них 2 - 3°/0 страдают значительной тугоухостью.

В отношении частоты ушных заболеваний играет известную роль пол. У женщин, в общем, заболевание ушей наблюдается реже (40,1% по Burkner'y, 52% по Bezold'y),1 чем у мужчин. Однако некоторые ушные заболевания чаще встречаются у лиц женского пола. Более лабильная общая конституция женщины, ярче выраженная зависимость от состояния эндокринной системы имеют отражение, главным образом, в более частом заболевании их отосклерозом, дающим цифру от 57,4% до 66,1% по Bezold'y и 58% по Denker'y.

Чаще, сравнительно с мужчинами, страдают женщины фурункулезом наружного уха. Основной причиной обычно бывает зуд в ухе, связанный с расстройством обмена веществ и дисфункцией эндокринного аппарата (часто в климактерическом периоде); непосредственной причиной нередко служит травматизация стенок наружного слухового прохода при почесывании, вызываемом этим зудом.

По данным некоторых авторов (Denker) девочки чаще, чем мальчики, страдают врожденной глухонемотой ; видимо, женский организм является менее устойчивым к вредным моментам, проявляющимся в период формирования эмбриона.

Частота этих заболеваний у женщин, обусловленная более слабой их конституцией, подавляется большим общим количеством заболеваний мужчин, дающим сравнительно высокие цифры. Острые гнойные отиты встречаются у мужчин в 57-58% общего количества этих заболеваний (Burkner, Anschutz), хронические - в 60% (Burkner), холестеатома - в 55,4% (Ulrich); мастоидит составляет у мужчин, по Korner'у, две трети, а по Scheibe - три четверти общего числа. Внутричерепные осложнения, по данным большинства статистик, также чаще встречаются у мужчин: синус - тромбоз - в 67,5%, менингит - в 72,2%, мозговой абсцесс - в 66,7%.

Идиопатические кохлеарные невриты также чаще встречаются у мужчин, чем у женщин.

В значительной мере такого рода преобладание заболеваний у лиц мужского пола следует объяснить тем, что мужчины в капиталистическом обществе чаще подвержены воздействиям профессиональных условий производства. С одной стороны, отмечается, что мужчина чаще подвергается охлаждению, травме и т.д., с другой - оказывает влияние то обстоятельство, что по роду профессии для некоторых работ, предрасполагающих к заболеваниям ушей, создаются кадры почти исключительно из лиц мужского пола (котельщики, кузнецы, молотобойцы, шахтеры и т.п.).

Следует также указать и на то, что мужчины чаще, чем женщины, подвергали себя вредному воздействию алкоголя и никотина.

Некоторые формы ушных заболеваний, как в смысле частоты их, так и в отношении течения процесса, находятся в известной зависимости от возраста.

Первый уже момент - появление ребенка в свет при патологических родах - создает иногда условия, неблагоприятные для уха. При прохождении головы ребенка через родовые пути, ,в силу изменения кровообращения в голове и в ухе, а также внутричерепного (следовательно, и лабиринтного) давления, могут развиться в лабиринте (Seitz, Voss, Wiechers, Froding) патологические явления; играет известную роль и попадание через Евстахиеву трубу околоплодной жидкости в среднее ухо, а также травматизация наружных отделов уха.

Своеобразный физиологический процесс обратного развития зародышевой миксоматозной ткани, находящейся в первый период жизни (по Gomperz'y в течение полугода со дня рождения) в среднем ухе и antrum mastoideum, предрасполагает к чрезвычайно частому (Hartmann 70%, Bezold 80%, Соловцов свыше 90%) появлению средних отитов грудного возраста, обычно протекающих скрытно; эта миксоматозная ткань дает благоприятный материал для инфекции; по мнению некоторых исследователей (Wittmaack), отиты раннего возраста являются причиной некоторой неправильности развития слизистой среднего уха, обусловливая то или иное ее строение - фиброзное, гиперпластическое, фиброзно-гиперпластическое и т.д.

Евстахиева труба в раннем возрасте широка и коротка, особенно в хрящевом отделе (Alexander), что способствует проникновению инфекции из носоглотки в среднее ухо - как вследствие распространения воспалительного процесса per continuitatem, так и путем механического прохождения инфицированной слизи в барабанную полость при кашле, чихании, сморкании и т.д.

Большая в детском возрасте частота острых инфекционных болезней (скарлатина, корь, дифтерия, эпидемический цер.-спин. менингит, эпидемический паротит и т.д.), а также генуинных ринитов и вообще заболеваний верхних дыхательных путей, ангин и пр., дающих многочисленные осложнения со стороны уха,- является одним из существенных моментов, играющих роль в патологии ушных заболеваний детского возраста. Поскольку острые инфекционные заболевания чаще, встречаются при неблагоприятных условиях внешней среды (погода, климат) и социально - бытовой обстановки, постольку этот род ушных заболеваний детского возраста естественным образом находится в связи с ними. Вместе с тем и другие заболевания детского организма, в том числе экссудативный и скрофулезный диатезы, предрасполагая к заболеваниям уха (наружного или среднего) составляют аналогичную группу в детской ото - патологии.

Обычно в более позднем возрасте (от 5 до 10 лет, 86-87% всех случаев, по Гаврилову) у многих детей (по Бураку, у 18% школьников до 8 лет и 15% от 8 до 12 лет) встречается гиперплазия глоточной миндалины, служащая причиною евстахиитов (по Bezold'y, 55% всех катарров Евстахиевой трубы) и острых отитов (по тому же автору- 22,5 - 41,4%). Некоторое аналогичное значение имеет гиперплазия небных миндалин.

Заболевание сосцевидного отростка представляет также известные особенности в раннем детском возрасте. Благодаря наличию fissurae mastoideo-squamosae, в первые годы жизни обычно не заросшей, вследствие прохождения гноя от antrum'a кнаружи, получаются чаще субпериостальные абсцессы, чем типичные мастоидиты. Видимо, по этой же причине реже бывают у детей внутричерепные осложнения, в особенности тромбоз синуса, мозговые абсцессы и тимпаногенные лабиринтиты (Korner, Alexander, Preysing и др.).

Некоторые исследователи (Wittmaack) считают, что в раннем детском возрасте разрешается и вопрос пневматизации сосцевидного отростка и окружающих областей. Этот автор, основываясь на том, что развитие пневматических клеток отростка зависит от состояния среднего уха, ставит нарушение пневматизации в зависимость от характера изменений миксоматозной ткани; он считает, что скрытые и ранние детские отиты неблагоприятно влияют на формирование слизистой и ведут к нарушению пневматизации, следствием чего являются различные типы отростков, в том числе и склеротический. Такое объяснение, впрочем, не является общепринятым. Другие авторы (Albrecht, Воячек) в вопросе о том или ином характере пневматизации придают большое значение индивидуально - конституциональной, часто наследственной, предрасположенности к широкому или ограниченному развитию пневматизации. Рядом других авторов (G. Alexander, Leicher и др.), помимо только что указанных причин, выставляется и возможность влияния других факторов - недостаточного снабжения воздухом среднего уха, благодаря евстахиитам, часто имеющим место в детском возрасте. Наконец, некоторые исследователи видят причину склерозирования в хроническом заболевании кости (Юргенс, Комендантов, Krainz, Scheibe, Brock и др.).

Так или иначе, состояние пневматизации играет существенную роль в патологии сосцевидного отростка. При пневматических отростках имеется больше шансов на рассасывание патологических продуктов при остром мастоидите или же, наоборот, более быстрое образование эмпиемы; при склеротических - процесс имеет склонность к более медленному течению - к переходу в хронический, образованию холестеатомы и других осложнений (Steurer, Вульфсон, Диллон и др.).

Значительное развитие пневматизации других отделов височной кости также играет свою роль в ото - патологии. Нахождение клеток в скуловом отростке и дуге способствует их заболеванию (зигоматит - Mouret, О. Beck, Работнов, Орлеанский, Гольдберг, Лихачев, Боржим, Невольникова, Дьячков), а нахождение клеток в чешуе (сквамит) или же в верхушке пирамиды - заболеванию этих последних.

Некоторые ушные заболевания развиваются чаще ко времени совершеннолетия. К периоду половой зрелости появляются обычно первые признаки отосклероза, нередко развивается прогрессивная нервная тугоухость, образуются экзостозы наружного слухового прохода. По Lund'y, в возрасте от 11 до 17 лет часто проявляется заболевание слухового органа на почве врожденного люэса.

В среднем возрасте ушные заболевания встречаются так же часто, как и в детском (Bruhl, Bezold), а может быть, еще чаще (Fleischmann). Здесь обычно развиваются и профессиональные первичные и вторичные заболевания уха. На этот возраст падают заболевания уха на почве охлаждения, травмы, поражения верхних дыхательных путей, инфекции, чаще-тифа (Свержевский, Попов, Тимофеева), малярии (Свержевский, Потапов, Гаврилов и др.), люэса, а также идиопатические заболевания лабиринта. К этому периоду жизни относится значительная частота хронических заболеваний уха, а также различных внутричерепных осложнений (Blau, Korner, Работнов и др.). Это стоит в известной зависимости от того, что височная кость представляется к этому времени окончательно сформировавшейся, нередко склерозированной, а прорыв гноя через сосцевидный отросток оказывается благодаря этому затрудненным.

В более позднем возрасте, свыше 40 лет, ушные заболевания встречаются реже. Число острых и хронических средних отитов уменьшается, видимо, в связи с менее активной реакцией организма на внешние вредные влияния и выработавшимся в отношении некоторых факторов иммунитетом. Все же, это не касается отдельных групп заболеваний. В этом возрасте часто встречаются атрофически дегенеративные явления во внутреннем ухе, в том числе обусловленные профессиональными моментами; не редки также гиперпластические процессы в среднем ухе. Старческая тугоухость, повидимому, обусловливается (О. Mayer, Ржевкин) уменьшением эластичности элементов Кортиева органа, подвижности барабанной перепонки, слуховых косточек, ligamentum annulare и т.д.; более грубые изменения - артериосклерозом.

Ушные заболевания бывают односторонними и двусторонними. При некоторых отдельных заболеваниях (отосклероз, лабиринтная тугоухость, адгезивный процесс, фурункулез слухового прохода) наблюдаются преимущественно двусторонние поражения; в ряде случаев последние появляются или проявляются одновременно в обоих ушах, в других - патологическое развитие процесса в одном ухе следует за другим по истечении известного периода времени.

В связи с тем, что строение обеих половин тела не является вполне симметричным (черепной скелет, крупные сосуды, внутренние органы и т.д.), предрасположенность к заболеванию, а следовательно, и частота поражений того или иного из двух слуховых аппаратов может быть различна.

При сопоставлении цифр обеих статистик проф. Воячека, относящихся к амбулаторному материалу клиники болезней уха, носа и горла Военно-медицинской академии за 1908-909 и 1909-910 гг., выясняется, что двустороннее заболевание ушей в его материале было в 40,2% случаев, правостороннее - в 29,3%, а левостороннее - в 30,5%. По данным Бари (1930- г.), относящимся к обследованию призываемых в Красную армию, двусторонние заболевания ушей были в 5,42%, правосторонние - в 6,40% и левосторонние - в 4,79%. Большинство авторов признает, что при внутричерепных осложнениях чаще играет роль правое ухо. По сборной статистике Кбгпег и Grunberg'a (Gruber, Kanasugi, Bezoid, Tassl), в 233 случаях первичный процесс локализовался в правом ухе, в 178 - в левом, в 10 - в обоих. Причиной этого следует считать глубокое положение поперечного и сигмовидного синусов, а также bulbus venae jugularis и большую его ширину с правой стороны (Кбгпег); это обстоятельство обусловливает соответственно меньшую толщину костной стенки, отделяющей патологически измененные участки от полости черепа и, следовательно, более легкое распространение процесса вглубь.

Что касается частоты заболеваний определенных отделов уха, то первое место занимает тут среднее ухо (по статистике Burkner'a - 66,1 %), второе - наружное (22 - 23%) и последнее - внутреннее (11 %). По сводным данным приведенных выше статистик проф. Воячека на долю наружного уха приходилось 14,3% ушных заболеваний, среднего - 84,08%, внутреннего и слухового нерва - 1,62%.

По первой статистике Воячека из заболеваний ушной раковины и наружного слухового прохода наичаще встречались экзема (2%), фурункулез (2,2%), серные пробки (10,5%). Из заболеваний среднего уха наибольшую частоту дали: острое поражение барабанной перепонки (3,5%) и острый отит (9,5%), хронический сухой отит (21,6%), хронический гнойный отит (16,4%), сухая перфорация (3,4%), чистый отосклероз (8,5%). Острые мастоидиты наблюдались у 7% больных; подвергавшихся радикальной операции зарегистрировано 3,5%.

По второй статистике Воячека из заболеваний наружного уха чаще встречались - экзема (2%), фурункулез (1%), рубцовое сужение (0,5%), серные пробки (10%). Из заболеваний среднего уха и придатков: гиперемия перепонки (3%), хронический сухой отит (32%), втяжение перепонки (25%), отиты с гноетечением (10%), сухая перфорация (5%), отосклероз (1%), мастоидиты (2-3%); хронические кохлеарные невриты и лабиринтиты встречались в 2%.

Данные Беликова (София) дают следующие цифры: заболевания ушной раковины - 2,8%, наружного слухового прохода - 26,2%, сосцевидного отростка -1,6%, среднего уха - 62,2%, внутреннего - 4,2%, прочие -3,0%.

Отношение частоты гнойных заболеваний среднего уха к другим ушным болезням и пропорция между хроническими и острыми отитами находится в большой зависимости от социально-бытовых и климатических условий, а также от общей санитарной грамотности населения (Верховский, Цытович). По данным статистик, относящихся к обследованию крестьян дореволюционной России, у населения одной из северных губерний (Новгородской - Изачик) число хронических отитов по отношению к общему количеству ушных заболеваний составляло 36,4%, в южных же губерниях (Кострицкий) - лишь 28% и 26%. По данным Михневича, основанным на разработке медицинских листов .-новобранцев, хронические гнойные отиты с данными, повлекшими освобождение от военной службы, южные области (Закавказье) дали лишь 6,9%, в то время, как северные - 22,6%.

По данным статистики Воячека ушные болезни составляют немного больше трети (около 38%) ото-рино-ларингологических заболеваний, а по статистике Беликова они резко превалируют: ушные заболевания составили 61% всех случаев, в то время, как на долю носовых и горловых пришлось в отдельности по 19,5%.

Поскольку ухо является одною из частей организма и состоит из таких же тканей, как и большинство других его отделов, развивающиеся в нем заболевания являются сходными с заболеваниями других органов (дерматит, перихондрит, воспаление слизистой оболочки, неврит и т.д.). Особенностью является, главным образом, то, что слуховой орган состоит из ряда самых разнообразных тканей, образует несколько своеобразных полостей, частью выполненных воздухом, частью жидкостью характерного состава (эндо - и перилимфа). Одною из отличительных особенностей является исключительная хрупкость этого органа. Ряд приспособлений (слуховые косточки, мышцы барабанной полости, лабиринтная жидкость и т.д.) обеспечивает ту специфическую функцию, которую выполняет слуховой, орган. Включение в данный же анатомический отдел одной из частей вестибулярного аппарата также придает своеобразность этой топографической комбинации.

Само по себе анатомическое положение и строение различных частей уха благоприятствует развитию определенных патологических процессов. Как было указано, ушная раковина легко подвергается травме, отморожению, ожогу, кожный покров наружного уха поражается тем или иным кожным заболеванием, а хрящевой остов и надхрящница вовлекаются в процесс самостоятельно или коллатерально. Патологическую своеобразность составляют здесь такие заболевания, как отгематома и перихондриты с последующим обезображиванием. Специфическая особенность строения ушной раковины - наличие одного хрящевого остова, прикрепленного к черепу лишь на сравнительно небольшом участке, легко допускает образование распространенной отгематомы (чему благоприятствуют своеобразные трофические условия и рыхлость соединения между кожей, перихондрием и хрящом), а также деформации раковины после перенесенного перихондрита.

Наружный слуховой проход, проводящий звук воздушным путем, может быть закупорен, вследствие чего соответственная функция его нарушается; этому благоприятствует сравнительная узость канала. Это обстоятельство, а равно извилистость прохода, способствуют также застреванию в нем инородных тел и скоплению серы. Кожа, выстилающая проход, имеет свои особенности, также играющие роль в патологии,- она тонка, мало способна к сопротивлению механическим влияниям (травме) и содержит серные железы. Первое обусловливает сравнительно частое заболевание наружными отитами (преимущественно фурункулезом), второе - при изменении химического состава серы или нарушении обмена веществ в организме (Вег-berich) создает возможность образования серных пробок. Малая толщина кожного слоя надкостницы или надхрящницы часто служит причиной коллатерального вовлечения в процесс подлежащих тканей.

Наличие Санториниевых щелей создает условия, благоприятные для проникновения инфекции из наружного уха в окружающие области и, наоборот - из последних (чаще от околоушной железы) к наружному слуховому проходу. Близость сустава нижней челюсти играет в патологии ту роль, что последний страдает при заболеваниях наружного слухового прохода, и наоборот - головка челюсти нередко травматизирует последний при ее смещении.

Пограничное положение барабанной перепонки часто втягивает ее в процессы, протекающие как в наружном слуховом проходе, так - в особенности - и в среднем ухе. Нахождение между двумя воздушными пространствами способствует нарушению целости ее при травмах, а сравнительно небольшая прочность делает ее местом прорыва гноя из среднего уха в наружное.

Совершенно своеобразное строение барабанной полости, являющейся почти замкнутым пространством, создает ряд неблагоприятных условий при ее воспалении; даже сравнительно небольшое припухание слизистой и скопление секрета вызывает в ней расстройство кровообращения, уменьшая в ряде случаев шансы на благоприятное течение патологического процесса.

Недостаточное снабжение камеры барабанной полости воздухом ведет к значительному превышению наружного атмосферного давления над имеющимся в полости, что, с одной стороны, ведет к расстройству кровообращения, а с другой - способствует развитию патологических соединений между отдельными элементами слухового аппарата. Слизистая, покрывающая части, заложенные в барабанной полости, нередко гиперплазируется, что также играет значительную роль при некоторых заболеваниях среднего уха (otitis media adhaesiva); наличие узких щелевидных пространств между отдельными анатомическими элементами (слуховые косточки, мускулы, связки, складки слизистой) способствует появлению слипчивых процессов, а образовавшаяся многокамерность предрасполагает к развитию ограниченного кариеса (напр., в эпитимпанальном пространстве) при гнойном отите.

Евстахиева труба с ее своеобразным строением часто ведет к нарушению свойственной ей функции вследствие того, что канал трубы очень узок: при незначительном припухании выстилающей его слизистой просвет закрывается, а деятельность мерцательного эпителия нарушается. Соседство трубы с носоглоткой обусловливает частое поражение ее при заболеваниях последней. Роль ее в передаче инфекции среднему уху уже неоднократно отмечалась.

Своеобразная анатомия придатка барабанной полости - сосцевидного отростка - создает условия, благоприятные для распространения на него имеющегося в среднем ухе патологического процесса; индивидуальное различие в структуре, наличие незаращений тех или иных щелей - остатков эмбрионального развития - создают определенные предпосылки к тому или иному течению заболевания придатка.

Что касается внутреннего уха, то патология его, ввиду своеобразности анатомической структуры и топографического положения, совершенно отлична от патологии среднего и наружного уха. То обстоятельство, что внутреннее ухо заключено в лишенной эластичности костной капсуле, создает иногда неблагоприятные условия для выравнивания лабиринтного давления. Наличие ряда нервных окончаний кохлеарного и вестибулярного нервов с их нежной структурой, чрезвычайно чувствительной к различного рода моментам - колебаниям лабиринтного давления, к изменению физических и химических свойств, к проникновению инфекции, эндо- и экзотоксинов, к вазомоторным явлениям и т.д.,- обусловливает специфичность течения некоторых патологических процессов. В отношении большинства заболеваний внутреннего уха отмечено, что акустическая часть, филогенетически более молодая, чувствительнее к различным патологическим факторам, чем вестибулярная. Wittmaack объясняет это анатомо-топографическими особенностями: ganglion spirale и окончания rami cochlearis заложены в толще кости, где плохо развивается коллатеральное кровообращение и менее благоприятно протекают регенеративные процессы.

Фактором, играющим отрицательную роль в патологии внутреннего уха, является в некоторых случаях соседство его с двумя отделами - средним ухом и полостью черепа, что нередко создает условия, благоприятные для заболевания лабиринта (тимпаногенные и менингогенные лабиринтиты). Повышение внутричерепного давления передается обычно лабиринту, а процессы в среднем ухе, ведущие к нарушению функции овального и круглого окон, также неблагоприятно отражаются на нем. С другой стороны, нередко наблюдается и заболевание мозговых оболочек и мозга, имеющее причиной первичное заболевание лабиринта (гнойный лабиринтит). Неблагоприятно отражается на внутреннем ухе почти полная замкнутость полости лабиринта; естественное дренирование ее при наличии гнойного процесса почти не удается.

Непосредственный контакт между двумя гранями пирамиды височной кости и мозговой оболочкой (средней и задней черепной ямок), соседство костной ткани ее с sinus sigmoideus, bulbus venae jugularis, arteria carotis, наличие анастомозов между сосудами черепной коробки и отделами, включенными в полость черепа, близость n. facialis, n. abducentis и т.д. также играют роль в ото - патологии: они обусловливают возможность перехода процесса на эти отделы как per continuitatem, так и по преформированным путям (Korner und Grunberg, Zange, Левин), со всеми проистекающими из этого последствиями.

Наравне с этими отрицательными анатомическими и топографическими особенностями строения определенных о дело в имеют место многочисленные положительные особенности, описанные в анатомии и физиологии (см. соотв. главы). Благодаря наличию их, отношение общего количества заболеваний к числу случаев с резким поражением слуховой функции или с летальным исходом, все же, не так велико. По средним статистикам, относящимся к различным странам, число лиц, у которых глухота повела к глухонемоте, равно приблизительно 8-10 на 10,000 (см. гл. "Глухонемота" во второй части).

Из числа ушных заболеваний наиболее опасными для жизни являются гнойные: большее число смертных случаев дают внутричерепные осложнения и септико-пиэмия. По статистикам Burkner'a (33017 больных), и Randall'я (5000 больных) в среднем на тысячу разнообразных ушных больных приходится три летальных исхода, т.е. смертность равна 0,3%. Schwartze дает цифру - 30 смертей на 8425 больных, то есть 0,35%. Другие авторы (Schlittler - 83000 больных) указывают вдвое меньшую цифру - 0,15%.

Русские авторы дореволюционного времени дают значительно более высокие цифры: Гейман (1895 г.) - 1,8%, Саханский (1903 г.) - 0,5%, Веселовзоров (1904 г.) - 0,97%.

Помимо несовершенства ото-хирургической техники в прежние годы, в большой смертности от заболеваний уха играло роль и то обстоятельство, что диагностика внутричерепных и лабиринтных осложнений не была еще достаточно разработана. В начале текущего столетия Н. Ф. Попов, заинтересовавшись статистикой отогенных осложнений, выбрал за много лет из сохранившихся протокольных книг вскрытий, произведенных в больших московских больницах, все случаи этих осложнений. Оказалось, что из 1000 случаев только в 2% клинический диагноз отогенной пиэмии и септико-пиэмии совпал с анатомическим. В остальных были поставлены следующие клинические диагнозы: typhus abdominalis, recurrens, status febrilis, pneumonia crup., malaria, rheumatismus, endocarditis и т.д.

По статистике Работнова, основанной на данных различных русских авторов, на материалах больниц и на отчетах научных обществ, относящихся ко времени до 1907 года, смертность от различных внутричерепных осложнений исчисляется в 65% (выздоровление 30%, неизвестный исход 5%).

Собственная клиническая статистика Трофимова (Киев) более позднего времени (1909 г.) дает цифру, значительно меньшую (18,8%).

Приблизительно такие же данные указывает позднейшая (1928 г.) статистика клиники проф. Левина (20,4%).

Данные военно-лечебных организаций, имеющих дело со специфически подобранными кадрами (в отношении здоровья, возраста и т.д.), имеют, несомненно, свои особенности, которые не могут не указывать влияния на статистику. По отчетам Военно-медицинского управления за десять лет (1900-1910 гг.) смертность от ушных заболеваний была равна 0,7% (Д. Филиппов); тот же процент указан Абловым для Иркутского военного округа за пять лет (1906- 1910 гг.). По данным ото - ларингологического отделения Московского коммунистического военного госпиталя, смертность от заболеваний уха, при учете специального амбулаторного и стационарного материала этого отделения (Куликовский), дала 0,6%.

При исчислении отношения частоты летальных исходов к количеству госпитализированных ушных больных, т.е. обычно больных с более тяжелым течением ушных заболеваний, смертность в ото -ларингологических отделениях военных госпиталей дает следующие цифры: по Шевелеву (клиника Военно-Медицинской Академии за 1910-11 гг.) - 3%, по Жукову (отделение С. N. Б. Николаевского военного госпиталя за 1911 г.) - 2,4%; по материалу Куликовского, относящемуся к нашему времени (1925-26гг.) она снижается до 1,5%.

Вообще же, количество летальных исходов в связи с ушными заболеваниями по отношению к числу смертей от других болезней определялось прежними авторами, как 1: 158 (Pitt - 9000 секций - 1869 - 1888 гг.) и 1:173 (Gruber - 40 073 секции - 1873-1894 гг.).

По данным дальнейших статистик количество летальных исходов в связи с отогенными осложнениями уменьшается до 1:303 (Poulsen - 14580 секций - 1870-1895 гг.) и 1:319 (Kanasugi - 13400 секций по данным 1908 года).

Количество ушных заболеваний в дореволюционной России, вследствие исключительно тяжелых социально-бытовых и профессиональных условий, санитарной невежественности и общей некультурности основной эксплоатируемой массы населения, было чрезвычайно велико. В частности, царская Россия была классической страной глухонемоты, конкурировавшей лишь с теми областями Европы, где большое число случаев объяснялось исключительно неблагоприятными географическими и климатическими условиями (Альпы, Пиренеи).

За время революции, параллельно разработке специальных диагностических и лечебных методов, расширялась и продолжает увеличиваться лечебная сеть (доклады Левина, Цыпкина, Скрыпта на всесоюзных съездах ото-ларингологов); в настоящее время в Советском Союзе широко ведется санитарная пропаганда, изучается роль профессиональных и социально - бытовых условий, ведется борьба с соответственными этиологическими моментами. Положенное в основу советской медицины профилактическое направление ставит на прочную базу не только лечение ушных процессов, но и предупреждение их, что ведет к значительному сокращению заболеваемости.


1 Проценты вычислены в данном случае, как и в дальнейшем, из общего числа данной группы ушных больных.

1 2

[к оглавлению]